На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 5 из 19

Он молчал, и я — тоже, не в силах выговорить ни слова, но наконец-то я отмер:

— Никогда не суди по себе.

Александр, ухмыльнувшись, приподнял бровь, но ничего не сказал. И я направился к двери, не обернувшись.

Да что он себе такое позволяет? Мало того, что врывается в мои дружеские отношения, так ещё пытается их разрушить. Зачем ему это? И почему он всегда всё норовит испортить, изменить под себя?..

Я вернулся в отель один, и всё ещё злился, кинул вещи в кресло, сам устало плюхнулся в другое, и сжал пальцами виски. Неужели его присутствие, как Дамоклов меч, будет висеть надо мной? Нет, не хочу... Нет... Видеть его — как видеть собственную тёмную сущность, что время от времени просит подкормки. Хотя я и не хотел с ней сталкиваться, однако, если ты находишься в мире коллег, то обязательно нужно поддерживать с ними какие-либо отношения. Иначе ты будешь за бортом этой корпоративной машины.

Допустим, почти весь совет директоров, кроме меня с Александром, в данный момент заседал в ресторанчике с местной кухней, о чём один из директоров регионального департамента уведомил меня сообщением в WhatsApp, с предложением присоединиться к ним. Я вежливо отказался, ссылаясь на неотложные планы. И принялся одеваться.

До встречи с моими коллегами было каких-то полчаса.

***

С Александром мы столкнулись в лифте. На улице стало холоднее, и я захватил с собой тренч, а он был в чёрных джинсах, чёрном расстёгнутом френче, чёрной рубашке — весь в чёрном, совсем как в Клубе. От этой мгновенной ассоциации мне снова стало как-то не по себе, но я быстро отмёл все эпизоды, с ним связанные, и вошёл в кабину лифта. Он кивнул в знак приветствия.

— Возможно, я слегка погорячился, — сказал вдруг он, — насчёт Вячеслава.

Я пожал плечами.

— Очень может быть. Не вижу вообще причин, чтобы ты так думал.

Он вздохнул.

— Влад, пойми, я вряд ли объясню тебе, что я ощущаю, но это сродни инстинкту. Ты... это просто чувствуешь, и всё.

«Чувствуешь, и всё». Любопытно, а со мной тогда было то же самое?... Просто чувствовал, и всё? И ведь на самом деле не так уж важно, что он ошибся, я же всё равно тогда позволил себе не отказать ему. И уже начинаю об этом жалеть.

Мы вышли в холл ровно в 18: 00. Пунктуальностью из всех нас не отличался только сам виновник сборов.

— Наверное, я действительно мало в этом смыслю, — сказал я, опускаясь в просторное кресло в лобби, — но я общаюсь с ним довольно давно, у него чудесные близнецы и жена.

Саша покачал головой, сел напротив:

— Это ещё ничего не решает.

Может, конечно, лично для него самого это и ничего не решало, но вот для меня значило очень многое. Слава очень любил жену и своих дете й, они всегда вместе планировали отдых, вместе проводили выходные, он даже крайне редко надолго засиживался со мной, мотивируя это тем, что ему нужно домой. О чём же говорит этот змей-искуситель с алебастрово-белым горлом, что оттеняется чернотой рубашки? Заметив моё замешательство, он всё-таки решил пояснить:

— Всем хочется отдохнуть от семейной суеты, веришь ли?... — улыбнулся он. Я вздохнул, и уже хотел что-то сказать в ответ, но он прервал меня энергичным приветствием опоздавшего:

— О, Славик! Мы тебя уже заждались!

Немного смущённый таким ярым приветствием, коллега встал рядом с нами:

— Извините, что опоздал... — пробормотал он неуверенно. Высокий и худощавый, он всегда выглядел несколько нескладно, а теперь и вовсе угловато — смущение его не красило. И белая рубашка, что сидела на нём словно вторая кожа, лишь подчёркивала его феноменальную стройность, как и голубые джинсы скинни. Тем не менее, у него были широкие плечи, и очень узкие бёдра, тонкая талия подчёркивалась кроем рубашки, а тёмно-синюю куртку он перекинул через руку. Светлые волосы, имевшие обыкновение непослушно, почти художественно торчать в разные стороны, сейчас были аккуратно уложены.

— Ничего страшного, — заверил Саша нашего общего знакомого, — всё нормально.

От меня не могло укрыться, как он смотрел на него — вызывающе, оценивающе, и было заметно, что Вячеслав робел под этим внимательным, испытующим взглядом.

— Пойдём? — это Александр уже обращался ко мне.

— Конечно, — отозвался я, — пора.

— Да, Саша... — произнёс Слава, но тот лишь ласково улыбнулся, коснувшись ладонью плеча моего приятеля.

— Я — Алекс.

Так я узнал, как нужно называть того, что вечно ходил за мной по пятам.

— Пойдём, я тут один бар классный присмотрел в центре, — они шли впереди, я же немного их сторонился, шёл поодаль, пока Слава взахлёб слушал своего знакомого, — там такая выпивка и такой бильярд!... А вид из окна ещё лучше.

Алекс ненавязчиво приобнял Вячеслава за плечи, пока мы шли до стоянки такси, решив не ждать у гостиницы. Идти было недалеко, и я с удовольствием вдохнул влажный воздух города полной грудью. Алекс балагурил, рассказывал что-то своему новому знакомому, словом, вёл себя так разгульно и по-свойски, как никогда не вёл себя при мне, и всё чаще прижимал Славу к себе — якобы случайно, в порыве дружеских чувств. Тот, кажется, не был особенно против, но точно пребывал в шоке от такого потока внимания, водопадом льющегося на него. Мы отыскали свободное такси, и я объяснил водителю, куда нам нужно. Алекс и Слава разместились на заднем сидении, я сел впереди.

— Сегодня точно повеселимся. — Сказал Алекс. В зеркало заднего вида я видел холодные, хорошо мне знакомые, похотливые глаза, в которых отчётливо вырисовывался образ самого дьявола, и смущённый, растерянный взгляд моего коллеги. Я покачал головой, глядя на всё это. И почему этот тип разрушает всё вокруг себя?

Всю дорогу мы молчали, лишь Алекс изредка рассказывал о той или иной улице, что имела важное историческое значение. Он вскользь упомянул, что бывал здесь раньше, и что ему очень нравилась Гаага. Я же, напротив, не видел в ней ничего такого очаровательного, и предпочитал Гааге немного суетливый Амстердам с его домами, кланяющимися каналам, и уютными улочками.

— Приехали. — Такси остановилось возле бара с непроизносимым голландским названием. Место было явно не туристическое, и тем интересней оно нам казалось.

Я толкнул массивную деревянную дверь. Скрипнув, она обнажила нутро зала типичного голландского бара.

Несмотря на скромную вывеску, само помещение оказалось весьма просторным и занимало несколько этажей. Мы поднялись по лестнице, мимо охраны, выше располагались столики, туда-сюда сновали официанты, а ещё выше находились бильярдные столы, дартс и барная стойка. Алекс уверенно прошёл к ней и стал разбираться с барменом насчёт оплаты стола и выпивки.

Столы были прекрасные, почти новые, традиционно изумрудное сукно ещё не протёрлось от частоты игр и игроков, полированные шары для пула, выставленные пирамидой, ярко блестели цветными боками под лампой. В углу располагалась стойка с киями — потяжелее для русского бильярда, полегче — для пула, было несколько пар перчаток и, конечно, мел. Алекс вернулся — довольный, с тремя кружками тёмного пива и миской нехитрых солёных снэков, которую он умудрился поставить на эти три кружки, и сообщением, что стол заказан, можно приступать. Как я и ожидал, оба моих противника выбрали русский бильярд, играть предстояло в свободную пирамиду, и мне выбора не оставили, а впрочем, я любил все разновидности этой игры.

— А как мы будем играть втроём? — Поинтересовался Вячеслав, опираясь о край стола и периодически прикладываясь к своей кружке. Да, резонно, ведь в пирамиде пятнадцать шаров и выигрывает тот, кто забьёт первые восемь. Впрочем, всё вариативно.

— Кто больше забьёт, тот и выиграет. — Предположил я. — По одному ходу на каждого до первого промаха.

Алекс и Слава согласились, я отправился выбирать кий, а они продолжили о чём-то весело болтать. Их поведение меня настораживало, заставляло приходить в голову всякие мысли, что к деловым отношениям никак не ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх