На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 12 из 19

а какая-то сходит с ума и пугается всего, что с этим связано. Боится пристраститься, возможно, будто секс вроде наркотика, но у меня есть живой пример перед глазами зависимого от собственных страстей — моя жена, и мне не хочется уподобляться ей. Не потому, что я её в чём-то осуждаю, но потому, что мне не хочется терять голову. Вода в душе перестала литься... Мысленно я готовился к тому, чтобы его встретить... И лихорадочно думал, что ему сказать.

Он прошёл в номер через несколько минут — в полотенце на бёдрах, с влажными, растрёпанными волосами, с каплями воды, поблескивающими на обнажённом торсе. Я скользнул по нему взглядом, и снова опустил глаза. Он собрал свои мокрые вещи, аккуратно сложил их на стол, чтобы не намочить кресло. Я чувствовал его взгляд на мне, но не решался заговорить — ком стоял в горле.

— Всё нормально? — он сел рядом, и тепло его тела взволновало мою кровь, несмотря на всё, я был распалён им.

И я медлил с ответом. Прекрасно понимая, что веду себя как школьница-недотрога, а не взрослый мужчина, я заставил себя посмотреть ему в глаза:

— Думаю, да. — Сказал я. Льдистые глаза его усмехнулись, но он улыбнулся:

— Ты ведь не обязан отвечать на мою ненормальную похоть, — объявил он, — это как раз нормально. Я могу чего-то очень хотеть, но это не значит, что этого хочешь ты. Я уважаю твой выбор, я остановился при одном твоём слове протеста, и тебе не за что извиняться.

Выслушав его внимательно, я подумал о том, что этот человек либо святой, либо дьявол. И во второе верилось проще всего.

— Извини. — Я всё-таки сделал это. Произнёс это слово, хотя мне не за что извиняться. — Извини, что постоянно отталкиваю.

— Но и притягиваешь. — Улыбнулся Александр. — Очень притягиваешь, мне просто сносит крышу, когда ты рядом. Всё путается, и мне хочется только одного — тебя. И самое очаровательное, что ты даже толком не осознаёшь, какую власть надо мной имеешь.

Я снова посмотрел ему в глаза. Власть? Нет, мне нужно остановиться. Прямо сейчас. Иначе я зайду слишком далеко.

— Прости меня. — Говорит он, и я верю в искренность этих слов.

— Уходи. — Знал бы он, чего мне стоит сказать это сейчас. Я буквально наступаю на горло собственным желаниям.

Он удивлён. Несмотря на всю свою игривость, даже погрустнел немного. Но не потерял чувство юмора.

— Ты выставишь меня за дверь в таком виде? — он развёл руки в стороны, намекая на нелепость и откровенность своего наряда, край полотенца задрался, обнажил его бедро... Тем не менее, я кивнул. — Ну, если ты так хочешь... — процедил он сквозь зубы.

В следующий миг я имел честь наблюдать, как Саша вскочил с места, стремительно направился к двери и демонстративно ей хлопнул. Я вздрогнул от этого звука, но вздох облегчения вырвался из моей груди. Наконец-то я от него избавился, и он больше не будет досаждать мне.

Я улёгся на кровать, не заботясь особенно о судьбе моего костюма, что сиротливым тряпьём остался лежать на чёрном кафельном полу ванной, и закрыл глаза. Но тут же моё недолгое спокойствие нарушил стук в дверь. Я не стал открывать, решив, что уборка номера может и подождать, поэтому просто крикнул по-английски, чтобы зашли позже. Но ответом мне было жалостливое:

— Влад, это я, — Саша скрёбся в дверь, — я оставил вещи у тебя, и ключ от номера тоже. Открой.

И действительно, весь его нехитрый скарб остался лежать на столе. Вещи и папка с документами. Однако, я проигнорировал его просьбу, представив, как он стоит там за дверью, босой и в одном полотенце. Мне хотелось проучить его за излишнюю заносчивость.

Он постучал снова.

— Влад, это не смешно, открой. — Его требовательный тон мне тоже не понравился, и я не удовлетворил его просьбу.

Через некоторое время раздался новый стук дверь.

— Ладно, прости меня, я это заслужил, наверное, но открой, пожалуйста.

Никакой моей реакции не последовало и на эти увещевания.

— Мне холодно, — послышалось из коридора, — хотя бы отдай ключ от номера. Можешь не открывать, если не хочешь видеть меня, просто кинь под дверь. — На это он тоже не услышал ничего. Ситуация забавляла меня, особенно меня веселило то, что он, практически голый, замёрзший и жалкий, скребётся в мой номер. Пусть побудет в подобной роли, не всегда же ему всё контролировать.

— Влад! — о, быстро же он устал умолять. — Открой! Иначе я вышибу эту чёртову дверь!

Пришлось вставать. И то ради единственной цели — не ночевать на улице, ведь если этот буйный устроит здесь дебош, то мы рискуем провести последнюю ночь в Гааге на ближайшей лавочке.

Я сгрёб со стола его вещи, в намерении кинуть их в дверной проём и забыть обо всём этом. Однако, план не удался: решительно отодвинув меня в сторону, Александр прошёл в номер.

— И что тебе ещё нужно? — Удивился я. — Вот вещи, забирай и иди.

Он сел в кресло, проигнорировав моё высказывание. Посмотрел на меня внимательно. Я всё ещё стоял, сбитый с толку, и в одной руке сжимающий его папку.

— Ты ведь злишься на меня. Я хочу загладить свою вину. Искупить её, если угодно.

Я молчал, поражённый, но он продолжил:

— Что ещё мне сделать, чтобы ты перестал злиться на меня?

Льдистые глаза смотрели испытующе. Я отмер, положил папку на место, а значит — приблизился к нему. Он не отрывал от меня взгляда.

— Я знаю, ты недоволен, я вёл себя очень нагло, очень, и это непростительно. Что мне сделать, чтобы ты всё-таки простил меня? За всё?

Я молчал. Мне нечего было сказать ему — ему, кто сейчас сидел передо мной, и пытался поймать мой взгляд, что скользил от его плеч к его бесстыдно обнажённым бёдрам. Что мог он сделать, чтобы я простил его за его выходки? За секс с моей женой на моих глазах, за его попытки быть ближе, за его соблазнение меня в комнате третьего этажа? Что мог сделать я, чтобы простить себя за то, что однажды поддался ему? Не на его я злился. А на себя.

— Я много чего умею. — Я с неодобрением покосился на него. — Правда. Ты устал? Я могу сделать расслабляющий массаж...

— Ну нет, — засмеялся я, — так я буду злиться ещё больше.

— Стоп.

— Что?

— Массаж стоп.

Предложение казалось заманчивым. И, что немаловажно, безопасным. Раздумав минуту, я согласился. В конце концов, что я терял?

Александр начал деловито хлопотать по подготовке всего к этому своеобразному сеансу. Для начала он нашёл лосьон для тела среди отельных баночек и бутылочек, усадил меня в кресло, сам встал на колени подле меня.

— Расслабься, — предложил он, — можешь закрыть глаза, чтобы отвлечься.

За всю мою тридцатипятилетнюю жизнь никто не массировал мне ступни. И тем более, этого не делал мужчина. Поэтому я закрыл глаза, откинулся в кресле, Саша притащил ещё один пуфик, и помог мне расположить ноги на нём. Наверное, по его мнению, все приготовления были завершены, и я почувствовал прохладу лосьона и прикосновение его пальцев... Необычно, приятно, слегка щекотно, самую малость. Он мягко массировал стопу, от пальцев к пятке, и, нужно признать, расслабляющий эффект был потрясающим. Я полностью отдался новым для себя ощущениям, чувствуя его руки. Он нежен, аккуратен, ему действительно хочется доставить мне удовольствие, он так старается. Закончив с правой ногой, он принимается за левую. Оказывается, левая нога у меня чувствительнее, и я слегка дёрнулся от щекотки. Саша не растерялся, и просто изменил силу нажима. Я приоткрыл глаза, увидел, насколько он сосредоточен, каждому пальцу он уделял должное внимание, не отвлекаясь ни на что. Я был точно в надёжных руках, опытных и умелых. Любопытно, где он этому научился?

Мне хотелось, чтобы он не останавливался, чтобы эти мгновения длились дольше. Нужно признать, что я мог даже к этому привыкнуть, наверное, стоит сказать об этом моей любимой. Удовольствие имеет свои грани, и эта пришлась мне по нраву — усталость словно сняло рукой, приятная расслабляющая тяжесть появилась в теле. Просто удивительный ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх