Похождения Нонки. Часть 2: Крылатые качели

  1. Похождения Нонки. Часть 1
  2. Похождения Нонки. Часть 2: Крылатые качели
  3. Похождения Нонки. Часть 3: Поездочка та еще...

Страница: 1 из 2

Нонка с шумом рассекала статным телом хлорированные воды бассейна. Ее брасс вызывал восхищение у мужчин, а небесно-голубой цвет купальника (бирюза), добытый в исторических шахтах провинций Ирана, зависть у женщин.

Не выспавшаяся, с раздраем внутри, обидевшаяся и надувшая губки, как ребенок, она смывала с себя малодушие водой.

— Надо быть сильной, Нонна. Подумаешь, не все в жизни складывается, как тебе хочется. Зато посмотри, как вечереет необыкновенно красиво — сине-малиново-золотисто с зеленым подбоем. Опять же природа в багрянце и золоте, сбывается каждый год пророчество Пушкина, этого не отнять, — раз и сильный взмах над водой бронзовым загаром.

— Может романтики захотеть, как у подружки Маринки, ахи-охи, лирика? Скучно как-то, хоть подработку в психиатрии бери. Просидишь весь вечер с осенней астрой в зубах на лавке, слушая завывания про поэтов серебряного века... Уж лучше как есть, — два, оттолкнуться от бортика, кувырок и последние пять минут.

Рассуждая, таким образом, она воспряла божественным духом, освежила хлоркой тело, прочистила мозг и поплыла на спине в свое будущее, просвещенная и озаренная, будто спустившись паломницей в черном пуховике и со скрученным в рулон ковриком, с горы Аннапурна, что в Непале.

Галантно поднявшись из бассейна по ступенькам, походкой от бедра, проследовала в душевые. Сняв купальник и став под обжигающие струи воды, осами вгрызавшимися в ее тело, наслаждалась обретенным внутренним покоем. С любовью намыливая себя, рассматривала как в картинной галерее квадрат Малевича, ровно подстриженные треугольники местных баб.

Одевшись и выйдя на свежий воздух, достала из сумки айфон, решив просмотреть свежие сплетни. Увидела пять непринятых вызовов от Олежи:

— Видимо гитара горит у него в предбаннике от Страдивари. Ща начнет интеллигентно рассусоливать, лебезить и рифможопоплётить, чтобы в конце концов заняться хамским, непотребным и наглым сексом.

Тыцнув пальцем по айфону, послал ему свой позыв во вселенную. Будто только и ждав ее сигнала, Олежа ответил своим вкрадчивым голосом через два штрих-пунктирных гудка:

— Ноночка, золотце мое, очень рад, что перезвонила.

— Что значит быть культурной дамой... — ответила и подумала: «сейчас начнутся сенаторские танцы».

— У меня есть к тебе деликатное предложение..

— Как стирка итальянских шерстяных вещей из мериносов...

— Радость моя, я в курсе, что язвить ты можешь на ходу, но остановись, обдумай предложение и дай ответ.

— Встала около клена и вся внимания.

— Не желаешь ли скоротать вечер с четырьмя мужчинами? — вопрос повис в сотовых сетях паутиной.

— С четырьмя богобоязненными? — хотелось добавить озорнице, но зная щедрость Олежи и свою выносливость в сексе, она призадумалась на минутку о столь деликатном вопросе.

— « Во-первых, Олежа у нас ебрь еще тот, этакий культурный волк, у которого спиздили анальную пробку. Во-вторых, будет кто-нибудь из его высокопоставленных раком друзей, возбуждающихся на извры и дрочащих вперемежку с припаданием к груди. Ну и два приезжих бизнесмена. Хотя тут вопрос спорный, но ставлю на черное, что в основном для них будет массовик-затейник приглашать меня».

— Нонна, ты там споткнулась?

— Да, о ваше масштабное грехопадение. Хорошо. Когда затевается сабантуй?

— Сегодня вечером. Валера заедет за тобой в семь. Днем прибудет курьер. Оденешь то, что я выбрал для тебя, моя ненасытная сучка.

Нонка аж подавилась от такой наглости.

— Хорошо. Буду. Надеюсь, вы меня облагодетельствуете в рамках вашей распущенности, и оставшихся полмесяца я проведу на шопингах инцествующей Европы?

— Обижаешь..

— Ок, — и нажала отбой.

Дома, вкусив яств — салат из овощей и борщ, завалилась на диван с книгой Маркиза де Сада «Тереза-философ». Де Сад ее всегда умилял своими литературными выражениями и неприкрытыми извращениями за гранью. «Несколько секунд — и стрела мужчины загнана в колчан женщины. Животное удовольствие, вызванное трением половых органов, готовит извержение семени». Какая прелесть.

В общем, пребывая в виртуальном сексе с аббатом, она была вырвана из него молниеносно безудержным звонком в дверь.

На пороге стоял курьер с большой и маленькой коробкой на большой, и улыбался во весь свой белозубый рот. Расписавшись в получении, Нонка внесла добро в дом и ногой захлопнула дверь перед носом ожидающего мелочи мздоимца. Она знала, что Олежа дал хорошие чаевые, хватит и на морожку в кафе, и на билет в кино. Ну, может, останется и на бутылочку будвайзера.

Вся горя от нетерпения, резала шелковые ленты ножницами, не оставляя им шанса на вторую жизнь: перевязать наполненный луком чулок, связать веселый шелковый коврик, как в журнале «Сделай сам» за 1995 год выпуска, весенний номер, между прочим, ну или вплести на праздник Купалы в чернь волос.

Первой была открыта маленькая коробка. В ней находился шикарный черный шелковый пояс с подвязками и тонкие черные чулочки без резинки.

— Накрашу губы красной помадой. Будет два цвета жесткого секса: красный и черный.

Во второй было черное платье на бретелях и туфли на тонкой шпильке. Нонка второпях одела его и любовалась собою в зеркале. Вроде бы простое и обыкновенное, оно смотрелось на ней стильно и сексуально, делая роковой красавицей и никак иначе. Платье струилось до колен, подчеркивая в ней все прекрасное; — большую сочную грудь, вздыбившуюся острыми сосками, устремленными в будущее, бедрами, схватившими платье в свои объятия и придававшими жизни смысл, может местами надежду и цель. Сзади большой вырез до прелестных округлых полушарий, открывающий вид на милые ямочки. Попка будто моргала при ходьбе, расширяя границы мужского воображения.

— Да, капец, какая я красавишна. I WAS BEHIND IN DREAMS, ионивоплотились. Может прослезиться по этому поводу? — ей все больше нравилось свое отражение в зеркале. Она цокнула язычком и послала себе воздушный поцелуй.

Ровно в семь часов, Нонка выпорхнула из подъезда, как бабочка из куколки. Она была столь прекрасна и так благоухала, что кровососущие комары падали замертво на асфальт, мухи теряли фасеточные глаза в полете и руководствовались автопилотом при приземлении в подвал, бабки на лавках замерли в боголепных позах, и щелкали протезами челюстей от безысходности, жалея, о том, что в юности всем не давали и куражились от «динамо».

Прыгнув в нутро Рэндж Ровера, поздоровавшись с водителем, Нонка прикрыла глаза и на протяжении всей дороги до дома Олежи, сотни тысяч картинок разврата проносились у нее в голове. Она не отвлекалась на бесшумную работу двигателя, смазанное неоновое сияние города и остановки у светофоров.

Прибыли. Шофер открывал все возможные двери на пути шествия прелестницы, пропуская даму вперед, видимо срабатывал инстинкт. Бабы первыми в пещеру.

Он же снял с нее пальто, и Нонка прошествовала в гостиную.

Мужчины все были в сборе. Четверо, как и предполагалось.

— «Фантастическая четверка». Ну и кто тут Человек-факел (FUCK AL)? Где Существо? — изголилась она, но не подала виду и подняла краешки губ в счастливой улыбке.

Олежа вскочил с кресла, подбежал к Нонке и, схватив правой рукой за изначалия попы, начал представлять присутствующим.

— Ноночка, душа моя, познакомься Александр Степанович, мой друг и приятель детства. Мы с ним уже столько лет знаем друг друга, что на голове у нас не осталось волос, чтобы сосчитать те года, эх!

Нонка подошла и протянула руку. Александр схватил ее крепко, как моряк в порту бутылку виски, и, приблизив к своим губам, сухо поцеловал:

— Очень рад.

Что сказать, выглядел он импозантно. Лысая голова ничуть не портила его облик, а добавляла шарма. рассказы о сексе Он был поджар, высок и его синие глаза, смеясь, обволакивали Нонку шумом прибоя и криком чаек на рассвете. Одет стильно, неброско и со вкусом. В правой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх