На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 6 из 19

сводились, я видел, как Алекс охаживает Вячеслава, и мне это не нравилось. Зачем ему это?... Разве нельзя просто провести обычный приятный вечер с коллегами по работе, не думая о сексе? Хотя, о чём это я, в самом деле, ведь он, кажется, увязался с нами исключительно ради этого.

Я принёс им два оставшихся кия, мел и себе взял перчатки.

— А Влад у нас эстетствует, — заметил Алекс, — тебе идут.

Я молча надел перчатки, проигнорировав его замечание, стараясь меньше обращать внимание на всё то, что он говорит, и разбил пирамиду. Два шара попали в лузы, остальные разлетелись, ударяясь о борта.

— Вяло, — ехидно прокомментировал Алекс мой очевидный непрофессионализм, и подошёл к столу, хорошенько натерев накладку мелом.

Тремя точными движениями он умудрился загнать в лузы пять шаров, на шестом шаре его настиг кикс — кий соскользнул с битка, и удар получился слабой силы, до лузы он не дотянул.

— Здорово. — Выдохнул Вячеслав, восхищённо глядя на Алекса.

— Вот так надо. — Сказал мне Александр с довольной победной ухмылкой, но я спокойно потягивал очень вкусное пиво, твёрдо решив не отвечать на любые его выпады.

Слава неуверенно начал, и я заметил, как кий скользил в его влажных ладонях. Почему же он так волновался? Что заставляло его так трястись и проигрывать? Он загнал в лузы всего два шара, и всё, обычно он был более собран. Я взялся за кий. Для победы или ничьей в этой партии требовалось забить в общей сложности не меньше пяти шаров. На столе их оставалось шесть.

— Давай, подначивал меня Алекс, одному ему известно, зачем, — посмотрим, на что ты способен.

Я пожал плечами, и оценил ситуацию. Наверное, стоило рискнуть, учитывая благоприятное расположение шаров. И я решился. Первый, второй, следом — дуплет. Алекс сжал кий в руках, казалось, полированное дерево сейчас не выдержит и треснет. Я улыбнулся ему и загнал в лузу ещё один шар. Я опередил его. На изумрудном сукне остался только один шар и биток.

— Вот так надо. — Поддразнил я Алекса, тот лишь криво ухмыльнулся.

Мы сыграли ещё несколько партий. Александр, всё-таки опередил меня однажды, и меня постоянно преследовало ощущение, что они вдвоём постоянно играют против меня одного. Слава точно был за Алекса — я видел это в его горящем взгляде, которым он смотрел на него, и это мне совершенно не нравилось. Я планировал весело провести время, а не терпеть насмешки от человека, который вечно пробирается в мою жизнь и приятеля, что, видимо, оказался не совсем тем, за кого себя выдавал. В баре стало душновато, мы взяли ещё по бокалу холодного пива, бледнокожий соблазнитель расстегнул свою рубашку почти полностью, оставив её болтаться на какой-то невразумительной пуговице. Слава, закусив губу, быстро сослался на то, что ему стало не по себе, и исчез в уборной.

— И всё же, с чего тебе на ум пришла эта мысль? — я закатил ещё один шар в лузу поскольку был мой ход. Александр стоял, опираясь о кий, поигрывая с ним пальцами, сжимая полированное дерево, и молчал. Его чёрная рубашка была уже распахнута, на правой руке блеснул серебряный перстень, и небольшая цепочка с футуристичным крестиком украшала шею. Крест был сплетён как бы из веток терновника — шипастый, колючий даже на вид.

— Я же говорил — инстинкт. — Сказал он, и, отпив янтарного пива, поставил стакан обратно. — Разве ты не замечаешь, как он смотрит на меня?

Заметить-то я заметил, но, должен признаться, он привлекал многие взгляды мужчин и женщин в этом баре. Так что смотрели на него практически все посетители — настолько ярким персонажем он являлся.

— И что, здесь все на тебя смотрят. — Пожал я плечами. Пятый шар...

— Да? — услышал я его голос. Я наклонился — прицелиться для удара, и вздрогнул, почувствовав его руки на моей талии, кий соскользнул, биток задел лишь край левого борта вместо шара, а моё сердце подскочило к горлу. — А ты?..

Я кое-как смог выпрямиться. Он прижимал меня бёдрами к краю стола, его горячие ладони ощущались сквозь ткань моей рубашки, пальцами я чувствовал шершавую поверхность сукна, он наседал, я чувствовал его дыхание на своём затылке, ещё секунда — и неотвратимость поцелуя покажется очевидной... Я таял под его руками, он гладил меня по бокам, спине:

— Я уйду с ним. — Заявил так, будто для меня это имело колоссальное значение. — Он нежный, податливый, славно целуется...

— Когда это вы успели? — удивляюсь. Он запускает ладонь в мои волосы, вызывая в моём теле лёгкую дрожь, слегка тянет на себя, вынуждая мою голову повернуться к нему. Нет, это уже просто ни в какие ворота...

— В машине. — Шепчет прямо в мои губы. Я дрожу, мне не по себе от этой близости, дыхание моё сбивчивое, прерывистое... — У него проворный язык... — с этими словами его язык мягко касается специально для sexytales.org моих губ, но я не разжимаю их и упорно пытаюсь отвернуться. Немного разочарованный, Алекс сразу отходит от меня, а я обретаю способность дышать нормально.

Прекрасно. Я нахожусь у него на крючке, он меня заманивает, но зачем ему я, если у него уже есть потенциальные планы на ночь? Хотя, мне до сих пор сложно поверить в их близость. Слава? И вдруг... Алекс... Странно. Но чем бы они ни занимались, меня это мало заботило. Гораздо важнее было то, что он никак не мог отлипнуть от меня.

Славик снова присоединился к нам. Но он был слишком взволнован, поэтому руки его не слушались. И Алекс, естественно, вызвался ему помочь... Лучше бы он этого не делал. Я был вынужден наблюдать за этой невинной сценой, имеющей вполне явный подтекст.

— Держи кий крепче, — наставлял он, стоя позади моего коллеги, — и измени угол наклона к столу, это увеличит точность удара. — Он сжал руку Славы своей рукой. Тот вздрогнул, облизнув пересохшие губы. — Так, теперь прицелься, и... Бей!

Слава сделал удар. Биток отправил шар в лузу.

— Спасибо. — Довольный, обратился он к Саше, улыбаясь. Вряд ли он сам ожидал, что его учитель вопьётся в его губы поцелуем вместо ответа. Я заметил, как Вячеслав зажат, он даже первую пару секунд попытался оттолкнуть своего партнёра, но не смог, и обмяк в его руках.

На них почти никто не смотрел, исключая меня, конечно. Я за этой сценой наблюдал во все глаза, отмечая, как ладонь учителя скользит вдоль спины его ученика. Вот что значит выражать себя открыто — никому и дела нет, кого ты целуешь, с кем спишь и почему хочешь жить именно так. Это твоё неотъемлемое право, и никому даже не придёт в голову смотреть на тебя косо.

Они оторвались друг от друга, Вячеслав посмотрел на меня виновато, но я лишь улыбнулся, нужно было как-то развеять эту неловкость:

— Ну что, теперь поужинаем?

Мы выбрали столик в этом же баре, возле панорамного окна, где нам открывался прекрасный вид на город, поскольку находились мы на шестом этаже старого здания, под самой крышей. Алекс вскользь заметил, что вообще этот дом был аварийным и предназначался под снос, но общими силами владельца заведения и всех, кому бар был небезразличен, здание отремонтировали, и теперь это весьма прибыльное заведение рядом с историческим центром Гааги.

Остаток вечера Слава избегал смотреть на меня, пока Алекс явно развлекался и вёл себя так, словно ничего необычного не случилось. Да и что в этом необычного? Подумаешь, поцеловались. Стоило ли из-за этого прятать глаза, краснеть и смущаться? Просто я раньше не знал этого о нём, теперь же я знаю. Но что изменилось? Почему вообще что-то должно было измениться?

— Расслабься, — Алекс взглянул на Славу, что как-то неохотно ковырял мясо вилкой, — сидишь, как на иголках.

Они оба сидели рядом, напротив меня. И Алексу было удобно провернуть подобный трюк: посмотрев на Славу, он восклицал что-то, вроде: «О, у тебя соус!» и затем сам избавлял Славу от необходимости применения салфеток, используя свои губы. И язык. Вячеслав жутко смущался, но не мог не ответить на поцелуй — уж слишком ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх