Вещи, которые просто скрыть

Страница: 2 из 2

это так возбуждает.

Стояла оглушающая тишина, когда мама снимала трусики. Дверь она предусмотрительно закрыла на защёлку — такая роскошь в больницах доступна не всегда (и на то есть причины). Мой член в полувставшем состоянии почти достаёт до пупка. Мама пошутила, что он растёт у меня в качестве компенсации. Минут десять мы шептались. Очень необычно видеть её без одежды. Потом она осторожно забиралась на кровать и перекинула через меня ногу. Колени казались надёжной опорой. Матрас чуть промялся.

— Тебе не тяжело?

— Нет... нормально.

Кудрявые пушистые волоски у неё в промежности. «Не бойся... — слышу я, чувствуя головкой соприкосновение с ними. — Вот так...»

Член исчезает елё-еле, буквально по миллиметру, пока наконец не пропадает наполовину. Слишком жёсткий, он стремится застыть под острым углом, приходится крепко держать его, чтобы направить в нужном направлении. Потом остаётся всего треть.

— Аах...

Затем мир обретает своим фокусом мамины бёдра, её задницу, всё словно ползёт вверх, сообразуясь с её движениями. Меня окатывает чем-то непривычным, что я не сразу воспринимаю должным образом. Медленно, чтобы не потревожить мои ноги. Ощущение фантастическое. Ни одна полоска ткани не скрывает мамину наготу. Кожа на груди и плечах загорело-веснушчатая, полный живот, напротив, отдаёт молочной белизной, на нём с разоблачающей ясностью обозначилась пара пухлых валиков. Груди свисают по бокам, похожие на переполненные молоком мешки. В детстве мне так и казалось: у взрослых женщин там молоко. Мысль хоть и наивная, по-своему логичная: в обвисших титьках есть что-то безобразно коровье. Хотя я бы не назвал маму толстой. Несоответствие эталону, некоторая нескладность фигуры лишь положительно подчёркивает аппетитность форм, зрелое совершенство бесстыдно обнажённых прелестей.

Член входил легко и свободно, буквально скользил внутри влажной, хорошо смазанной пещерки. Если бы я был более опытен, то не обкончался бы через пару минут. В любой другой ситуации мама не пошла бы посреди ночи за тазиком с водой, а просто вытерла меня салфетками. Никто в больнице не знал, чем мы занимались. А если б узнал или даже увидел собственными, то непременно стал бы отрицать.

Страшно, что такие вещи бывают фатальнее всего. Запрет на секс между родителями и детьми — один из тех, контроль за которым вписан внутрь нас самих и следить за его соблюдением больше некому. Мы его преступили, и это было безвозвратно.

Мне, признаюсь, немножко стыдно. Я пропустил время первой серьёзной любви. Романтики в моей жизни было по минимуму. Врачи говорили терпеть. Это жёстко, но, в конце концов, по-мужски. Мама тоже так считает. Я чувствую себя именно мужчиной, а вовсе не маменькиным сынком, когда женщина в возрасте обессиленно обмякает на моём члене, постанывая от удовольствия. Плечи, коленки, ягодицы, бока — я касаюсь её везде. В какой-то момент она забывается, позволяет коленям расслабиться, член входит до основания... Парочка таких неосторожных движений, и она замирает в с трудом сдерживаемой дрожи. Нет сил стоять на коленках, и она, нависнув надо мной, переносит вес на локти. Оказывается, это наилучшая позиция, чтобы не давить мне на основания бёдер. Поза наездницы приобрела слегка модифицированный вид.

Когда я был чуть моложе, представлял свой первый раз с ровесницей. С одной стороны, жизнь превзошла все возможные ожидания: не каждому подростку перепадает спать со взрослой женщиной. С другой, эта женщина оказалась моей же мамой. Не исключено, что это очередная экзистенциальная жестокость по отношению к несмышлённому юноше, с таким восторгом принявшем первые недетские ласки. С третьей (неожиданной) стороны: не грех ли жаловаться на первый секс, пребывая в больничной койке? Тем более предъявляя пертензии к близким людям? В самом деле, воспринимать маму иначе как маму я не перестал. Это накладывало на наш секс неизгладимый отпечаток порока. Все знают, что запретный плод сладок, но мало кому перепадает хотя бы лизнуть его — даже на это нужно ещё осмелиться, особенно если речь идёт об отношениях родителей и детей, в которых любая мелочь значительна.

И вот, когда наши лица оказались напротив друг друга, стало ясно, что все эти драгоценные мелочи секс нещадно стирает. Мама застыла, буквально созерцая их бурное горение. Они горели, но не сгорали. Все до единой были видны как на ладони: разница в возрасте и телосложении, воспоминания, закрепляющие за нами наши роли в семье, — это бурлило внутри нас, требуя немедленной явленности и должного урегулирования. Это бурление непонятным образом коррелировалось с сексуальным возбуждением. Его термометр зашкаливал. Невидимый цензор крутил у виска. Его болезненный вид говорил о многом. Слабым голоском он просил меня не распускать руки. Но я не слышал ничего, кроме прерывистого дыхания, и он беспомощно отвёл глаза. Как раз вовремя, потому что плотина, воздвигнутая возбуждением, не могла стоять долго. Поток «нежностей» не ослабевал. Её прорвало...

Если это жестокая шутка и злое издевательство над судьбами людей, если вдруг группа злодеев подстроила всё таким образом, чтобы посмеяться над чьим-то тяжким грехом, глумливо комментируя нашу близость, то я... Эм... я рад возможности их таким образом развлечь. Хотя это, конечно, глупая мысль.

...

О боли я теперь вспоминал нечасто. Новый опыт надолго вышиб все негативные впечатления. Впервые за долгое время появился отличный аппетит, и это будто говорило о благотворности тех крайне сомнительных вещей, которые мы с некоторых пор — и этому можно ужаснуться — делали каждую ночь. Удивительно, насколько легко скука навевает на людей порочное настроение, вернее делает их очень поддатливыми, слабо, или неохотно, сопротивляющимися.

Уже не было тех причин, которые некогда побудили маму переспать со мной. После операции прошло порядочно времени, на обходе врач нахваливал результаты анализов, разрешая постепенно вставать с костылями. Дело шло к выздоровлению. Последняя из операций намечалась через три месяца, до тех пор мы с мамой возвращались домой. И всё же тот запрет, который мы переступили, оказался безвозвратно искарёженным, чтобы можно было поставить всё на свои места. Мысль, ранее казавшаяся отталкивающей, даже мерзкой, теперь была необъяснимо заманчивой.

Трудно представить, что у «таких» отношений может быть будущее. Его вроде бы и не было. Мы словно пребывали вне времени. Во всяком случае, говорить о нём не было необходимости. Это могло продолжаться сколько угодно или столько, сколько хотелось. Ведь конце концов во временной перспективе наша любовь и не подразумевала под собой что-либо большее, чем просто безобразный и, прямо скажем, некрасивый секс, когда молодой человек блудит с родной мамочкой. Дома мы не всегда могли делать это свободно: у папы не было привычки проводить свободное время непонятно где. Кроме того — сестра, о которой я прежде не упоминал, была достаточно взрослой, чтобы заметить что-нибудь странное. Нас всегда спасало, что разоблачающее нас подозрение выходило за все привычные рамки, потому было недосягаемо для повседневного мышления. Наша связь была вне кругозора большинства людей, исчезая далеко-далеко за горизонтом и даже не виднеясь.

Есть вещи, скрыть которые очень просто. Тогда, в больнице между нами случилось нечто закрытое от третьих лиц и от кого бы то ни было вообще. И до сих пор никто так и не узнал, до сколь постыдной откровенности зашли тогда наши отношения. Пусть прошло уже несколько лет, меня эти воспоминания по-прежнему не отпускают. А реальность всегда с треском проигрывает их непередаваемой и, увы, невозобновимой яркости...

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

5 комментариев
  • Anonymous
    Брюнет (гость)
    25 августа 2015 21:09

    Необычное и захватывающее описание. Явно есть свой какой-то стиль и неглупо вроде написано. Но почему-то то что ты пишешь не воспринимается как полноценные рассказы. Складывается ощущение что где-то есть настоящий рассказ а то что ты пишешь — размышления на тему и аналитика. Не хватает описания конкретных событий, диалогов. Не даешь читателю увидеть события воочию, вместо них даешь обрывки воспоминаний.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    leog (гость)
    28 августа 2015 14:47

    A может в этой недосказанности вся прелесть рассказа. Мне понравилось.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Nik (гость)
    25 августа 2015 22:27

    Соглашусь с данным комментарием. Слог действительно выдержан на хорошем уровне!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Wulf
    21 сентября 2015 17:35

    Отличный рассказ, проникновенный и красивый. И крайне возбуждающий!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Бывалый (гость)
    13 октября 2015 6:23

    Ну конечно! Рассказ так возбуждает, что пока читаешь, все суставы ломит, так и хочется заболеть. Да вы все с дуба рухнули.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх