Ты — всё для меня. Главы 1—3

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 13 из 14

пойти с нами?... — интересуюсь мимоходом, чуть наклонившись вперёд.

Он изящно пожимает плечами... Я замечаю кольцо на его руке — простой платиновый ободок, и он нервно поигрывает с ним пальцами. Нет, женитьба ему не мешала прийти, но о жене он всё-таки думал. Наверное, в его голове роились мысли о том, что он будет ей говорить, когда вернётся. Я приблизился к нему ещё на шаг, и, наклонившись сильнее, произношу:

— Не волнуйтесь, она ничего не сможет узнать, и как-то шантажировать вас мы тем более не собираемся — всё останется только между нами... — с этими словами я целую его — сладко, долго, мужчина отдаёт всего себя в поцелуе, и мне нравится то, что он так настроен... — Вы ведь никогда этого не делали, верно? — шепчу, прижавшись к нему. Он качает головой.

— Нет, только... пару раз... с другом... как-то... — неуверенно протягивает он. — Но мы только ласкали члены друг друга руками, и всё.

— Вам понравилось? — спрашиваю, проходя ладонью от виска до шеи, убрав со лба непослушную прядь волос. Он кивает, немного покраснев...

И моё поведение, и моё обращение на «вы» его немного смущает, но тем самым я хочу показать, что настроен доставить наслаждение и ему тоже, но всё-таки держу некую дистанцию, чтобы он не расслаблялся сильно. Ты выходишь из ванной в одном полотенце, предоставляя нам возможность охладиться самим. Я вижу, что ты напряжён и насторожен — словно ждёшь какого-то подвоха. Что ж, не исключено, что именно то, что я собираюсь сделать, и будет этим «подвохом», но останавливаться поздно. Мы уже зашли слишком далеко.

— Пойдём. — Я помогаю нашему знакомому встать с кресла и мы направляемся в ванную — я с чистыми полотенцами, он с чистыми помыслами о милой жёнушке и просто прекрасном дитяте, что остались, вероятно, дома, разрешив своему папе прогуляться немного в парке одному и спокойно почитать газету. А что — на свежем воздухе прекрасно читается...

Я развешиваю полотенца и включаю воду. Даю ему команду раздеться и поворачиваюсь к нему спиной, замешкавшись. Когда я повернулся, он уже стоял обнажённым в ванной и прятался за занавеской. Боже, скромник какой, да чего я там не видел-то...

— А как у вас включается душ? — спрашивает он, я отмахиваюсь:

— Сейчас, подожди.

Резкий переход с «вы» на «ты» чуть сбивает его программу, и она виснет, а пока процесс не перезапущен, я быстро скидываю с себя всё и присоединяюсь к нему. Жаль, что не удалось исполнить перед ним мой коронный номер «медленное раздевание», сейчас я, вероятно, был бы лучшим в своём деле, но это не так важно. Главное, что в данный момент я вижу его — всего, обнажённого, красивого, с лёгким золотистым оттенком загара на коже, чуть смущённого, отчаянно жмущегося к краю ванной.

— Что случилось? — вопрошаю я томно, перегибаясь через него и включая душ.

— Мы... вместе будем?

Я пожимаю плечами, касаясь его руки...

— Во-первых, так быстрее. — И берусь за гель для душа, вплотную становясь к нему. — А во вторых, ты сюда не в игрушки пришёл играть... — Мои руки, на который я уже выдавил немного геля, проходятся по его плечам и дальше — к груди, на которой я будто случайно задеваю соски ладонями, отчего он прикрывает глаза — нравится, значит. Я иду далее, к прессу, касаюсь мимоходом его полувозбуждённого достоинства, а потом перехожу на бёдра. Я намыливаю их с таким усердием, что он еле удерживается на ногах, а затем я прошу его повернуться, и мои руки проходятся вдоль его спины. Ей я уделяю большее внимание, задевая всевозможные эрогенные зоны кончиками пальцев, отчего он прогибается сильнее, уперевшись руками в стену... Я шепчу что-то, ухмыляясь, лаская его, я знаю, что ему приятны мои действия, иначе он не дышал бы так часто и сбивчиво, не подавался бы навстречу моим ласкам, а показывал бы полное неудовлетворение происходящим. Мельком мои мысли перескакивают к тебе. Интересно, думаешь ли ты о нас, находящихся здесь? Фантазируешь ли о том, что я мог бы сделать с этим красавцем? Мне нравится его гибкое стройное тело, нравится, когда он чуть ли не постанывает, если начать разминать ему эти напряжённые мышцы, нравится, как он стесняется собственной наготы перед незнакомым мужчиной, стоя к нему спиной, и, тем не менее, позволяя делать с собой всё, что этот мужчина, то есть я, ни захочет. Я же, с нажимом пройдясь по бокам, перехожу к ягодицам... Он отшатывается, пытаясь выпрямиться, но я удерживаю его.

— Что-то не так? — интересуюсь самым безразличным тоном, на который был способен. Какая мне, в сущности, разница, что он чего-то там стесняется?..

Он не отвечает, возобновляя попытки выпрямиться и развернуться, но я всё ещё не даю ему это сделать, крепко держа его за талию.

— Расслабься, милый, всё будет хорошо... — Шепчу, касаясь мочки его уха, прогибая его в пояснице так, как мне будет удобнее.

— Я не совсем готов... — робко говорит он, я лишь усмехаюсь.

— К этому и не нужно сильно готовиться. — Смыв пену, я глажу его спину, бёдра, продолжаю мять его ягодицы, легонько задевая пальцами туго сжатый вход. — Я сам тебя подготовлю, тебе нужно только не зажиматься, иначе будет больно. — Я ощутимо надавливаю пальцем на дырочку ануса, он дёргается. — Очень больно... — Предупреждаю я.

Со вздохом, будто нехотя, он пытается расслабиться, я скольжу по его телу, пока не посягая на его драгоценную девственность, пытаясь распалить его ещё больше своими прикосновениями, задевая те или иные участки тела, иногда уделяя внимание его красивому члену. И мне это удаётся — он постанывает, чувствуя, насколько я разгорячён, его губы приоткрыты, дыхание тяжёлое... «Я и не таких сводил с ума», — думаю я про себя, продолжая мучительные ласки, языком и губами прохаживаясь по его шее...

— Ты хочешь меня? — спрашивает он. И зачем задавать столь глупые вопросы?

— Конечно. — Тем не менее, отвечаю, прижавшись к нему теснее — так, чтобы бедром он ощутил мой налитый кровью член.

— Тогда... возьми меня... — говорит он.

Я улыбаюсь. «Конечно, я трахну тебя, мой хороший, — думаю я про себя, мягко массируя колечко его ануса, — но только тогда, когда я этого захочу, и уж точно не здесь... « Первый намыленный палец входит в расслабленную попку почти безболезненно, к нему через некоторое время присоединяется второй, а затем и третий. Мой девственный любовник стонет, подаваясь навстречу — боли он не чувствует, ему лишь хочется заменить мои пальцы на кое-что покрепче, подлиннее и потолще... Я знаю, сколько раз это было с моими нетронутыми партнёрами [это я снова вспоминаю о тебе, да]. Но это хорошо, что он такой чувствительный — с ними как-то проще. Дождавшись, когда он будет чуть ли не кончать от ощущения наслаждения, что дают ему мои пальцы, массирующие простату и задействующие всё больше рецепторов и нервных окончаний, я резко выхожу из него и поворачиваю к себе, сорвав полотенце с вешалки.

— Вот так... — я вытираю это прекрасное тело, и, шлёпнув его по ягодице, отправляю в спальню к тебе.

А сам прислоняюсь к холодному кафелю спиной и пытаюсь выровнять дыхание. Что я делаю? Что мы делаем? Мы мучаем друг друга, это и так понятно, будто нам не хватает того, что уже есть... Но я просто почти влюблён, а ты... можешь мне подыграть. Что же в этом плохого?... Только то, что я якобы не задумываюсь о твоих чувствах, на самом деле заботясь о них даже сильнее, чем ты. И, кроме того, моя странная власть над тобой позволяет мне делать то, что я хочу, вне зависимости от твоего мнения.

Отмывшись и немного остыв, я выхожу из душа, направляясь в спальню. Ты сидишь на кровати, подобрав под себя ноги и обняв колени, уткнувшись в них подбородком. Недалеко от тебя дремлет наш новый знакомый... Я подхожу к тебе и целую, ты не отвечаешь.

— Что с тобой? — удивляюсь я.

— Я сделал то, что ты мне приказал, но никак не думал, что ты собираешься тащить его к нам домой. — Процеживаешь ты сквозь зубы, не смотря на меня.

Я улыбаюсь и прохожу по твоим волосам рукой,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх