Леон. Собачья работенка

Страница: 4 из 6

повернула голову с кислой мордочкой, я же не теряя времени с чувством выполненного долго засадил вставший колом член глубоко в теплую пещерку и начал драть ее как никогда в жизни. Я долбил со всей дури, вымещая всю злость за ту подставу что сегодня мне пришлось пережить. Обняв лапами теплое хрупкое тело я снова и снова насаживал его на свой член.

Таня поддалась моей ярости, мой член как электроразъем, как эбонитовая палочка снова заряжал ее энергией. С каждым моим толчком она начала подавать тазом навстречу мне, все яростней и сильнее. Как будто соревнуясь со мной кто сильнее трахает. Наконец она застыла и упершись ладошками закачалась под моими ударами. Ее стоны звучали все громче и громче. Я не уменьшая темпа, все продолжал и продолжал насаживать ее теплую и узенькую дырочку своим членом, мимолетно размышляя о том как эта дырочка после стольких членов немаленьких псов остается по прежнему узенькой и упругой.

Наконец Таня обессилено рухнула на полотенце дергаясь всем телом. При этом она не стесняясь никого вопила в голос и содрогалась подо мной разрывая руками полотенце в клочья. Я тоже подоспел и мой напряженный член горя как вулкан начал раздуваться, затрудняя движение с каждой фрикцией. Член двигался все труднее и труднее заклиниваясь в этой уютной пещерке, до тех пор пока попытки движения тазом не начали и дергать тело зажатое между моих передних лап. Мой член плотно держался в мягких теплых тисках, до несильной и даже приятной боли. Я расслабился и навалился всем весом на трепыхающуюся подо мной девушку. Когда она затихла я слез с нее и оперся на свои лапы.

Успокоившись я начал с обожанием облизывать девушку тихо поскуливающую между моих лап, чуть остыв я гордо обернулся желая посмотреть, впечатлило ли кого нибуть мое выступление. И тут я обнаружил что два единственных зрителя пытаются свалить во все четыре ноги. И уносят камеру! Вот суки! Забыв обо всем я рванул вперед, сумев протащив груз висевший на моем члене почти два метра, но сильная боль в паху и визгнувшая Таня заставили меня притормозить. С таким грузом на члене по кустам я много не набегаю. И мне оставалось только буравить бомжей ненавидящим взглядом. Ничего, ничего... Успокаивал я сам себя, я их найду, по любому найду! Далеко не уйдут, даже если полчаса простою, прятаться им от меня все равно негде.

— Леон, очумел? Простонала Таня, нашел время в паровозик поиграть!

Я естественно не ответил, провожая взглядом два убегающих будущих трупа. Скаля зубы от бессильной ярости. Глубокое рычание казалось шло из самых недр легких, накачивая адреналином и яростью все мое тело, я ощущал как с буквально вывернувшихся губ стекает слюна. Я окончательно потерял все, что было во мне человеческого, теперь я был зверем. Весь мир казалось прекратил свое существование, весь, абсолютно весь кроме двух мишеней. Один из бомжей вдруг резко встал как вкопанный.

— Ты чего? остановился второй. Валим пока его телка за яйца держит.

— Стой, отозвался первый. Ты посмотри на него... Он нас убьет, я те отвечаю, как освободиться сразу убьет! Жопой чую убьет!

— Сдурел!

— Сам посмотри на него! Это не звериный взгляд!

Второй внимательно посмотрел на меня, и видимо что то сумел прочитать в моем взгляде.

— Оборотень! Охнул он, мамой клянусь оборотень! Он поспешно поставил камеру на землю, у нас ничего нет! Больше ничего нет! Не надо на меня так смотреть!!

Я молчал. И скалился. Стоявшая задом к моему заду, Таня тоже пришла в себя и внимательно наблюдала на происходящем. Наверное именно тогда она сделала для себя окончательный вывод о моей разумности.

Бомжи стояли и без остановки растерянно лепетали:

— У нас ниче нет, совсем ниче больше...

Я промолчал. Пелена с глаз потихоньку начала спадать, и разум стал потихоньку проясняться.

Обладатель гепатита вдруг дернулся и откуда то вытащил старенький телефон и бросил его на землю.

— Ну... мы пойдем? Заискивающе спросил бомж. Я с огромным трудом взял себя в руки, и окончательно накинув поводок на свою ярость, кивнул. Тотчас же два мужика опрометью бросились в кусты, мгновенно растворившись за летней листвой.

Я чуть успокоился, перестал скалиться и повернулся к настороженно смотревшей на меня Тане.

— Уф, выдохнула она, даже меня напугал. Твои зубки буквально гипнотизируют... Убежать хочется, и блин не убежишь. Не делай так больше! Когда ты просто рычишь не страшно, а это блин из фильмов ужасов. Я даже не знала что ты так умеешь. Она сбросила с груди прилипшие листься. Вот ведь блин уроды, весь кайф обломали. Проворчала она.

После того как я освободил Таню ею тут же занялась свежая партия хвостатых, а я снова пошел мониторить округу. Работа есть работа, чтоб ее...

Побегать пришлось не слабо. Время от времени неожиданно появлялись гуляки, причем как назло с разных сторон. Я не церемонился, выскакивал из кустов, демонстрировал своим новым способом клыки и глухо рычал. Как оказалось действительно моя новая «улыбка» вводит людей в ступор, и как только я уходил тут же меняли направление движения на противоположное с дополнительным ускорением. Все реагировали одинаково, героев не нашлось, так что этот метод работал на «отлично». Как говориться, от улыбки станет всем светлей...

Завершая большой круг я неожиданно услышал голоса со стороны тропинки. Это почти возле полянки! Как же я так прощелкал то? С быстротой молнии я ринулся туда.

Приближались люди которые двигались в направлении шоу, я, привычно оскалив клыки двинулся в их сторону. Но это оказались две семейные пары с маленькими детьми. Блин. Детей пугать я не собирался, все таки мало ли, комплексы там всякие, заиками станут. Че делать? Дорожка высоких кустов вдоль которой шли люди заканчивалась, а самом конце была Таня которую драла какая та шавка. Так, все нормально. Они ее не увидят. Я выскочил перед Таней и ткнул ей лапой в рот. Поняла и перестала постанывать. Блин неужели она от этой мелочи пузатой что то чувствует? Шавка была последняя, все остальные уже разбежались, но этой шавке как будто энерджайдерс вставили. Активный конечно, но член наверняка с карандашик. По Тане было видно что он ее уже утомил, но стряхивать его с себя намерения не демонстрировала.

Шавка, мелкий черно белый пес, похожий на лайку пыхтел не показывая признаков усталости. Таня как самая настоящая сучка терпеливо ждала когда он кончит, хотя кайфа от него ей видимо было почти никакого. Я терпеливо ждал рядом, с удовольствием представляя как этот кобелек возьмет вдруг, и лопнет от своего же узла на мелкие кусочки. Движения кобелька начали замедляться, появились паузы между фрикциями. Неплохо, теперь хлюпанья пизды почти не слышно. Ну, ну, еще немного, еще пять секунд и гуляки пройдут мимо. Тем временем песик наконец закончил и застыл было в горделивой позе, опершись передними лапами на поясницу Тани, но тут он услышал подошедших почти вплотную людей и радостно визгнул. Судя по всему он их знал и был рад встрече.

Развернувшись он резко рванул в их сторону но сцепка с Таней отбросила его назад. Таня схватилась рукой за рот чтобы не вскрикнуть. А шавка немало не стесняясь взвизгнула еще раз и резво засучила ногами в сторону родных ей людей. Героические усилия кобелька оправдали себя, он буксуя лапами по влажной земле, сдвинулся с места и потащил за собой Таню. Это оказалось настолько неожиданным, что я просто ничего не успел сделать. Просто невероятно, что у такой мелкой твари оказался такой огромный узел. Теперь стало ясно почему она его терпела, но ситуация проще от этого не стала. Девушка опомнившись, попыталась схватиться за траву но только выдирала ее с корнем.

В отчаянии она начала размахивать руками пытаясь хоть за что то ухватиться, но кобелек же высунув язык и пыхтя как паровоз неумолимо тащил ее за собой к людям. Я ничем помочь не мог, гуляющая компания стремительно приближалась и уже находилась всего в двух метрах. Вот вот дойдут до конца этого куста и увидят радостно спешащего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх