Леди, будьте паинькой. Часть 1

  1. Леди, будьте паинькой. Часть 1
  2. Леди, будьте паинькой. Часть 2
  3. Леди, будьте паинькой. Часть 3: Окончание

Страница: 4 из 17

это как?

Хмыкнул. Леди Джулиана не знает даже, как просить. Точнее, она слишком упертая для этого. Мадмуазель Капитошкина еще несколько минут покусывала губки и переминала ножками. Ну-ну. Думай, невоспитанная красотка, вспоминай. Должны же были тебя в детстве научить волшебным словам вежливости.

— Прошу. Пожалуйста, мне правда очень нужно, — наконец тихонько взмолилась Юля, вся красная от нетерпения и понимания своего безвыходного положения.

— Вот видишь. Можешь же быть приветливой, когда нужно. Держи!

Со всеми возможными церемониями, будто это золотая чаша, подал ей обычное жестяное ведро... Пришлось уворачиваться, поскольку оно сразу же полетело в мою голову.

— Это что такое? Ты что, совсем того? — покрутила пальцем у виска.

— Сам будешь писать в ведро! Придурок, где у тебя тут унитаз! Ту-а-лет?! — по слогам с издевкой произнесла Юля, словно я плохо слышу или соображаю.

Кажется, кто-то слабо представляет себе реалии жизни сельской глубинки. Вздохнул, улыбнулся и вышел, не сказав ни слова.

— Эй, я с тобой вообще-то разговариваю!

Тоже мне, королева! Не зная слов обычной вежливости, хочет, чтобы ей даже в плену прислуживали. А получив не то, что ей представлялось, сразу выпускает когти. Вот только тут я хозяин положения, а значит, она может брыкаться, сколько её душе угодно! Захочет писать, а она точно захочет, сделает это в ведро, ничего с ней страшного не произойдет, не переломится. У меня же работы ещё непочатый край...

— Эй! Ты что, меня не слышал! Куда пошел?! Стой немедленно!

— Ээй, — последнее «эй» прозвучало жалостливо.

Кусая губы, переминаясь с ноги на ногу, Юля была вынуждена втянуть ведро назад в помещение. Плотно закрытые шторы сказали о том, что и оно может показаться дорогущим унитазом, если сильно приспичит.

— Эй, я хочу кушать! — послышался через некоторое время недовольный капризный голос.

— Меня зовут Кирилл, если что, на «эй», даже собака не будет отзываться. Да, Малыш?

Пёс залаял и, радостно виляя хвостом, подбежал ко мне, демонстративно усевшись в ногах. Язык высунул, в глазах огонь, желание служить и получать награду за свои старания.

— Умница, хороший Малыш, — погладил собаку и потрепал за ухом.

— Эй! — совершенно не обращает внимание на мои слова мисс Вредина. — Ты же не хочешь заморить меня голодом?! За это могут в тюрьму посадить! Хотя тебя и так надолго туда упекут, похищать меня было плохой идеей. Попомнишь еще мои слова...

Ответом ей было молчание, я могу быть терпеливым. Лишь Малыш, понимая, что говорят гадости в адрес его хозяина, угрожающе зарычал в её сторону.

— И псину твою усыпят! Уж я об этом позабочусь!

Снова игнорирую. Перебесится, сама поймет, как ей следует себя вести. Сколько человек может без еды протянуть? До тридцати дней вроде. Время у меня есть...

— Кирилл, пожалуйста, очень кушать хочется! Последний раз я ела вчера утром, легкий малюсенький салат с тунцом и кофе.

Что ж, ждать пришлось не так уж и долго.

— Проголодалась, значит? Тогда выходи на улицу.

— Я боюсь. Твой дурацкий пес меня покусает. Зачем держать таких огромных собак? В наш век электронных технологий необходимость в их сторожевых функциях отпала, лучше сигнализацию поставить. А для души можно завести малюсенькую собачку, как например, у Машки Воронцовой. Она помещается в женскую сумочку и потешно лает.

— Ну и зачем эта информация? Ты предлагаешь, мне её тоже похитить? Чтоб она составила компанию леди Джулиане?

— Ничего я не предлагаю, я вообще всякую живность слабо переношу. Но твоя собачища очень пугает, вон какие клыки огромные. Она же вообще может быть бешеная! Это у нее слюна из пасти течет, или пена?

Ох, и умеет же мадмуазель Капитошкина выводить из себя. Даже Малыш громко залаял, дав понять, что против пустых наговоров в свой адрес.

— Видишь?! — прокричала Юля, буравя меня глазками-пуговками и хмуря точеные брови.

— Фу! Малыш, сидеть!

Овчарка моментально послушалась, опустилась на задние лапы, свесила голову на бок, продолжая внимательно наблюдать за девушкой в оба глаза.

— Он будет сидеть, пока я не дам другой команды. Выходи. Не бойся.

Постоянно косясь на псину, Юля все же решилась выбраться из своего убежища. Шаг за шагом приблизилась ко мне. Поверив, что пёс хоть и злой, но дрессированный, немного успокоилась, снова включив свои командные нотки.

— Всё! Я тут! Давай, корми меня!

Нет, леди Джулиана в самом деле не догоняет, в каком положении очутилась! Придётся растолковать.

— Не так быстро. Для начала тебя следует помыть. Негоже грязнуле садиться за стол кушать.

— Что-о-о?! Это кто тут грязнуля?! Притащил меня в этот клоповник, заставил ночевать на полу и писать в ведро. Ненавижу!

Её нытье раздражает и даже временами злит. Решил подшутить.

— Раздевайся, будем принимать водные процедуры!

— В смысле, «раздевайся»?

— В прямом, — платье снимай и белье...

Мадмуазель Капитошкина буквально онемела от моих слов, и пока она, как заводная кукла, то беззвучно открывала рот, то хлопала глазами, я успел сходить к колодцу и набрать ведро холодной воды.

— Чего стоим, хочешь, чтобы я тебе помог, или, может, Малыша привлечь? — состроил премерзкую скабрезную гримасу.

— Эй, ты совсем охренел? Не буду я перед тобой раздеваться! И вообще я все папе расска...

— Как знаешь, — перебиваю эту трепетную речь, выливая ведро воды на очаровательную темноволосую головку.

— И-и-и...

Интересно ее специально обучали так визжать? Может, есть какие-то курсы «как вскрыть своим визгом черепную коробку».

— Ээй-й!!. Т-тыы чтооо т-вориишь! — продолжила вопить мадмуазель Капитошкина, клацая зубами. Конечно, вода-то холодная, ключевая.

Ух ты! Влажное зеленое платье облепило тело, подчеркивая все изгибы изящного тела. От холода соски моментально встали, натягивая зеленую ткань. А мокрой, пожалуй, она еще сексуальнее. Да, леди Джулиана чудо как хороша, а еще ужас как вредна, и кошмар как эгоистична. Гремучая смесь.

— Теперь можно завтракать, пойдем за стол. Только вытрись хорошенько. В доме немного сыро, не хочу, чтобы леди Джулиана заболела, — бросил ей полотенце.

Юля появилась на кухне минут через двадцать. Злая, мокрая, с красными от негодования щечками. Платье она, как могла, выкрутила, но оно все равно оставалось влажным и две небольшие точки в районе груди продолжали соблазнительно топорщиться, вынуждая мой взгляд постоянно опускаться в этом направлении.

Сев на стул, пленница обнаружила перед собой тарелку, в которой лежали две сырые картошины.

— Эй, это что?!

— Твоя еда. Или ты не любишь картофель? — говорю спокойно, изображая наигранное удивление.

Мое поведение ее бесит, вон как глазищами стрельнула, а пальчики с наманикюренными ноготками лихорадочно сжали краешек деревянного стола.

— И что мне с этим делать?! Сырой жрать? Как свинья?!

При слове «жрать» ее живот очень громко заурчал, даже я это услышал. Видимо Жулька действительно проголодалась.

— Зачем сырой? Можно и вареной. Вон плита. Растопи печку, кастрюлька с водой на плите. Свари, и «bon appetit», как говорят французы.

— Эй, ты что, издеваешься?! Не буду я ничего...

— Кирилл, — повторил специально для упертых, повернулся и вышел на улицу.

— Ты куда?! Я не умею топить печек.

Вернулся только под вечер. Платье принцессы Джулианы сушилось на солнышке. Картошку, судя по немытой посуде, небрежно брошенной в мойку, она все же умудрилась как-то сварить. А убирать за собой, это, разумеется, не барское дело. Нда, чтобы выдержать этот месяц, необходимо многому ее научить.

Мадмуазель Капитошкина, завернутая в коротенькое полотенце, была занята осмотром достопримечательностей, точнее, обыском своего временного места пристанища. Меня (Андрей Андреев и Дмитриева Марина для sexytales.org) она, конечно,...  Читать дальше →

Показать комментарии (69)

Последние рассказы автора

наверх