На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 19 из 19

но всё-таки я остался на месте. Сколько можно потакать его желаниям? — Пойдём, — он вопросительно посмотрел на меня, мне показалось, что в холоде глаз сверкнула потаённая мольба, — осуществим одну мою фантазию и проверим кое-что.

И вот, мы идём по проходу, мимо пассажиров, осуществлять одну его фантазию, причём, я усердно делаю вид, что я с Алексом не знаком, что особенно, думаю, веселило наших общих коллег, если они вообще обратили на это внимание. Прошмыгнув мимо стюардессы, Саша раздвинул дверцу туалета, втолкнул туда меня, вошёл сам и захлопнул дверь.

Уверен, что самолётные туалеты могут развить у нормального человека клаустрофобию. Решительно негде повернуться, коленями упираешься в ту самую дверцу, сбоку привинчена грустная пародия на умывальник... А тут — двое взрослых мужчин один из которых сразу кидается на второго, поэтому я, пытаясь оторваться от него, почти падаю на сиденье, опешив от такого напора. Крышка была опущена, что в данный момент было плюсом.

Саша нервно дерёт пуговицы моей рубашки, прикладываясь к моим губам будто к живительному источнику, я позволяю его языку делать всё, что ему заблагорассудится, становится жарко — от наших тел, общей тесноты, его возбуждения, я ловлю себя на мысли, что веду себя не лучше каменного изваяния. Вчера всё было не так. Вчера мне всё нравилось, и я проявлял инициативу. Но ведь это было вчера, прошлое, Гаага, командировка... А сейчас я на полпути домой. В самолёте. С ним. Опять. Да что же я делаю?

— Пожалуйста, — слышу я умоляющий шёпот — что-то новое от строптивого Александра, — позволь... Я очень тебя хочу.

В это мне верилось, ибо его пыл никак нельзя было назвать отсутствием желания. Но здесь?... С ним... Мы еле тут помещаемся, какой ещё секс? Да и общее моё состояние явно не располагало к любовным утехам. Он наклоняется, целует в шею... Нежно, осторожно, будто боится, что я сбегу. Губы на моей коже пробуждают во мне вчерашние ощущения, и Алекс, исхитрившись опуститься на колени, вынуждает меня немного раздвинуть ноги... Молния брюк снова скользит вниз, он освобождает меня от боксеров, и его язык игриво жмётся к обнажённой коже... Я судорожно выдохнул, закрыл глаза, и...

Меня, наверное, накрыло. Возможно, сказалась теснота, духота, то, что мы заперты в кабине полметра на полметра, где соприкосновение — неизбежность, и неотвратимое столкновение с чужим телом даёт такой эффект. Я положил ладонь на его затылок, стал управлять его движениями — Саша сопротивляться не стал, и мне показалось, что я заметил азартный блеск в его глазах. Надо отдать ему должное — оральный секс с ним всегда был полон ярких впечатлений, и этот раз, не смотря на все неудобства, не был исключением. Головка моего члена скользила по языку, упираясь ему в горло, и когда она проходила чуть дальше, Саша стойко выдерживал, не прерывая меня. Опыта ему было не занимать, конечно, и я наслаждался этим, пока мог, пока находился рядом с ним... Мне показалось, что прошла такая сладкая вечность, прежде чем он стал немного сопротивляться моему ускоренному темпу. Я остановился, немного разочарованный, Саша встал с колен:

— Поможешь раздеться? — он был вплотную ко мне, руки его уже расстёгивали рубашку, мне же он предлагал снять с него джинсы. — Давай же, — он подошёл чуть ближе, видя моё небольшое замешательство, — не впадай в ступор.

И в самом деле, с чего бы мне так себя вести, чего я там не видел? Мои руки уверенно берутся за ремень, пуговицу, молнию, и стягивают вниз джинсы вместе с бельём. Алекс возбуждён, на красной головке набухла капля смазки, и я не сдержал себя, провёл по нему ладонью вверх-вниз. Алекс застонал и отодвинулся насколько мог:

— Нет, не сейчас, могу быстро кончить. — И, развернувшись ко мне спиной, уперев левую ладонь в моё бедро, правой направил в себя мой член.

Вот так, без смазки. Больно, туго — и ему, и мне, но, с другой стороны, боль притупила его возбуждение. От слишком резкого движения Алекс даже всхлипнул, но не прекратил потихоньку пытаться насадиться на меня. Я больше наблюдал, чем участвовал, поскольку сам сидел, и двинуться в этом пространстве почти никуда не мог. Но я чувствовал, как Алексу было больно, и предложил:

— Может, лучше лицом ко мне?..

Алекс сдался. Освободился окончательно от всей одежды, оставив на себе лишь расстёгнутую белую рубашку, и сел на мои колени... Я провёл руками по его бокам, восхищаясь рельефом мышц под моими пальцами.

— Ты ведь тоже этого хочешь? — правда, на мой взгляд, подобные вопросы были излишни, поскольку он, голый, сидел на моих коленях, и даже исходя из самого этого положения ответ был вполне очевиден, я решил ответить на этот щекотливый вопрос:

— Конечно.

Александра это удовлетворило, но он снова захотел почувствовать меня в себе, и, приподнявшись, попробовал снова. Моё возбуждение сделало своё дело — смазки было много, и в этот раз всё прошло немного легче. Пусть Саша и поморщился от болезненных ощущений, но ему явно было не так больно, как в первую попытку. Он выдохнул, медленно опустившись почти до конца. Узкий, горячий, сжимает губы, привыкает ко мне, дышит глубоко, закрыв глаза... Мои ладони касаются его бёдер, я провожу по ним — мышцы напряжены, упруги, жёсткость тёмных волосков под пальцами, его дрожь... Наклонившись, он поцеловал меня, выдохнул «Спасибо» в моё ухо и начал движение... Он приподнимался и опускался — медленно, не торопясь, почти ласково, почти нежно, вздыхая, сдерживая себя от громких стонов, периодически целуя меня в шею.

Я, немного сбитый с толку, не знал, что мне делать, но, по мере того, как его движения становились всё увереннее, понял, что единственное, что могу — поддерживать его под ягодицы, усиливая его ощущения. Он снова прижался губами к моим губам, и наши поцелуи были настолько вкусными, что отрываться от них не хочется. Волны возбуждения приятно накатывают на меня, и, не смотря на все неудобства помещения, в котором мы находились, я начинал входить во вкус. Мои ладони ласково поддерживали Александра под бёдра и ягодицы, я целовал его шею, а иногда спускался ниже, задевал губами чувствительные соски, отчего он прогибался сильнее и стонал сквозь зубы. Мне нравилось ощущать его таким податливым, открытым, уязвимым, как вчерашней ночью. Воспоминания подхлестнули мои ощущения, заставив переживать всё немного острее.

Он упёрся ладонями в мои плечи и немного ускорил темп, что вынудило меня застонать в его губы, снова сливаясь в поцелуе. Вокруг нас ходили люди, пока Алекс насаживался на меня всё яростнее, всё стремительнее, они не периодически дёргали дверцу и нервничали, в конце концов стюардесса решила спросить, всё ли в порядке. Алекс не остановился — не уверен, что его что-либо заставило остановиться в тот момент, но сообщил, что всё нормально дрогнувшим, севшим голосом. Я почти заворажённо наблюдал за его удовольствием, оно подстёгивало моё желание обладать им — распалённым, горячим, уязвимым...

Это не могло продолжаться слишком долго. Сделав несколько последних резких движений, он задрожал в моих руках, едва сдерживаясь от того, чтобы застонать громче. Именно подобные моменты мне нравились с ним. Видеть, как он находится на пике наслаждения — бесценно. В этот раз я не кончил, а впрочем, это было не так важно. Но от Александра сложно было скрыть сей факт — с недовольным видом он поёрзал на моих коленях.

— Сейчас, я всё исправлю. — Поцеловав меня, он слез с моих колен, быстро привёл себя в порядок, и снова опустился на колени... Боже, в который раз в своей жизни он это делает? И почему всегда этого хочет? В этот раз я не хочу направлять и контролировать его, мне хочется, чтобы он сам всё сделал, сам выбрал глубину и темп. И Алекс старается, ценит отсутствие принуждения. Язык его требовательный, не ласковый, а вот губы — нежные, мягкие, и контраст этих ощущений в конце концов доводит меня до оргазма. Волна удовольствия прокатывается по позвоночнику, и мне кажется, что дрожь сотрясает меня целую минуту... Не говоря ни слова, Алекс поднимается с колен и привычно целует меня. Меня уже не удивляет, что он передаёт мне часть моего тёплого семени, в какой-то степени, возможно, я даже готов к этому. Пытаюсь отдышаться, жар постепенно отступает, Алекс смотрит на меня чистым взглядом прозрачно-голубых глаз:

— Спасибо.

Я привык не отвечать на его благодарность. И вообще, странная это привычка — благодарить кого-либо за секс. Не без труда встаю, смотрю на себя в зеркало — вид у меня тот ещё. Умываюсь холодной водой, приглаживаю волосы. Нам необходимо выходить, иначе на борту панику поднимут. Мельком смотрю на время — оказалось, вся наша забава длилась от силы двадцать пять минут.

Как ни в чём не бывало, Алекс распахивает дверь, сталкивается взглядом с недовольным пассажиром и издевательски ему улыбается. Следом за ним иду я, и удивляюсь, почему я до сих пор не провалился сквозь землю от стыда. Пока иду к своему месту, ощущаю, что заливаюсь краской под чужими внимательными взглядами, да ещё и проходя вместе с Алексом мимо общих коллег. А он, надо заметить, держится совсем иначе: прямо, немного холодно, если не сказать — высокомерно, ему не до этих взглядом и не до чьего-либо мнения. Он — сам по себе, его это не касается, а вот меня всерьёз беспокоит перспектива обсуждения этого эпизода в рабочей среде.

Мы доходим до моего ряда, я буквально падаю в кресло, резко ощутив, как были напряжены мышцы несколько минут назад. Теперь ноющая боль дала о себе знать. Алекс наклоняется ко мне, берёт мою руку — в знак некоего участия, надо думать, — и шепчет:

— Не обращай внимания. — Да, кому, как не ему, понять, что я чувствую сейчас. — Это их не касается.

Его слова немного приободрили меня, но я не до конца успокоился. Он решил отвлечь меня разговором, увидев корешок книги, что я читал, торчащий из отделения в спинке сиденья передо мной. Сам рассказал о том, что читает сейчас некую псевдофилософскую чушь о методах влияния отдельного сознания на Вселенную и крайне веселится, периодически вступая в дискуссии о ней на форумах. Его рассказ, наполненный изрядно долей забавных подробностей, развеселил меня и сумел привести в чувство. И действительно, какое мне дело до всех этих людей?

Мимо прошла стюардесса и, слегка нахмурившись, сообщила, что скоро мы пойдём на посадку и Алексу лучше занять своё место.

— Слушаюсь. — Он шутливо отдал ей честь, отчего девушка улыбнулась, мгновенно забыв про свою напускную суровость, и пошла дальше. — Увидимся в Москве. — Обратился он ко мне.

— Да, — кивнул я, — непременно.

Уже позже, в Шереметьево, захватив свой багаж и направляясь к выходу, я с удивлением обнаружил, что нигде не видел Александра. Возможно, он прошёл контроль раньше меня, и уже был на пути к своему дому, а возможно, ещё ожидал свой багаж. Я был благодарен ему за то, что он вселил в меня уверенность и спокойствие после нашего маленького самолётного инцидента, и я уверен, что ещё успею объявить ему эту благодарность.

Назвав таксисту адрес, я отправился прочь от аэропорта. Всё дальше от воспоминаний о Гааге, где я не смог, да и не слишком хотел сопротивляться нахлынувшему любопытству. Но всё это в прошлом.

Сейчас я еду домой.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх