Ты — всё для меня. Главы 1—3

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 1 из 14

«Du bist mein

Ein und Alles fuer mich...»

Глава 1.

Над красотой не властен

Тот, кто под гнётом страсти,

Всё, что ты создаёшь —

Вновь тишине вернёшь.

© O. D., «Галатея»

Чёрт бы побрал все офисы в мире. Будь это самая престижная компания, все они одинаковы, и люди в них тоже весьма схожи по характеру. Все эти менеджеры среднего звена, топ-менеджеры, рекламщики, что ходят с видом «я — царь и бог!» меня невыносимо раздражают. Особенно сейчас — в тридцатиградусную жару, в помещении, где еле-еле работает кондиционер, поскольку какой-то фифе вечно холодно, и она ноет, чтобы мы «сделали потише». В итоге: все работнички, сдыхая от жары, нервно обмениваются совершенно не вежливыми репликами, а эта красотка, что вечно болеет даже от лёгкого сквознячка, сидит себе у окошка и лениво обмахивается новым номером «Cosmopolitan», радуясь, что теперь не будет видно её встающие от холода соски сквозь тонкую блузку. «Вот тварь! — успеваю подумать я, пробегая мимо неё с нужными отчётами. — Весь офис похож на помойку с полудохлыми мухами (и по состоянию сотрудников, и по запаху), а она про соски думает! Да всем плевать на твои медицинские прыщики!»

Собственно, информация такого интимного рода поступила из её ICQ, по которой она переписывалась с одной сотрудницей, так что месть моя была недолгой и до боли простой: я написал ей в окно, что она может попрощаться с потерянным временем и идти работать, а сам просто сменил пароль её аккаунта. И всё. Ведь такие, как она, не умеют ничего, кроме как стучать по клавишам, да и то — одной рукой и бесконечно долго.

Почему я всё это проделываю с такой лёгкостью? Ну, в отличие от всего этого раболепного офисного планктона, я — программист и по совместительству администратор сети, почти уже начальник нашего IT-отдела, птица свободного полёта, помогающая директорам компании и их сотрудникам работать как можно эффективнее. Я разрабатываю программное обеспечение, а также обслуживаю его, так что ко мне бывает мало претензий, но зато я постоянно пишу какие-то нелепые отчёты вроде тех, что я выполнял весь день по часам. Я совершенно не понимаю, зачем это всё нужно, но начальство требует — я выполняю, и мне не хочется конфликтов. Но сегодня всё бесконечно достало. Особенно она, эта двадцатидвухлетняя девочка с наманикюренными пальчиками и выжженными краской волосами. Жалкое зрелище.

Такую затащить бы в тёмный угол, и хорошенечко оттрахать во все её подставленные дырочки, чтобы, сучка, знала, как в 30 градусов по Цельсию работать в условиях бетонного ада. А что? Неплохая идея, но только я как представлю всё это её бесконечное удовольствие, поскольку в ласках я умел, и мне становится не по себе. Уж пусть лучше сидит на своём месте, и злобно посматривает на меня, а я буду мило улыбаться и делать вид, что ничего не произошло, и это вообще не я. Недаром же в нашем отделе не один я нахожусь.

Несмотря на то, что рабочий день заканчивается у всех одинаково, всё равно найдётся какая-то сволочь, что хочет смыться пораньше, и оставит мне на столе — «незаметно» — ключи от офиса, чтобы я его закрыл, уходя. Вот и сейчас — я смотрю на них — уныло, и сам хочу уже побыстрее уехать — к тебе под крыло, но придётся снова ждать, пока все закончат работу, и я... Но тут кто-то хватает ключи у меня со стола и шепчет на ухо:

— Уезжай, пока я не передумал...

Я поднимаю голову: один из наших менеджеров решил вдруг поступить как человек и отпустить меня. По-моему, его зовут Алексей, или Юрий, чёрт побери мою память... Он лукаво подмигивает мне и улыбается.

— Спасибо... — ошарашенно произношу я.

— Не за что... — проникновенно говорит он, и исчезает из моего поля зрения.

Я спешно собираю вещи и уношусь из офиса. Как только мои ноги ступают за порог, я забываю обо всём, и несусь к машине, понимая, что скоро — минут через сорок — я увижу тебя.

Тебя — моего юного хрупкого мальчика, что ждёт меня дома, моего прекрасного принца, которого я встретил на нивах виртуального пространства... Боже, когда это было? Да какая разница, мне бы просто прийти, прижать тебя к себе, впившись в твои губы поцелуем. Ты у меня — нежный, чувственный, каждый секс у нас с тобой получался таким прекрасным, наполненным ощущениями друг друга. И даже если я брал тебя где-нибудь на кухне на столе, или в ванной у раковины, или просто у стены, или уперев тебя раком на спинку дивана — всё равно я заботился о тебе, мне было важно знать, что тебе не больно, что тебе хорошо, и я целовал твою спину, плечи, проходился по твоей талии ладонями... Ты очень любил мои руки — не понимаю, почему, но ты прикасался губами к моим пальцам — всегда так благоговейно, словно они для тебя были незримым божеством. Я любил тебя — всё в тебе, от макушки до кончиков пальцев твоих стоп, приходя в восторг от твоих серых глаз, в которые я обожал окунаться словно в осеннее небо, от тебя всегда исходил лёгкий аромат мяты и зелёных яблок, а я сходил с ума по тебе, будто кот, нализавшийся валерьянки. Ты — моё счастье. И я не хотел ни при каких обстоятельствах терять тебя...

Я ехал в пробке, размышляя. Мои мысли почему-то переключились на того менеджера, что отпустил меня, забрав ключи. Почему он это сделал? И ещё эта улыбка... Да, он привлекателен, но не более, но, может быть, его заинтересовал я? А что — мне тридцать, у меня красивая фигура, типичные для мужчины широкие скулы, высокий лоб и очаровательная, как ты утверждаешь, улыбка. Глаза у меня большие, миндалевидной формы, и тёмные — почти чёрные, волосы каштановые и слегка вьются, но стрижка обычная, мужская. Судя по закатываемым мне истерикам от твоей мнимой ревности, я ещё способен привлекать мужчин.

Я вошёл в квартиру, улыбнувшись своим мыслям — сейчас я встречу тебя, и заключу в свои объятия, и мы будем долго и счастливо ужинать вместе, потом ты — как всегда — полезешь ко мне под душ (о, да, я всегда корчу недовольную мину при этом, мол, ты мне мешаешь нормально мыться), и из душа мы медленно переберёмся в спальню, чтобы продолжить начатое в ванной. Там, уже лёжа на простынях, нависнув над тобой, я пройдусь языком по твоей гладкой коже, коснусь губ — ты призывно раскроешь их, и мы сольёмся в поцелуе... Я люблю целовать твои губы — полноватые, чувственные, красивой формы, люблю проходить по ним аккуратно пальцами, я вообще люблю к тебе прикасаться.

Нафантазировав себе бесконечное количество приятных минут, которые я проведу с тобой, я вдруг понимаю, что тебя дома нет. Странно, ты всегда приходишь раньше меня... Почему сегодня всё не так?... Я успокоился, и собрался тебе позвонить, но... твой телефон не отвечал. Я слушал долгие гудки, и мои нервы начинали сдавать — я чувствовал, как к горлу подступил ком, и потихоньку начиналась паника. Где ты? Что с тобой? Вдруг что-то случилось?

Я метался по квартире, обзванивая всех наших общих знакомых, выясняя, где ты находишься, но так ничего и не узнал. Закрались мысли обзвонить все ближайшие больницы и морги, а так же дозвониться доблестной милиции, но я решил пока не поднимать такого шума из-за твоего часового отсутствия. Я сидел на кухне и нервно пил очередную чашку кофе, постоянно поглядывая на телефон и надеясь, что ты, всё-таки, соизволишь позвонить... Ты никогда ранее не позволял себе таких поступков. Я всегда знал, где ты, и ты стремился даже делать так, чтобы я не беспокоился, ведь ты знал, как я нервничаю... Но сегодня...

Почему именно сегодня? И почему сейчас? Ты ведь прекрасно знаешь, во сколько я прихожу с работы. Что же могло произойти? Ты всегда был таким внимательным, и я тоже старался во всём потакать тебе, я любил твою нежность, любил, когда ты прижимался ко мне или обнимал — просто так, без всякого повода. Мне всегда хотелось заботиться о тебе, я любил смотреть, как ты спишь, свернувшись клубком, положив голову мне на плечо... Судя по тому, что твои вещи все остались на месте, съезжать из квартиры ты ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх