Ты — всё для меня. Главы 1—3

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 12 из 14

сделать всё как можно нежнее, и чувствуя напряжение в каждой его мышце, но вдруг его будто отпускает, и он расслабляется, с жаром отвечая на мой поцелуй. Он ласкает мою спину, я перебираюсь к нему на колени... Меня захлёстывает волна ласки и неуёмного желания, я очень хочу, чтобы он вошёл в меня тут же... Но вместо этого я лишь задираю футболку, на его золотистой от загара коже блестят капельки воды, губами я опускаюсь по его телу к прессу, и мои руки уже расстёгивают верхнюю пуговицу бридж...

— Стой... — слышу я его голос, но я не останавливаюсь — я должен дойти до конца, сломать это не нужное никому сопротивление. — Подожди.

Я нехотя останавливаюсь и смотрю в его глаза.

— Ты этого хочешь? — спрашивает он. — Это же не просто месть?

— А какая разница? — вопрошаю я удивлённо, и снова возвращаюсь к бриджам.

Меня жутко заводит вся ситуация: вечереет, над парком сгущаются сумерки, он сидит на скамье в центре парка, вокруг нас периодически ходят люди, и я, стоя на коленях, сейчас собираюсь сделать минет этому незнакомому мужчине при том, что за этим наблюдаешь ты, моя любовь, и я это знаю... Меня уже трясёт от возбуждения. После непродолжительной возни с замком молнии, передо мной предстаёт его ровный, гладкий, красивый член, увитый жгутами вен. О, какое же это чудесное творение природы — этот член с большой влажной головкой, которой я нежно касаюсь языком... Он чуть подрагивает, словно учуяв незнакомые ласки, но я неуклонен — я беру его в рот, проходясь губами по всей длине и пытаясь вобрать его весь. Это не так-то легко, учитывая немалые размеры, и поэтому он мягко останавливает меня, заботясь обо мне... Боже, как это трогательно! Я ласкаю его член так, будто завтра не наступит никогда, и ты, моя любовь, смотришь на это — я уверен — во все глаза, что ж, смотри — ты же именно этого так хотел. Я сосу так усердно, что наш новый герой еле сдерживается от стонов, и это заводит меня дополнительно... Я ласкаю его бёдра, пресс, он откинулся на спинку скамейки и тяжело дышал, запустив ладонь в мои волосы...

— Нравится? — я приостанавливаю свои ласки, чтобы насладиться им чуть дольше.

— Да... — выдохнул он. — Продолжай...

Я дразню головку языком, ласково проходясь по ней самым кончиком, пальцы мои колдуют над стволом внушительного члена, и вдруг чувствую, что он придвигает мои губы ближе за затылок. «О, вошёл во вкус», — подумал я, ухмыльнувшись, и продолжил свой минет с троекратным усердием.

Мои старания даром не прошли — мужчину затрясло, по бёдрам его прошла судорога, и вскоре он со стоном бурно излился мне в рот своей сладковато-горьковатой спермой. Его оргазм спровоцировал и моё наслаждение, и я тоже кончил, даже не прикасаясь к себе... Кажется, твой приказ выполнен, моя любовь? И я могу быть свободен.

Поднявшись с колен, я целую мужчину, имени которого даже не успел спросить, и делюсь с ним его же спермой, которую он с готовностью принимает с моих губ, словно это — благодатный нектар... Его руки так чудесно скользят по моей талии и бёдрам, что мне не очень хочется от него отрываться.

— Отвлекаю?

Это был твой голос — вне всяких сомнений. Оторвавшись, всё-таки, от сочных, перемазанных спермой, губ того, кого я обратил в нашу веру благодаря твоему приказу, я смотрю на тебя — преданно и раболепно, так, как могу только в твоём присутствии...

Ты возбуждён — тебя выдаёт лихорадочный блеск глаз цвета горького шоколада, и в неярком освещении я вижу, как нервно сжимаются твои пальцы на книге. И мне сейчас становится немного страшно от твоего взгляда: ты хочешь убить меня или любить?

***Акт 2, сцена вторая — Власть развращает***

Покорный, милый мальчик... Ты сидел напротив меня, изображая бесконечную боль и печаль. И у тебя это получилось. Почему же ты не пошёл на актёра? Мог бы блистать на сцене мировых театров, а сейчас всего лишь какой-то художник... Но, впрочем, это сейчас не так важно. Главное, что ты сейчас выполняешь моё задание. И как умело...

Я отвлекаюсь всего на какие-то десять-пятнадцать минут, а потом возвращаюсь к вашей сладкой парочке, и вижу, что ты снова рыдаешь... Я читаю замешательство в глазах мужчины, но, тем не менее, он делает попытку утешить моего разбушевавшегося мальчика, и робко хлопает тебя по спине. Как трогательно! Я ухмыляюсь. Ты смотришь на меня, пытаясь понять, наблюдаю ли я за вами, но я делаю вид, что ничего вокруг не замечаю. Ты должен делать всё сам...

И ты сделал. Я видел, как ты целуешь его — нежно, вкладывая в этот поцелуй частицу всего себя, твои руки блуждают по его телу, и ты задираешь футболку... Боже, знал бы ты о смятении, что поселилось сейчас в моей душе, и о страсти, что бушует там же внутри. И о возбуждении, от которого буквально ломило мой член...

Я наблюдаю, как ты ублажаешь его, и у меня почти срывает крышу от смеси ревности и желания... Мечта, о которой я грезил всё утро, осуществилась так скоро... И это было так красиво, так чувственно, что смотреть на это просто так было почти невозможно. Люди, что проходили мимо, иногда брезгливо морщились, иногда заинтересованно наблюдали, но никому не хватало смелости остановиться и досмотреть до конца. Но я героически выдержал весь просмотр, и с последними судорогами твоего мужчины встал со скамьи и направился к вам. Я видел, как ты кончаешь, мой мальчик — от меня невозможно это скрыть, даже если выдало тебя одно движение ресниц — я слишком хорошо изучил тебя, чтобы понимать, когда ты получаешь удовольствие и достигаешь оргазма. Я вижу, как вы целуетесь, находясь на расстоянии в пару десятков сантиметров. Знал бы ты, как это было сексуально, ты бы не стал мучить меня...

— Отвлекаю? — интересуюсь невинно, взглянув на вас.

И вот ты смотришь на меня — нашкодивший школьник, ученик перед учителем, что не выучивает уроки с завидной регулярностью... Только в моём присутствии у тебя может быть такой взгляд — ты всегда ожидаешь подвоха.

— Мы... я...

Я целую тебя — на твоих губах всё ещё чувствуется вкус чужой спермы. Мы целуемся долго — так я люблю, и лишь после того, как мы отрываемся друг от друга, мужчина решается что-то сказать.

— Вы уже помирились? — говорит он и собирается встать, но я ему не даю. Слишком уж мне хочется опробовать его.

— Куда? — интересуюсь, целуя в шею.

Он явно не ожидал такого напора.

— Ч-ч-то?

— Куда собрались? — повторяю, взглянув в аквамариновые глаза. — Не хотите продолжить в менее нервной обстановке?

Я прохожу по его телу рукой, мои губы ласкают мочку его уха, он тяжело дышит — я знаю, что одного оргазма для такого мужчины явно недостаточно. Оторвавшись от него, я маню его за нами.

— Пошли.

И он встаёт, идёт за нами — послушно, словно овечка, оторвавшаяся от стада и пригнанная обратно умелой пастушьей собакой. Ты идёшь рядом со мной, но я даже не смотрю на тебя, и это тебя уязвляет.

— Что происходит? — спрашиваешь ты.

Я равнодушно пожимаю плечами и — впервые за всю нашу дорогу — смотрю на тебя.

— Я просто хочу вас.

Своим тоном я даю понять, что дальнейшие вопросы бессмысленны, и ты умолкаешь.

Я молча открываю дверь. Всю дорогу мы не сказали друг другу ни слова. Я замечаю твой недовольный вид... Естественно, мой мальчик, ты не будешь в восторге от таких моих заявлений, и тем более — быть пассивным наблюдателем не в твоём стиле, но мы будем играть по моим правилам. Вытянув руку в приглашающем жесте, я мило улыбаюсь:

— Прошу.

Сначала входишь ты, за тобой — наш новый знакомец, что входит, озираясь по сторонам. Но нет — обычная квартира, никакого притона тут нет, всё убрано и вполне чисто. Я указываю нашему гостю где душ, а потом иду в спальню, но первым идти в ванную решаешь ты. «Ну-ну, — думаю я, — чтобы смыть следы своего удовольствия». Мы остаёмся наедине с моей зеленоглазой мечтой. Он садится в кресло на время ожидания. Я становлюсь напротив и внимательно его осматриваю.

— Что же вас заставило ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх