Ты — всё для меня. Главы 1—3

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 6 из 14

и подчинять себе...

Скорее всего, это признаки высшей степени моей эгоистичности, но я и в самом деле не могу без этого. Мне нравилось то, как он сейчас извивается подо мной, как просит ещё, я буду в восторге, когда он всё-таки кончит от моих движений в нём, или от того, как я ему отсосу — я ещё не решил, но мне всегда нравилось, когда все мои мужчины получали удовольствие от моих ласк или моих фрикций... Этот мальчик был очень темпераментным, иногда даже слишком — это когда он выгибался и просил меня его «выебать как можно жёстче», но его попка восхищала своей упругостью, и мне было очень хорошо. Мы наслаждались друг другом не более минут двадцати, он кончил первым, подрачивая свой член, и громко вскрикнув... Я кончил вслед за ним, целуя его губы.

— У меня никогда так не было... — шепнул он.

Я лишь ухмыльнулся. «И никогда больше не будет... « — успеваю подумать я, садясь на своё место. Повторять эту феерию чувств мне не слишком-то и хотелось, если быть честным.

Он подошёл ко мне — уже одетый, но одежда была явно помята. Но это ничего — летом всегда так, успевай только стирать и гладить. Он смотрит в мои глаза — преданно и как-то умоляюще, и с благодарностью за доставленное удовольствие...

— Мы ещё как-нибудь пообедаем вместе? — спрашивает он, и в голосе его слышится надежда. Но я качаю головой.

— Нет.

Игорь всё понимает, и уходит. Я вздыхаю — да, жаль, что пришлось обидеть парня, но такова жизнь — у меня есть ты, и то, что я с кем-то переспал, вряд ли что-то изменит. Потому что до этого случая это тоже ничего не меняло.

А если проверить твои нервы на прочность? В очередной раз?... Ты можешь уйти, исчезнуть из моей жизни, может быть, я потом буду валяться в твоих ногах, моля о прощении, но... Я не смогу тебя долго обманывать — иначе меня заест совесть. Что ж, кажется, у меня нет иного выхода, кроме как рассказать тебе о том, что я не так уж и прекрасен, как тебе казалось...

Я вернулся домой, кинул сумку у порога, и, не раздеваясь, буквально рухнул на диван, переводя дух. Всю дорогу я обдумывал, как сказать тебе о том, что я за скотина, в каких словах и каким образом всё это стоило бы преподнести, но в голову лезла какая-то чушь. В итоге от усиленных раздумий я не получил ничего, кроме приступа мигрени. Нехотя заставив себя встать с дивана, я скинул влажную от испарины рубашку и затем посмотрел на часы — ты уже должен был прийти, но тебя не было.

Где же ты опять пропадаешь?..

Но паниковать было незачем — мало ли что там у тебя с учёбой, всё-таки, не следовало превращаться в ту истеричку, какой является наш начальник. Я пока принял прохладный душ и приготовил себе нехитрый ужин — есть в такую духоту не очень хотелось. Покончив с последними кусочками, я захватил чашку холодного чая и принялся бездумно блуждать по квартире. В гостиной, где вчера ночью мы придавались пылким утехам, плыла мягкая, утончённая прохлада летнего вечера, распахнутые настежь створки окна позволяли сесть на широкий подоконник и смотреть вниз с седьмого этажа нашего вполне уютного дома. Внизу шли люди, неспешно переговариваясь, иногда пробегала стайка ребятишек, кто-то шёл с полотенцами и сумками на пляж, кто-то — наоборот, с пляжа. Я наблюдал за картиной ленивого летнего города, и моё сердце было спокойно, пока взгляд не зацепился за что-то до боли знакомое...

... Это была твоя спина, плавно выгибающаяся под настойчивыми прикосновениями. Там, в окне напротив, где вчера я видел этого племенного жеребца, что беззастенчиво подрачивал, пока мы занимались любовью, мелькала твоя спина с чужими на ней руками. Кто-то другой (по-видимому, вчерашний знакомец) ласкал тебя, как я вчера — у окна, настойчиво, но нежно. Я заворожённо смотрел, как между твоих, моя любовь, прекрасных лопаток проходятся чьи-то проворные пальцы, лишь слегка задевая пояс твоих любимых джинс... И уже через минуту наблюдения я сходил с ума от этого зрелища, и почти что выдохнул протяжное «нет», когда отчётливо увидел твой острый профиль, и того вчерашнего накачанного амбала, что неспешно и мягко целовал твои губы, поигрывая мышцами... Твои глаза были закрыты, руки покоились на талии твоего нежданного любовника, в то время как он не переставал гладить твоё изумительное тело, обладающее воистину кошачьей грацией.

Я поймал себя на непривычной мысли, что жутко ревную. Что прямо сейчас готов сорваться с места и накостылять вам обоим за то, что позволяли себе такие вольности: ты меня, оказывается, не ценил и не слушал, а он посмел заполучить тебя после наблюдения за нашим любовным актом, словно переходящий из рук в руки трофей. Но я видел, как тебе всё это нравится, и поэтому не смел прерывать твоего ощутимого удовольствия, что ты получал в его руках. Наверное, момент, когда ты опустился перед ним на колени и взял его внушительную игрушку в свой умелый рот, будет вечно стоять у меня перед глазами... Это твоё привычное движение губ, игра языка по стволу — я буквально вижу всё это перед собой в нескольких метрах от себя, и мне даже можно закрыть глаза — услужливое воображение дорисует всё само. Но благодаря нашим прекрасным архитекторам, что делают многое не совсем верно, я могу всё лицезреть как на ладони... Я коротко вздыхаю и сажусь поудобнее на подоконнике, чтобы и далее наблюдать за картиной твоей нечаянной и такой, как ни странно, возбуждающей измены.

Во время своего потрясающего минета ты стараешься неотрывно смотреть ему в глаза, твои руки покоятся на его широких крепких бёдрах. Ммм, какой же он замечательно сложенный мужчина, тебя можно понять, я бы и сам его трахнул при первой же возможности. Прошёл бы языком вдоль позвоночника, наклонил раком к ближайшей стенке, и трахнул бы так, чтобы он надолго запомнил. Он бы у меня не то, что стонал — волком выл бы от счастья, что я им обладаю. Но вместо всего этого перед моими глазами разворачивается иная картина: он запускает руку в твои волосы, и легонько подталкивает тебя, совершая фрикции... Попросту — имеет тебя в твой раскрытый ротик, и ты принимаешь его всего, немного массируя крепкие бёдра. Такое впечатление, что ты проделывал это с ним постоянно (и это как-то очень кольнуло меня), поскольку ты как-то привычно выпускаешь член изо рта — видимо, чувствуя, что он готов к разрядке, и, сочно поцеловав этого Геракла в губы, ты проходишься по его талии рукой, а затем я вижу, что ты что-то ему говоришь.

Мужчина, по-совместительству — твой собеседник, как-то хищно улыбается, и я понимаю, с кем вижу его поразительное сходство... Всё в нём было какое-то тигриное — начиная от кошачьего разреза медовых (в них красиво отсвечивало солнце) глаз и до упругой пружинистой походки. То, с каким собственническим взглядом он посадил тебя на подоконник, подхватив за талию, выдавало в нём заядлого эгоиста, что скрывается под романтичным налётом конфетно-букетного периода отношений... Он — прирождённый охотник, а такие, как ты, мой сказочный Принц, слетаются стайками к нему, словно мотыльки на свет. Мне вас даже немного жаль, но секс у вас просто обязан был быть потрясающим — именно для него вы все и нужны таким, как он — сильным, красивым и независимым. Лучшие коты ходят сами по себе — таково вездесущее общественное мнение... Между тем он целует тебя, прерывая мои хаотичные мысли — шея, плечи, губы, снова шея... Чего он добивается? Хочет помучить тебя? Или быть таким же нежным, как я с тобой вчера? Я вообще его не понимаю, но тем интереснее ваше представление, повторения на бис которого я не желал бы никогда...

Его руки опускаются медленно к твоему поясу и я вижу, что он расстёгивает твои джинсы. Пара минут — и я уже созерцаю твои голые ягодицы, которые он сжимает своими ладонями. Представляю, как ты тяжело дышишь сейчас, глаза твои прикрыты, губы чуть дрожат, и ты облизываешь их кончиком юркого языка, иногда можно услышать твои гортанные стоны — низкие, хрипловатые, тихие. Я их услышать, увы, не могу, но зато прекрасно себе могу их представить. Он целует твою шею, гладит спину,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх