Ритуальная принадлежность. Часть 1

Страница: 2 из 2

Артур опять невольно засмотрелся на Светин зад.

Что это за муки,

Что это за ад,

Рядом со мною крутится,

Шикарный Светин зад.

Этим обстоятельствам, я безумно рад.

Сейчас я поцелую, это в юбке клад.

— Не схожу ли я с ума, — пробормотал Артур

— Что? Не поняла? — спросила Света

Артур промолчал и когда в очередной раз Света оказалась возле Артура, он осторожно поцеловал ее в попу. Вернее ткнул носом и губами в манящую мякоть, обтянутую юбкой.

Света подумала, что неосторожно задела Артура или сделала вид и извинилась.

Артур покраснел, растерялся и продолжал сидеть на корточках. Хуй добросовестно воспрял, что встать было уже его предательством.

— Ну что у тебя готово, Артур?

Да, — ответил Артур и поднялся.

Теперь Света с растерянностью и любопытством смотрела на его вздыбившиеся в области паха брюки.

— Извини, — сказал Артур, разливая вино по пластиковым стаканчикам.

На могилке тихо,

Веночки и цветы,

А в бОксерах-то тесно,

Пенис на дыбы.

Хочу сестру подруги, Свету отодрать

Кладбище для любящих — обитель, благодать.

Пел про себя Артур. Они не чокаясь выпили. Молча постояли. Снова выпили. Немножко захмелели.

— Мне пора Артур. Держись. Лика была разным, но в целом хорошим человечком. Пока, — сказала Света и поцеловала Артура в щеку.

— Постой, не оставляй меня, — пробормотал Артур.

А про себя.

Пожалей негодника, угости пиздой,

Стану после вылиза для тебя родной,

Может ты захочешь, член мой пососать,

Милая, хорошая, сука, падла, блядь.

Интеллигентный, недурно воспитанный Артур вслух не матерился, но в периоды возбуждения, на него нападал поэтическо-матерный понос. Он считал это пагубной привычкой, как курение, грызение ногтей, стыдился и пытался избавиться. Но победить не смог. Иногда получались забавные стишки, красивые, смешные, но чаще все же, гневный бред.

В отношениях с женщиной, он относился к натуре угодника, тряпки. Лизание вагины, чистка ануса, было его прирожденным амплуа. Он бы с удовольствием принимал бы и мочу в рот, лишь бы быть полезным женщине.

— Думай обо мне, что хочешь. Признаюсь, я мечтаю о тебе, хочу тебя, — снова выдавил Артур.

Света глядела на него как на сумашедшего.

Не смотри на меня сурово,

Я прокладка в твоих трусах,

Но желание вогнать в тебя ствол свой,

Зародилось на небесах.

Я женюсь на тебе и точка,

И подмышки твои буду лизать,

И родится с тобой у нас дочка,

Можем Ликой ее назвать...

Выдал про себя Артур, улыбаясь Свете во весь рот.

— Артур. Артурик, мне конечно все это очень приятно и льстит. Но мне кажется, ты не отошел от потери Лики и душа у тебя далеко не на месте. Хочешь, сходим к психологу или нет. Лучше в церковь. А? Я помогу тебе, как другу, как родственнику.

— Прости Свет. Мне стыдно, я знал, твою реакцию. Вот балбес. И вечер на даче вспомнился, сам собой. Извини. Я приеду к тебе в гости. Можно?

Пожалела свою ссаную писю,

И от секса разбитый зад,

Вогнала мою душу, ты в бездну,

Окунула с головой меня в ад.

Не унимался стихотворный «гений» Артура.

— Да, славный был уик-энд. Не надо было тогда теряться, живчик.

Выпитое вино сделало свое дело и Света легко и властно потрогала через брюки пенис Артура.

Он замер, покраснел. Все же он боялся смелых женщин. Света глядела ему в глаза и мяла хуй.

Я повесил свою голову, словно вялый хуй,

Предо мной красотка строгая,

У нее не забалуй,

Ловко мнет мой пенис вяленький, благодать,

Скоро он капульку спермочки может дать.

Инициатива Светы понравилась Артуру и не миновать было чему-то этакому, но в их сторону медленно увеличивающейся черной скалой, приближался священник. Свету увидела его первой, Артур стоял спиной, и напоследок крепко сжав хуй, отстранилась со словами: «Живи пока птенчик. Тренируй язычок».

Света явно пьяна, подумал Артур.

Поравнявшись, батюшка грозно взглянул на странную парочку, перекрестил их. Перекрестил могилу и двинулся дальше.

Света как то сразу попротрезвела, ей явно было стыдно. Не по себе было и Артуру.

— Вот мой номер телефона. Захочешь, позвонишь, — подала Свет Артуру листок с номером и быстро пошла.

Оставшись один, Артур погрустнел. Присел напротив могильного фото Лика на корточки и заплакал.

Ушла ты,

И унесла с собой любовь и лад (пизду и зад),

Вернись желанная, приди назад,

Твоим губам и голосу (впихнуть свой хуй в твой рот) безумно буду рад,

Хочу вдохнуть волос твоих, я свежий (унюхать ануса твой пряный) аромат.

Хочу любить (ебать тебя), а был я словно брат.

Вновь Артура настиг так называемый поэтический припадок.

Домой Артур добирался без приключений, мрачный. Он не вспоминал о Лике, Свете, кладбище, могиле, лишь мимо проходивший батюшка, периодически всплывал в его памяти.

Он был полон идей, на следующий день идти искать памятник на могилу Лики. Эскиз будущего монумента в его голове уже созрел.

Дома Артур выпил рюмочку коньяка и лег спать.

Снился ему наисквернейший сон о том, как вышеупомянутого батюшку орально ублажали Лика и Света, но был он якобы не батюшкой, а крестоносцем, таким рыцарем-завоевателем, его одежды, шлем лежали рядом, конь неподалеку щипал травку. Батюшка был седовлас, и на удивление мускулист, ствол у него был огромный и голые Лика со Светой поочередно им давились. А потом толкались между собой, за право кто будет продолжать сосать. Артур же стоял на коленях, связанный и на все это со слезами взирал. А крестоносец-рыцарь-батюшка, подмигивал ему, как бы приглашая к себе. Мол, присоединяйся, сосни. А Артур мотанием головы и мимикой лица показывал, не могу руки связаны, а рыцарь показывал, а рот — то не связан. Кое как Артур освободился от пут, посмотрел по сторонам, а никого уж нет и он на могиле Лики. Ты умерла, ты мне не изменила, спасибо, бормотал он... А уходящий в черном, на собственных ногах священник, громко сказал: «Ты не исполнил своего призвания. Я вернусь за тобой».

Артур открыл глаза... На душе было погано и тревожно, в комнате душно. Три ночи показали ему часы со светонакопительными стрелками.

Артур погрузился в заполуночные размышления о житие дальнейшем.

Что да как примерно знал, а вот с кем, нет. А забыться в ласковых женских объятьях, ох как хотелось. Почему я не киска, не щенок у заботливой хозяйки, гонял про себя Артур, малодушные мысли.

Сходил до кухни, попил воды. Убедился. Что мама спит, тоже отправился спать уже до утра.

Проваливаясь, в неспокойный сон, мозг его тронули такие строки.

Твой выразительный взгляд,

Точеный стан.

В моих объятьях любви вулкан..

Счастливей нет меня на свете, мечтал, что будут от тебя у меня дети.

Но ты ушла и не оставила следа...

Теперь туман в глазах, на сердце мгла.

Туман в глазах, чтоб не искал другой

А в сердце мгла, чтобы не дал забыть тебя, покой..

Кричу: постой не уходи и трогаю я пустоту рукой.

Остаток ночи пролетел мигом. Проснулся Артур на удивление бодрым, годным для полезных дел человеком. Решил не кукситься, ни при каких обстоятельствах.

Позавтракав вкуснейшими мамиными драниками, выпив стаканчик молока, он двинулся по делам. По навигатору магазинов ритуальных услуг и памятников.

Продолжение следует...

Сергей Сводник

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх