Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 5 из 11

в светлые волосы, разворачивая его спиной к чернокожему демону. Могучая рука перекинула его через спинку кровати и Клаус почувствовал, как сильные пальцы раздвигают его ягодицы.

— Нееет!!! — взвизгнул юный нацист, поняв что ему грозит, — пожалуйста не надооо!!!

Не обращая внимания на эти крики, негр вдавил в конвульсивно сжавшийся анус головку огромного члена. Сфинктер уже покрывала зеленая смазка, которой смазывала сегодня задницу Клауса коварная Гретхен. И все равно немец чуть не сорвал голос от боли, когда черный член, преодолев сопротивление, ворвался в его задницу на всю длину. Со страха Клаусу показалось, что головка черного змея ворочается у него в животе, чуть ли не в пищеводе. Но когда первая боль прошла немец почувствовал необыкновенное облегчение — мучивший его всю ночь зуд исчезал без следа. Могучий черный хуй словно огромный поршень двигался в заднем проходе Клауса, мощно протираясь по измученным слизистым стенкам, даруя им покой и наслаждение. Одновременно черные пальцы негра ухватили Клауса за соски, перекатывая их между мягкими подушечками пальцев и тоже снимая зуд. Клаус уже не замечал, что сам подмахивает задом насилующему его черному не то зверю, не то богу. Оглушительное шипение слышалось у него над ухом и оно смешивалось с похотливыми стонами белого мальчика, силою Дамбаллы превращающегося в развратную белую шлюху.

Скрипнула входная дверь и немец испуганно вскинул глаза, чуть не умерев от страха при мысли, что его поймали. Однако вспышка молнии озарила не кого-то из нацистского начальства — в дверях стояла прекрасная обнаженная мулатка,. Широко расставив ноги она лениво похлопывала себя по промежности.

— Я не помешала тебе, белый мальчик, — промурлыкала Мари, подходя ближе, — вижу ты сильно занят, но все же может ты найдешь мне время? Мне и двадцати отважным черным воинам, что желали выразить почтение расе господ. рассказы эротика Белое молочко — для белого господина, — она подошла совсем близко и Клаус увидел, как меж ее половых губ медленно сочится густая белая жидкость. Он не успел ничего сказать, когда мулатка ухватила его за волосы и вдавила его голову себе между ног, зажав ее крепкими бедрами. Клаус невольно раскрыл рот и поток спермы, смешанной с женскими выделениями Мари, полился в него. Клаус жадно лизал черную пизду, изнемогая от возбуждения, когда он почувствовал, как его собственный маленький член напрягся и запульсировал, выбрасывая на пол струйку спермы. Над ухом послышался раскатистый шипящий смех и черные тиски разжались. Клаус ощутил странную пустоту, когда огромный черный змей покинул его тело, а мулатка, разжав бедра, со смехом отпрянула в сторону. Двое чернокожих подошли к следующей кровати, на которой корчился, изнемогая от зуда, Фриц. На этот раз черный великан не стал перебрасывать его через кровать — он сам лег на нее, ухватив Фрица за талию и с размаха усадив его на своего монстра, в то время как мулатка встав на кровати, широко расставила ноги, приближая к лицу Фрица сочащуюся спермой пизду.

По всей комнате слышались похотливые стоны белых парней, шипящий смех черного великана и глумливые слова-заклинания ведьмы вуду. Одного за другим Сэм и Мари обращали немцев в свою Черную Веру, а те, с кем это уже произошло лежали на смятых простынях, прислушиваясь к изменениям, что происходили с их белыми телами.

Через несколько дверей от комнаты мальчиков Хельга Штайнер лежала на спине, уставившись в потолок. Ей тоже не спалось — с вечера ее тело охватило неясное томление, сладостными волнами прокатывающееся от кончиков набухших сосков и отдаваясь сладострастным зудом в лоне. Немке казалось, что меж бедер у нее полыхает пожар: она то и дело сжимала стройные ножки стремясь его утихомирить, но вместо этого похоть разгоралась все сильнее. Трусики Хельги промокли насквозь, липкая влажная ткань прилипала к внутренней стороне бедер, что еще больше распаляло будущую нацистку. Осторожно оглядываясь на спящих подруг, она украдкой засунула руку между ног и невольно застонала не в силах сдерживаться.

— Хельга? — на соседней кровати поднялась голова Марты, — не спишь?

— Нет, — смущенно произнесла молоденькая немка, не успев убрать руку, — не могу заснуть.

— Я тоже, — призналась Марта, — не пойму что со мной.

— Может гроза, — Хельга невольно съежилась, заслышав очередной раскат грома за окном, — или это лекарство так действует.

— Не знаю, — прошептала Марта, — но если это болезнь, то какая-то странная...

— Что, девчонки, не спится? — вмешалась в разговор Гертруда, атлетично сложенная зеленоглазая блондинка, — и мне вот тоже. Странное что-то с телом происходит.

— Так, подъем! Вставайте бесстыдницы, ночной обход!

Вспыхнул свет и заспанные, взъерошенные девушки невольно щурились, закрывая лицо руками. Когда их глаза привыкли, они увидели вошедших в комнату Сигрун и Гретхен.

— Что вы здесь делаете, фрау? — смущенно спросила Гертруда.

— Ночной обход, — уверенно повторила Сигрун, — нам надо проверить, как вы себя чувствуете после приема лекарства.

— Прямо сейчас? — удивленно спросила Хельга.

— Да, прямо сейчас фройляйн! — строго сказала Гретхен, — а ну, поднимайтесь!

Привычка к послушанию сделала свое дело и смущенные, растрепанные девушки начали вставать с кровати.

— А вот это лишнее, — скомандовала Гретхен, завидев как девушки натягивают на себя одежду, — осмотр проводится полностью голыми. Так что скидывайте с себя все и становитесь у стены, спиной ко мне.

— Совсем голыми? — с ужасом переспросила Марта.

— Именно так, — кивнула Сигрун, — если хотите выздороветь. У нас приказ, как вы знаете, как можно скорее поставить вас на ноги.

— Давайте как на зарядке, — командовала Гретхен, — ноги на ширине плеч, наклон-подъем, теперь снова наклон, руками коснулись пола! Отлично пока так и стойте.

Обескураженные, не до конца проснувшиеся девушки невольно повиновались, застыв у стены, расставив ноги и касаясь пола кончиками пальцев. Гретхен и Сигрун открылся великолепный вид на стройные белые ножки, округлые ягодицы и розовые щелки в окружении золотистых и русых волос. Девушки нетерпеливо переступали с ноги на ногу — зуд между ног становился все сильнее.

— Таак, что тут у нас, — Гретхен подошла к Хельге и присела рядом, погладив по бедру, — да у тебя прямо водопад между ног, — в доказательство она провела пальцем по половым губам девушки. Та вздрогнула, непроизвольно спустив струйку по внутренней стороне бедра.

— Ах ты негодная, — наигранно возмутилась медсестра, — и это арийская девушка, будущая мать немецких детей! Куда это годится?

— Гертруда, ну что это такое, — распекала сгоравшую от стыда девушку, Сигрун, — ты же девственница, будущая супруга офицера Рейха, а течешь как шлюха.

— Они тут все текут, — резко произнесла Гретхен, — бесстыдницы! Что будет, если я доложу об этом Шеферу — он наверняка заинтересуется таким медицинским казусом.

— Пожалуйста, фрау, — взмолилась Хельга, поворачиваясь, — не говорите ему.

— Лицом к стене, похотливая дрянь! — нахмурилась Гретхен, — ты хочешь, чтобы я оказалась в подвале рядом с тобой! А ведь так и будет, если я скрою сегодняшнее безобразие!

— Погоди, Гретхен, не торопись, — мягким голосом сказала Сигрун, — девчонки не виноваты, что оказались слабы на передок. Думаю мы можем обойтись без доклада Шеферу и уладить все самим — если девчонки будут нас слушаться. Вы же будете девушки?

Опасаясь поворачиваться к медсестрам, будущие нацистки как могли выразили свое согласие. Грязные слова, которыми их называли, беззастенчивое щупанье гениталий еще больше возбудили их — соски набухли и затвердели, между ног хлюпало от влаги и прозрачные капли смазки падали на пол, образуя небольшие лужицы.

— Ну, раз так, — кивнула Гретхен, — стойте все у стены! Сейчас начнется очищение.

За спинами девушек хлопнула дверь и в комнате ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх