На её месте. Часть 3

  1. На её месте. Часть 1
  2. На её месте. Часть 2
  3. На её месте. Часть 3

Страница: 7 из 19

привлекательным был этот бесстыдник.

По окончании ужина я заметил, как рука Алекса гладит точёное бедро моего коллеги, а тот лишь нервно кусает губы в нетерпении слиться с ним воедино. Я был явно третьим лишним в этой замечательной компании.

— Такси? — поинтересовался я, когда мы вышли. Оба кивнули, и я поймал машину.

Ехать было долго, и Алекс мог вдоволь порезвиться со Славой на заднем сидении, но он сел вперёд, чему я был удивлён. Слава сел рядом, машина тронулась.

— Извини... — начал коллега. — Прости за это всё, он просто...

— Ничего, — перебил я его, — я понимаю.

Слава немного помедлил. Он, казалось, что-то хотел сказать, но никак не решался, не мог выдавить из себя ни слова. Его наверняка гложет осознание моей невозмутимости, и он всё равно что-то надумывал в своей голове.

— Я... Мне временами требуется отдых, и, видишь ли... — Сбивчиво произносит он, я спешно перебиваю:

— Мне и в голову не пришло бы тебя за что-то осуждать, это твоя жизнь.

Казалось, моя реплика его успокоила. Помолчав немного, он решился спросить ещё кое-что:

— Мы точно не взбесили тебя таким... Поведением?

Я усмехнулся — знал бы он, каким невыносимым может быть Алекс. Я заметил, посмотрев в боковое зеркало заднего вида, что предмет моих мыслей сам улыбнулся, услышав вопрос.

— Всё в порядке. — Заверил его я. — Не беспокойся.

Слава ещё немного помолчал, а потом придвинулся ближе. Быстро, шёпотом, затараторил:

— Не хочу, чтобы Алекс услышал, — Вячеслав теснее прижался к моему плечу, — но ты всегда, всегда мне нравился. Я ценю твою дружбу, но я больше не могу держать это в себе.

— Ладно, — подивился я такой откровенности, — всё в порядке.

— Иногда мне это нужно, — задумчиво проговорил Слава, — встречи с мужчинами в командировках, или где-то ещё. Понимаешь?

Я кивнул — на всякий случай, и обижать его не хотелось — он ведь не был виноват в том, что его влекло к мужчинам. Да и какое мне могло быть до этого дело?

— Прости, что всё время мозолим тебе глаза, я вижу, что тебе неловко. — Произнёс он сочувственно. Я как можно миролюбивее улыбнулся:

— Будь с ним осторожнее, — сказал я, понизив голос. Слава удивился, но кивнул. Возможно, он подумал о чём-то, что даёт мне право так говорить о его новом знакомом, но мне было всё равно.

Они, что было вполне ожидаемо, отправились в номер Алекса, я же отправился к себе.

— Грустный ты, что-то случилось? — моя благоверная, в тонкой ночной рубашке, с убранными волосами, сидела перед зеркалом трюмо и общалась со мной по планшету. Я сам поставил свой планшет на стол, и принялся переодеваться.

— Нет, — я стянул с себя рубашку, — устал немного, сегодня после конференции, вечером, был в бильярдной.

— Наигрался? — она усмехнулась, и повернулась боком на стуле — я увидел её обнажённое бедро.

— Что-то вроде того. — Сказал я, и сел на кровать. — Кажется, переутомился.

— Или выпил лишнего. — Улыбнулась она. Глаза её блестели. Она была такой соблазнительной в этой жемчужно-белой рубашке, отделанной кружевом. Наверное, ей хотелось чего-то, что я, находясь в Гааге, не мог ей дать.

— Нет, — я покачал головой, — я совершенно трезв.

— И поэтому грустишь? — предположила она и улыбнулась. Тёмное золото волос, ниспадавшее на её обнажённые плечи, было просто прекрасным обрамлением её игривого выражения лица.

— Просто я хочу к тебе. — Признал я, и провёл пальцами по экрану.

Она сразу посерьёзнела.

— Бедный мой, — произнесла сочувственно, — пока тебе придётся довольствоваться только этим.

Она сняла рубашку и осталась сидеть передо мной обнажённой. Прекрасная, как всегда, запустила пальцы между бёдрами — на доли мгновения, чтобы показать мне, насколько она хочет меня.

— Видишь? — подушечки пальцев были в её вязкой смазке. — Я очень тебя хочу... Или... Не только тебя...

Она откинулась на спинку кресла, одну ногу закинула на край трюмо, и мне стало хорошо видно её изнывающее лоно. Я закусил губу и попытался сдержаться, не освободив от белья себя. Она коснулась клитора кончиками пальцев, слегка потёрла его, закрыла глаза... Я смотрел на то, как она наслаждается, и сам возбуждался от этого.

— Знаешь, кто мне запомнился из последних моих партнёров?

Я насторожился. Мне было интересно, но я боялся, что услышу самое худшее из моих предположений.

— Кто?

— Тот, черноволосый любитель подглядываний... — я заметил, что она медленно вошла в себя двумя пальцами. — Я поцеловала тебя ещё после всего, наверняка помнишь.

Я кивнул, сглотнув — самые худшие опасения всё-таки подтвердились. И я сдержал нервный смешок относительно того, что объект нашего разговора в данный момент находился над моей головой с моим коллегой. И они там явно беседы не о кредитных ставках вели в данный момент, и вообще, сомневаюсь, что они о чём-то разговаривали.

— Он был... Так горяч, — она проталкивает свои пальчики глубже, вздыхая, — так напорист...

У меня было странное ощущение — смесь негодования с любопытством. Мне было интересно, чем он её так зацепил, но при этом мне было как-то не по себе от того, что она его выделила, запомнила. Но с другой стороны, она много о ком вспоминала после этих встреч. Просто меня коробило, что сейчас это был именно он. И никто иной.

Она открыла глаза и увидела, что я по-прежнему неподвижно смотрю в монитор, и нахмурилась:

— Что-то не так? — и тут же спохватилась. — Ой, милый, извини, я не подумала, может, тебе та сцена была неприятной...

— Всё нормально, — процедил я, — продолжай.

— Ты уверен?

Я кивнул. И она продолжила. Продолжила рассказывать мне об Александре, что сейчас в номере этажом выше занимался тем же с моим коллегой.

— Помнишь, как он взял меня сзади? — она застонала, чуть прогнувшись. — И шептал мне в ухо, так возбуждающе...

— Что же он нашёптывал тебе, милая? — я и сам начал возбуждаться от такой картины, скользнул рукой по прессу, вниз, сжал член через ткань чёрных боксеров. Возбуждение отдалось покалыванием в пояснице...

— Он говорил: «Это твой муж? Меня так заводит, когда он смотрит, пусть сядет поближе». Помнишь, я попросила тебя тогда придвинуться? Боже, какой он был страстный... — три её пальца совершали возвратно-поступательные движения, и все были в смазке. Я молчал, слушал, и ощущение было более, чем странным. Мы не впервые делали это. Обычная практика, если я далеко. Но сейчас... Меня что-то настораживало и возбуждало одновременно.

— Тебе понравилось передавать мне его сперму? — вопрос удивил даже меня самого. Откровенностью и интересом к этой теме. Она остановилась на миг, отвлеклась, недолго думала:

— Да, — она вздохнула, движения её руки ускорились, — меня это очень завело.

Я почувствовал, как мой собственный орган окреп сильнее от её ответа...

— И что бы ты ещё хотела видеть?... — осторожно интересуюсь, и тяну вниз ткань боксеров, освобождая себя.

Она наблюдает, ей это нравится — как я берусь за свой член ладонью, как делаю несколько быстрых, резких движений, как увлажняю ладонь слюной для лучшего скольжения и другой рукой касаюсь мошонки... Она смотрит во все глаза, дышит глубоко и часто, и смотрит, наблюдает... И, наконец, отмирает:

— Помнишь мужчину... Которого ты направлял? Брал за затылок, и регулировал его движения.

— Конечно, помню. — Отозвался я. Действительно, такое не забывается.

Она немного смущается своих фантазий, ей неловко, потому что она об этом не говорила.

— Я бы посмотрела, как он бы отсосал тебе... — произносит, а затем кусает губы, прикрыв глаза. — Как язык его проходит по стволу, как губы обнимают головку, как он двигается — вверх-вниз, насаженный на твой член... Ах!... — движения её пальцев становятся хаотично-быстрыми, я сам довольно резко подрачивал, снимая с головки капли смазки.

Боже, так вот о чём думает моя жена... Крайне интересно!...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх