На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 10 из 19

куда-то в сторону, и я думал, что ты просто высматриваешь себе жертву, но потом, когда я увидел, как ты идёшь вместе со своей женой... — он закрыл глаза и многозначительно покачал головой. Эта многозначительность мне не очень понравилась. — Не слишком много времени понадобилось, чтобы понять — ты не участвуешь, только смотришь. Это заинтересовало меня ещё больше... — Он посмотрел мне в глаза. Прозрачно-холодный омут снова начал меня затягивать. — Влад, я... Давно хотел поинтересоваться — ты не держишь на меня зла? За то, что было в Клубе между нами? — Он смотрел крайне испытующе, так, что мне становилось не по себе. — В первый раз?

Наверное, я внутренне знал, понимал, что нельзя будет оставить совсем без внимания эту тему. Понимал, что она каким-либо боком огласится, прозвучит, не сможет не вылезти из своего тёмно угла, не задеть хотя бы краем меня и моё спокойствие. И поэтому вопрос не был для меня неожиданным — скорее, я не ожидал, что он задаст его здесь, на конференции, стоя с доброй сотней наших коллег. Хотя, возможно, он побоялся, что не сможет встретиться со мной где-то ещё.

И... Злюсь ли я на него?... Это ведь бессмысленно, я ведь сам пошёл за ним, меня никто ни к чему не принуждал, моё любопытство само привело меня к этому, он лишь дождался нужного момента.

— Нет, я совершенно на тебя не злюсь, — искренне ответил я, — в этом нет ни капли смысла.

Саша вздохнул. Как я заметил — облегчённо. Видимо, его всё это тяготило не меньше, чем меня.

— Хорошо. — Он поставил недопитую чашку с кофе на стол позади нас. — Я беспокоился, волновался, даже боялся, что как-то надломил твою жизнь... Но я и сам не пойму, что происходит, это похоже на какое-то дикое влечение, с которым у меня просто нет сил бороться.

Я усмехнулся про себя и ничего не ответил. Любопытно, а боролся ли он с ним вообще когда-либо? Нет, он вполне мог себя контролировать, как сейчас, например, но временами на него накатывало, будто затмение, то самое непонятное влечение... И он мог пытаться быть ближе. Как в бильярдной, или тогда, в Клубе. Или как в самый первый раз.

Всё было неоднократно, конечно, его знаки внимания были весьма очевидны и в какой-то мере даже настойчивы. Но я умудрялся сдерживаться, не отталкивать грубо, не отвечать резкими выпадами на его порывы, лишь отодвигаться, пытаться держать расстояние, молчать. И держаться... А потом, вечером, вспоминать в мельчайших деталях мой личный опыт с мужчиной, тогда как моя любимая о нём лишь фантазирует. Но скоро, очень скоро, всё закончится.

— А где Слава? — я вспомнил, что не видел его с самого утра, и, зная, что они почти всегда находились рядом, удивился, увидев Александра одного.

— Он вчера улетел в Москву. — Ответил Саша с присущим ему равнодушием. — Не стал дожидаться окончания конференции, появились срочные дела.

— Почему? — я вспомнил наш с Вячеславом разговор на неделе. — Что-то случилось?

Александр как-то помрачнел и пожал плечами:

— Вроде бы ничего. Я сказал ему правду, и ему она не понравилась. Но разве я могу быть ответственным за чужое восприятие? — улыбнувшись, он обратил на меня взгляд.

— Зато ты можешь быть ответственным за свои слова. — Сказал я. — Что же его так задело? Отсутствие сказок про любовь?

— Твоё присутствие в моей голове. — Спокойно ответил он и отхлебнул ещё кофе. — Ладно, до завтра. — Он спокойно скрылся в толпе коллег, и, возможно, даже отправился в свой номер, не желая оставаться на заключительный этап. Я бы не удивился, конечно, если бы встретил его ещё с кем-либо вечером в фойе, а, скорее, был бы поражён отсутствию с ним кого-либо.

Я отставил свой стакан и подошёл к окну. Мысли носились в черепной коробке, хаотично сплетаясь в воспалённом сознании, пока я смотрел на город сквозь стекло.

Моё присутствие в его голове. Оно, видимо, взбесило Вячеслава, наверняка лишив его возможности рассуждать здраво, оно отчасти забавляет самого живущего. А представлял ли он хотя бы на секунду, как его присутствие влияет на мою жизнь?... Как оно ей мешает, как всё переворачивает внутри меня с ног на голову. Естественно, какая разница, что происходит у меня, важны ведь только его проблемы. Мнимые, надуманные и в целом мелкомасштабные.

Я тоже решил вскоре вернуться в гостиницу. Гулять по дождливой Гааге не хотелось, настроение было весьма скверным, несмотря на благополучный исход переговоров в целом. Мы заключили несколько выгодных договоров, и всё шло неплохо. Я решаю спуститься вниз, подышать свежим воздухом, но в последний момент меня что-то останавливает, и я возвращаюсь в зал, что находится на самом верхнем этаже.

Предпоследний день моей командировки пробивался сквозь высоту стеклянной, тонированной в синий, крыши здания. Я стоял, облокотившись на металлический поручень перегородки между конференц-залом и ещё каким-то запертыми помещением, скрытым матовостью стекла. Мысли снова быстро сменяют одна другую, так, что я не успеваю за ними уследить. Иногда я с удивлением ловлю на себе любопытный взгляд главы комитета по связям с общественностью, и неосознанно всё-таки ищу знакомые холодные глаза, не желая смириться с их отсутствием, чтобы именно они меня вытащили на свет из тьмы непонимания, что со мной происходит сейчас.

Я их вскоре нахожу — обращёнными к одному из наших коллег. Александр — в синем пиджаке, всё в той же голубой рубашке, чёрных брюках, как и в первый день моего приезда. Он держится легко и непринуждённо, беседуя о сотрудничестве с нашими новыми партнёрами, в отличие от меня — разбитого, с разбросанными мыслями, с непонятными желаниями, ожидающего каждый миг, когда вся эта невыносимая пытка закончится.

Как я должен был реагировать на слова, вскользь им пророненные? Они слетели с его длинного языка легко, не стоя ему ни капли усилий, а мне необходимо было мучиться бесконечной вереницей вопросов, что постоянно отвлекали меня от основной цели поездки, которая — слава Богу — завершится так скоро. Чего же он сам ждал от меня? Что я тотчас проникнусь его словами? Он меня, скорее всего, с кем-то перепутал — это женщины любят ушами, меня какой-либо откровенностью не заденешь.

Нас снова собрали на очередное, заключительное, совещание. И его я высидел, словно на иголках, стремился упаковать всё в чемодан и уехать. Мне хотелось скорее покинуть это место, чтобы обо всём забыть. И не вспоминать.

Но когда я вышел из центра, меня ждал очередной сюрприз.

Оказывается, пока наш совет директоров обсуждал крайне важные вопросы, в Гааге шёл дождь. Точнее, вода лилась с небес, словно одержимая, и я, не имеющий с собой совершенно никакой от неё защиты, даже того же тренча, беспомощно остановился, зачем-то озираясь по сторонам, прячась отчаянно под коротким козырьком здания. Тёмные тучи нависли над низкими скатами крыш, город вымок вдрызг, и мимо плыли по блестящему чёрному ручью асфальта редкие прохожие. Александр, очевидно, нагнал меня, поскольку, всё так же недвижимый, я всё смотрел на бушующую стихию, на то, как ветер, налетая, треплет нещадно верхушки редких деревьев аллеи. Я услышал эти быстрые шаги, почувствовал лёгкое прикосновение к плечу:

— Ливень кошмарный. — Произнёс он, я повернулся к нему, заметив, что он взглянул на часы. — Чёрт, я так опоздаю...

Я искренне удивился этому замечанию: неужели ему было куда спешить? Здесь, в этом уютном полусонном городишке?

— Ты куда-то торопишься?

Александр в упор посмотрел на меня — внимательно, пристально, заглянув мне в глаза. Мы стояли так с минуту — я, под гипнотическим влиянием его колдовских полупрозрачных глаз, и он — сосредоточенный на мне, будто что-либо для себя решающий. Затем взор его обратился к непроглядной черноте над горизонтом:

— Я всё равно не успею. — Голос его выражал скорее сожаление, чем привычное безразличие. — Может, пойдём? Не сахарные, не растаем. — Он улыбнулся, вопросительно взглянув на меня.

Я не знал, что ему ответить. Составить компанию в получении ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх