Ты — всё для меня. Главы 1—3

  1. Ты — всё для меня. Главы 1—3
  2. Ты — всё для меня. Главы 4—6

Страница: 8 из 14

выручил сегодня, и он решил меня отблагодарить. Такой милый, пригласил меня на обед в качестве благодарности за его спасение. — Ты заинтересованно, но немного недоверчиво (ещё бы!) смотришь в мои кристалльно честные глаза, пока я прохожусь языком по твоему прессу, неотрывно глядя на тебя. — Но, знаешь, мы так и не дошли до какой-нибудь кафешки, так что обеда не состоялось. — Будничным тоном, с преувеличенным сожалением в голосе и хитрыми бесятами в глазах произношу я, и покорно жду твоей реакции.

— Ну, как-нибудь в другой раз пообедаете. — Улыбаешься ты. О, да, я знал, что ты это скажешь, любовь моя...

Я снова оказываюсь подле твоего лица, склоняюсь к тебе и тихо, жарко шепчу в твои губы:

— Зачем? Он отблагодарил меня по-другому. — Я ухмыляюсь. — Сполна отблагодарил... — протягиваю, и снова касаюсь твоих губ — но теперь уже языком.

Ты деланно удивляешься, по-прежнему строя из себя святую невинность, или просто не веря в то, что я смог так поступить:

— Сполна? Как же?

Я хитро улыбаюсь, прижимая тебя собой к кровати и лаская твой торс руками — пресс, грудь, плечи... Ты по-прежнему смотришь мне в глаза, и я чувствую, как от подступающей догадки твоё тело напрягается, чтобы в подходящий момент скинуть меня с себя. Но ты не сможешь. Ты — мой.

— Я прижал его собой к стене... — тихо начинаю я, проходясь по твоей шее губами и языком, целуя мочку твоего уха. — Он был таким жарким, горячим, так хотел меня... — мой голос низкий, чуть с хрипотцой от возбуждения, я говорю с придыханием, томно, растягивая удовольствие от пересказа. — Но его робость... боже, как это было мило... не дала ему сделать первый шаг самому, и я сам поцеловал его. — С этими словами я жарко целую тебя взасос, словно впервые пробуя на вкус твои губы, и твоё тяжёлое дыхание, твоя дрожь, твоё напряжение, то, что твои бёдра, руки, пресс настолько напряглись, что готовы вот-вот попытаться меня прогнать — всё это так меня заводит...
— Я трахнул его на чьём-то рабочем столе, впопыхах, даже не раздеваясь... — ухмыляюсь я и вижу, как глаза твои расширились, а ладони сжались в кулаки. — Он так бурно кончал, так сладко стонал, просил жёстко его выебать, почти захлёбывался криком — такой темпераментный попался, представляешь?... — издеваюсь я, одним движением раздвигая твои бёдра, чтобы потом стянуть с них джинсы и хорошенько проучить тебя. Неужели ты думал, что твоя измена будет безнаказанной?

— Зачем?... — спрашиваешь ты, в твоём голосе явно слышится металл. — Зачем ты так со мной?... — твоё дыхание учащается, и по нему я понимаю, что тебя изнутри уже почти душат рыдания. — Зачем?... — ты пытаешься сбросить меня с себя, перевернуть, дать пощёчину — сделать всё, лишь бы мне было больно... Но я сильнее тебя. И мне это нравится — твоё сопротивление приводит меня в восторг, пока ты извиваешься подо мной.

— Да, вот так, сопротивляйся, мой мальчик... Скажи мне, что я — дрянь, сучонок, ну же!

Молчишь, глядя на меня испуганными глазами. Ты на грани истерики, хотя я не думал, что тебя настолько заденет мой рассказ. Ты тихо плачешь, а я вытираю твои слёзы тыльной стороной ладони и шепчу что-то успокаивающее... Мне хочется тебя утешить, но тебя действительно стоит проучить за тот спектакль, что ты устроил у окна с каким-то незнакомцем.

— А что за представление я видел из окна? — спрашиваю холодно, но ты лишь заходишься в новых рыданиях.

Из твоего невнятного монолога я разбираю лишь «прости» и «всё не так», и всё-таки осмеливаюсь поинтересоваться, что же именно обстоит «не так».

— Ты хочешь знать?... — спрашиваешь ты. Я ложусь с тобой рядом и легонько касаюсь твоей щеки пальцами.

— Конечно, любовь моя.

Ты слегка смущаешься, тебе стыдно за твой поступок, но лично я хочу знать всё. И поэтому тебе придётся ответить мне. Сам же интересовался, хочу я знать или нет.

— Это было ещё до появления тебя в моей жизни... — ну да, все так начинают, будто чьё-либо отсутствие что-то меняет. — Он... тоже мой бывший коллега, учился на курс старше и работал в той же художественной студии, что и я — нас курировал один и тот же преподаватель. — Неуверенно и запинаясь, начинаешь ты. Да, я помню эту студию, ты же у нас юный художник. Именно там совсем недавно я жёстко отымел тебя в подсобке, пока преподаватель твой ждал, когда ты принесёшь ему масляные краски, палитру и несколько эскизов. — Меня к нему сразу потянуло — статный красавец, не обделён умом, внимателен и начитан. Мы сразу как-то подружились, и стали помогать друг другу... А потом... — ты смущаешься, смотря на меня. — Мы остались одни, в студии...

Дверь запиралась на ключ и изнутри тоже, поэтому мы заперлись и решили отметить нашу успешную практику. Егор вытащил вино, я принёс торт, и мы принялись весело болтать, запивая сладкое вином. sexytales Говорили о многом, пока речь не зашла о личной жизни, и Егор не произнёс, посмотрев мне в глаза: «А знаешь, мне парни нравятся». Я удивился такой откровенности и не знал, как отреагировать, а он наклонился надо мной и...

поцеловал... Мы долго целовались, но не более — нас спугнул подошедший преподаватель. — «Ну вот, — мрачно подумал я, — на самом интересном месте». — А сегодня я встретил его, и он пригласил меня к себе, и потом случилось всё то, что ты уже видел... Но ничего не было! Мы же только... только...

Я свожу брови к переносице и приближаюсь к тебе, губами касаясь твоих скул. Дыхание твоё тяжёлое, я провожу рукой по твоему бедру, далее веду её к талии... Если бы ты знал, насколько я хочу тебя сейчас. Я нависаю над тобой, на ходу расстёгивая твои джинсы.

— Только что? — сурово интересуюсь я.

— Я только... мы... — продолжаешь ты неуверенно. — Мы лишь...

— Только сосали друг другу? — догадываюсь я, недобро ухмыляясь.

Ты киваешь.

— Я... просто ты был моим первым, и я хочу, чтобы занимался любовью я только с тобой... Только твой член я бы чувствовал в себе... — ты прижимаешь меня к себе. — Я так люблю, когда ты имеешь меня. Да, я поступил подло, прости меня. Ты ведь любишь меня, а я повёлся на какого-то бывшего сотрудника нашей студии, с которым у меня был первый поцелуй, но ты... ведь ты же сам изменил мне сегодня... и до этого... — голос твой снова предательски задрожал.

Но в моих планах не было слушать твои увещевания, и я поцеловал тебя, снова по-хозяйски проведя ладонью от шеи до груди. Я улыбаюсь, но улыбка моя не предвещает ничего хорошего, и ты это понимаешь — глаза твои расширяются, я ухмыляюсь.

— Мой мальчик, — шепчу я тебе на ухо, пока мои руки пытаются обнажить твои крепкие бёдра, — ты — только мой, с кем бы ты не спал, кому бы не отсасывал, ты — только моя шлюшка... — губы мои проходятся по твоей шее и устремляются ниже — по груди к соскам. — Исключительно моя. Ты слышишь?

— Я твой... — шепчешь ты в исступлении, голос дрожит. Сладкий мой, хороший, оступился — с кем не бывает, это случалось и со мной, причём, неоднократно. Но я всё-таки злюсь, и ощущение власти пьянит.

— Мой кто? — вынуждаю я тебя повторить мои слова.

— Твоя шлюшка... — выдавливаешь ты, прижимаясь бёдрами ко мне теснее, чтобы почувствовать моё возбуждение. Я же мучаю тебя, лаская твой торс, бёдра, так и не разрешив до конца раздевать меня. Я целую тебя — агрессивно, вжимая тебя в кровать, чувствуя твоё прерывистое дыхание. Мне нравится твоя податливость, и мне хочется быть жёстче... Мне хочется тебя наказать. По-настоящему. И я чувствую, как моя собственная безнаказанность ударяет в голову.

— Сучка... — говорю я, всё так же ухмыляясь. — Тебе понравилось? — я чувствую, как под моими пальцами напряглись твои мышцы. — Отвечай.

Ты смотришь на меня широко раскрытыми глазами.

— Я... я... — ты не решаешься сказать мне, пока я не слишком сильно сжимаю пальцами твой сосок. От боли ты выгибаешься. — Да, да... Да, чёрт возьми, мне понравилось... Мне понравилось чувствовать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх