You are it

Страница: 2 из 2

но он у меня всегда был, и определяла я всегда безошибочно. К чему отмечать какие-то привычки или стиль одежды, глаза говорят сами за себя, тот огонек, который есть в них, когда они смотрят на предмет желания. Ух, я была тем самым предметом ее желания.

Через полчаса мы уже были в моей общажной комнате — зашли посмотреть мой сборник фэнтези. Настя (так ее звали) оказалась такой же как я большой поклонницей этого жанра, а иначе чего бы ей идти со мной. Соседок на счастье не было, но не думаю, что даже их присутствие могло нас остановить, мы обе знали, чего хотим друг от друга.

Я взяла ее за талию и, прижав крепко к себе, сомкнула свои губы на ее губках в легком и почти невинном поцелуе. Я точно знала, что это первый ее лесбийский поцелуй. Она растерялась, не столько от того, что никогда не целовалась с девушкой, а от того, что все произошло так быстро, словно в дешевом порно фильме.

Я сказала ей: «не бойся». Большей глупости было трудно выдумать, но ничего другого мне в голову не пришло. Настя некоторое время колебалась, размышляла о происходящем, опустив взгляд в пол, но по ее вздымающейся в бешенном ритме дыхания груди было понятно, что желание моей новой знакомой ничуть не меньше моего. Она уже не могла принять другого решения. Крепкие объятия, в которых я по-прежнему удерживала подругу, боясь, что она в смятении от страха выскочит из комнаты, оказались совершенно напрасными. Девушка подняла глаза, и сама решительно поцеловала меня.

Мой первый поцелуй с женщиной не вызвал у меня шквала эмоций. Ну, поцелуй и поцелуй, прикольно, возбуждающе, хочется еще, но что тут такого. Моя тогдашняя совратительница сразу перешла к решительным действиям, а может я и сама через-чур увлеклась. Как бы то ни было первый поцелуй стал лишь одним из штришков в великолепной картине той ночи, одним из сотен прикосновений к сладкому запретному плоду. А может просто шампуска было слишком много выпито.

Мне не хотелось, чтобы первый поцелуй Насти прошел также незаметно. Я прижала ладошки к ее щекам и жадно впилась в ее рот. Мы как-то сразу почувствовали друг друга, сразу настроились друг на друга. Наши губы и язычки слились в танце соперничающих сучек, ни одна не хотела уступать другой инициативу. «Я и не боюсь», — прошептала плутовка с улыбкой на лице, на мгновенье оторвавшись от моих губ.

Девушка немного отстранилась от меня и, приподняв руки к верху, стянула через голову легкое платье, плавно заскользившее волной по ее стройному телу. Настя стояла передо мной в одних белых трусиках, такая манящая и такая доступная. Я вся запылала, словно это был мой первый раз, а не ее. Через не задернутые шторы нас было прекрасно видно из «тройки», которая таращилась на наш корпус сотнями своих любопытных окон, но, черт возьми, какое это имело значение. Даже сексом между двумя девушками было трудно удивить это царство порока и разврата, именуемое студенческим городком. В любом случае нам было не до уединенности — мы текли в неуёмном желании плотской услады.

Шалунья осмотрела стол, что стоял сбоку от нее и, заметив расположившуюся на нем мою кассетную Aiwa, нажала на кнопку play. Из динамика полилась всё та же Земфира. Ничего удивительного — она была всюду: в наушниках плеера, в орущей колонке, выставленной в окно дэки, на шипящей волне радиостанции, даже в жутком треше пародии Евгения Петросяна. Земфира заполнила собой все. Вас могла бесить ее музыка, но вы не могли ее не слушать, от нее не было никакого спасения. Но, твою мать, как так получилось, что именно в тот момент, когда я готова была наброситься на Настю зазвучал «Снег», я не могу понять до сих пор.

Чертовка прыгнула на не расстеленную кровать, выгибаясь словно потягивающаяся кошка, в нескромном движении великолепного юного тела демонстрируя все свои прелести. Это была постель моей соседки, но какая разница — мы не вымажем простыней.

Она перевернулась на спину и приподняла ноги вверх, призывно маня сорвать прикрывающий ее малышку белый треугольник уже изрядно намокших слипов. Особого приглашения мне было не нужно. Через мгновенье мои жаркие животные поцелуи уже покрывали длинные точенные ножки любовницы, гладкие, как будто только что побритые. Руки решительно освободили ее от последних остатков одежды, зашвырнув снятые трусики в дальний угол комнаты, словно флаг поверженного противника, в ознаменование моей победы.

Я еще раз посмотрела на ту красоту, что открывалась подо мной, на тонкую линию изгибов ее тела, на притягивающие полуоткрытые губки, на широко раскрытые зеленые глаза. Да, экземпляр достойный. Настя вся дрожала, но не от страха или стеснения — от желания, от похоти, от нетерпения отдаться мне, от зуда, что растекался по всему телу, проступая изменнически наружу пупырышками гусиной кожи.

Моя теплая ладошка пробежала по плоскому животу к вздернутым камушкам сосков, дразня трепещущую плоть. С уст подруги слетел жалобный стон и, выгибаясь всем телом, она схватила мои запястья, чтобы притянуть к себе. Я не сумела удержаться от неожиданного нападения и повалилась на нее, наши губы опять соединились в нескромном поцелуе.

Медленно опускаясь своим похотливым ртом, я потихоньку стала продвигаться на юг, по пути обследуя великолепное тело юной красавицы. Но не успела я достигнуть впадинки пупка, как Настя резким движением повалила меня на бок, и сама очутилась сверху. «Нет, нет, сначала я трахну тебя», — дерзко прошептала негодница. Она взяла мой указательный палец и плавно провела по нему своим скользким язычком, от чего я чуть не кончила. Дразнить она умела.

Мы вдвоем, как ошалелые, принялись стягивать с меня одежду и уже через минуту обе были совершенно наги, но ситуация получилась дурная. Мы почему-то начали гоготать, глядя друг на друга, не в силах сосредоточиться. Это был так глупо, этот безудержный приступ смеха. Впрочем, мне кажется, в тот момент я была по-настоящему счастлива, ощущая ее в своих объятиях. Я снова забралась на подругу и, не переставая хохотать, принялась целовать ее лицо: щеки, глаза, лоб, но только не губы, которые я никак не могла поймать.

Наконец, я совладала с собой и решительно взяла инициативу в свои руки, ну как в руки... Мой жадный рот в мгновенье ока опустился вниз к ее гладенькой малышке из которой уже обильно сочился девичий нектар. Ладошки скользнули под упругие полушария ягодиц, и я, расположившись у нее между ног, принялась с упоением засасывать сладкую влагу, активно помогая язычком, скользившим по расщелинке женской плоти, временами засовывая его так глубоко внутрь, как только могла. Ей это понравилось. Настя металась как безумная, не в силах вырваться из моих объятий, не способная прекратить эту нежную пытку наслаждением, она хрипела как раненый зверь.

Мне кажется, я всегда была очень умелой любовницей, просто потому что чувствовала своих сучек, потому что умела дернуть за нужную струнку и потом терпеливо наращивать давление на пульсирующую удовольствием точку, пока в воздухе не зарождалась мелодия божественного оргазма, сплетенная из ее томных стонов и моих громких поцелуев. С невинной первокурсницей все было еще острее и еще чувствительней.

Обрабатывая набухший клитор подруги языком, я плавно ввела два пальчика в ее тугую киску и принялась ритмично долбить жаркую пещерку, высекая одну искру наслаждения за другой. Она, конечно, не была девственницей, но такой плотный обхват створок немного удивил меня. Впрочем, это тугое прикосновение, эта сочившаяся по пальцам женская влага, этот густой запах ее выделений — все еще больше раззадоривало меня, так что я трахала и трахала ее, постоянно убыстряя свои нескромные движения.

Настя взорвалась уже через минут десять — она больно вцепилась ногтями в мои руки и закричала на весь корпус, выплескивая свое блаженство. Должно быть, я и сама кончила вместе с любовницей, охваченная безумным экстазом происходящего. Не без извращенного удовольствия облизывая свои пальчики, испачканные соком подруги, я погрузилась в сладкую негу, а в голове все звучал мой собственный голос: «я люблю тебя». Но это было только начало. Я не могла так быстро насытиться своей Настей.

— You"re it, — засмеялась я, поглаживая ее бедра.

— Что? — посмотрела она на меня, приподнявшись на локте

— Ничего, — по-прежнему улыбаясь прошептала я, — так американцы говорят, тебе водить. Это я готовлюсь по work & travel следующим летом ехать.

— Понятно, — улыбнулась она мне в ответ, — . значит мой ход?!

...

Я очнулась от своих фантазий только, когда поняла, что это уже моя остановка. Едва успев выскочить в закрывающуюся дверь, я обернулась, чтобы посмотреть на нее. Она, залитая золотыми лучами сентябрьского солнца, все также на сидении у окошка читала свою книжку, удаляясь все дальше и дальше от меня, под стук колес проклятого трамвая.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

13 комментариев
  • Katty
    22 августа 2015 0:50

    Чтобы гепс добил человека, надо не трахаться а бухать и торчать без просвета. у или иметь очень хреновую наследственность... так что не надо бреда писать

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Николай Савиных
    22 августа 2015 1:04

    А кто вам сказал, что автор (ша) не бухал (а) и вообще знал (а) заранее о своем диагнозе. Дело не в безопасном сексе. Про гепс не пишите не будучи им больны. Никто не говорит, что она получила свою болезнь через случайные связи. Вообще это не важно для рассказа от чего она умерла, хоть он и основан на реальных событиях, вопрос то о чем она написала в последний момент.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Дмитрий (гость)
    22 августа 2015 22:31

    Не то, чтобы я ставил под сомнение указанное в первых абзацах, но мне видится крайне странным действием, писать подобное перед смертью. Это что у человека в голове должно быть... ?

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Николай Савиных
    24 августа 2015 0:15

    Не то, чтобы и я ставил под сомнение, что люди пишут перед смертью, каждый. наверное, что-то свое. Но вот просто представьте: вы никогда никого не любили, ни к кому не были привязаны, прожгли свою жизнь в кутеже, вся ваша история — это набор перепихонов, чтобы вы написали о любви? Про другие вещи, семью, родных и пр. мы не берем, потому что эта запись именно об отношениях этого человека.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Дмитрий (гость)
    24 августа 2015 13:27

    Если все, что пришло в голову писать перед смертью — «перепихоны», как вы выразились, то это крайне прискорбно и такого человека ничуть не жаль. Искренне надеюсь, что начало рассказа — тоже вымысел. Не хочу верить в то, что девушка не нашла ничего лучше... Например, написать матери или кому-то из родных...

    Если же все правда, то... Не мне судить, наверное.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Николай Савиных
    30 августа 2015 22:55

    Еще раз, это не предсмертная записка, она не писалась за пять минут до смерти, почитайте что-нибудь про эту болезнь. Для тех кто не знает, объясняю на пальцах: вам ставят диагноз, когда у вас вообще ничего и нигде не болит, вы лечитесь год и потом вам говорят, что ни фига лечение не помогло. У вас куча времени, когда вы знаете, что умрете 100%, но еще в состоянии думать не только о своей болезни, и вы пишите о своей жизни, о своих взаимоотношениях, о своих мыслях. Автор рассказа именно об этом и написала, причем здесь ее взаимоотношения с родными.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Ирен (гость)
    24 августа 2015 0:00

    Скучно. Не захватывает. Начало портит всё прочтение.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Николай Савиных
    24 августа 2015 0:18

    Именно, благодаря таким комментариям, могу смело сказать, что начало рассказа получилось, как я хотел, подкачало как раз окончание, оно, правда, скучное.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Дмитрий (гость)
    24 августа 2015 13:21

    Вы хотели или, все же, авторша, указанная в начале рассказа? Я уже запутался...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    гость (гость)
    28 августа 2015 14:44

    Николай, объясните по русски, нормально — вы автор рассказа, или вы просто его публикатор? Чтобы яснее было, кого ругать, и на чей счет относить косяки?

    и из чего вы заключили, что именно начало вам (или кто там автор) удалось? Если что-то ругают, значит это удачно? Странная какая-то логика. Или это из оперы про «его\её много критиковали, но зато не было равнодушных»?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Николай Савиных
    30 августа 2015 23:04

    Рассказ, естественно, основан на очень и очень реальных событиях, хотя и изменен, как все мои творения. Но! Помнится к одному из своих сочинений я писал, что над ним надо думать и если у вас нет такого желания просто не читайте его. Вот и здесь также. Скучно — не читайте, вы не созрели для этого рассказа, ставьте 0, в конкурсах я не участвую, пишу не ради одобрений, на ваши оценки мне все равно, просто хотел поделиться своими мыслями. Я знаю, что современное порно привыкло к быстрому и бездумному сношению, поэтому мои рассказы скучные, они для тех кто реально занимался сексом, а не просто сношался в подворотне, кто различает оттенки и полутона.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Дыма (гость)
    19 октября 2015 23:02

    А мне всё понравилось. Очень грустно, зацепило.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Николай Савиных
    23 октября 2015 23:09

    Спасибо большое, очень приятные слова.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх