Вернуться к истокам. Окончание

  1. Вернуться к истокам. Начало
  2. Вернуться к истокам. Продолжение
  3. Вернуться к истокам. Окончание

Страница: 3 из 5

оргазме.

А тем временем руки мужа были почему-то мокрыми и скользкими и он принялся нежно растирать что-то по ее коже, начав со ступней, лодыжек и икр. Вязкая жидкость, с тонким, едва уловимым запахом, оказывающаяся на его руках, а затем и на ее коже сначала была прохладной, но быстро согревалась от его горячих рук и трения о ее тело. Когда Кирилл принялся с легким усилием массировать ее ножки от ступней до колен, она поняла, что это было массажное масло и теперь ее ждет незабываемый массаж, который Кирилл когда-то давно, пусть и нечасто, делал ей. Каждый раз это заканчивалось очень страстным сексом, и расслабленная Оксана надеялась, что на этот раз Кирилл не изменит традиции! А его сильные пальцы делали уверенные движения, растирая масло на бедрах, ягодицах, спине, каждый раз увлеченно массируя смазанные части тела.

Закончив с руками и шеей, он аккуратно перевернул ее и принялся массировать плечи, грудь и живот, опускаясь все ниже, к заветной жемчужине. Оксана уже не сдерживала эмоций и негромко постанывала. И вот, наконец (она даже не успела уловить переход): казалось руки его еще проделывали какие то чертовски приятные манипуляции на ее теле, а горячий язык уже ворвался без предупреждения в святая святых и теребил бугорок клитора, заманчиво поблескивающего из-за приоткрытых губок, и казалось, что от него по всему телу расходятся приятные волны возбуждения.

Чувствительность ее повысилась в разы! эротические рассказы Каждое прикосновение рук отдавалось трепетом, каждое движение языка между ног заставляло тело извиваться и сжиматься как пружина, чтоб в миг оргазма распрямиться, выстрелить, разорваться в сотни мелких частиц. Оксана балансировала на грани оргазма, словно на краю пропасти. «Но почему он удерживает? Почему не дает сорваться вниз, погрузиться в пучину удовольствия, утонуть в океане страсти и целиком раствориться в нем»? Такие вопросы возникали в ее головке, а руки тем временем комкали простыню, ноги хаотично ерзали по скользкой поверхности ткани, дыхание с хрипом и стонами вырывалось из груди. Доселе спокойная расслабляющая музыка, казалось, нарастала, вливаясь в уши и словно разливаясь внутри измученного, истерзанного тела, голодного изнывающего лона, до боли налившихся грудей

Она была послушной безвольной куклой, и, не видя его действий, с трепетом ожидала каждый очередной его шаг. Казалось, она уже не принадлежит себе, был лишь огненный комок желания, пылающий внизу живота и ее мысленные мольбы, направленные к нему, чтобы сжалился, прекратил страдания, позволил кончить.

Словно сквозь туман, сквозь какую-то пелену она чувствовала, как его сильные руки переворачивают ее на живот, развернув поперек кровати, подгибают ноги в коленях и приподнимают за бедра кверху ее попку, заставляя выпрямить дрожащие ноги и встать на колени. Ее лицо и груди продолжают лежать на мягкой постели, а его руки тем временем разводят ее колени и лодыжки как можно шире и она ощущает, как срамно она сейчас выглядит перед мужем, с широко раскрытыми губами, подрагивающими от желания, и сочащимися соком, разошедшимися в стороны ягодицами, обнажающими вход в темную узкую норку ее попы. Она представляет, как вульгарно выглядит сама ее поза с приподнятой попкой, прогнувшаяся в пояснице и словно приглашающая воспользоваться любой из ее дырочек. Но это мысли не пристыдили ее, а напротив, еще больше разожгли огонь неудержимой похоти, и ее вдруг посетила и вовсе дерзкая мысль. Она хотела, чтоб ее такую, почти вывернутую наизнанку, выставленную на обозрение и предлагающую себя видел кто-то еще, кроме мужа. Кто-то чужой, посторонний, но так же неудержимо вожделеющий ее, как и вожделеет ее муж, как и она сама вожделеет мужчину, любого мужчину, который пожелает воспользоваться ей в этот момент.

Оксана с трудом воспринимала действительность. Она так и не поняла, настигла ли ее уже волна оргазма или она отключилась, потеряв чувства так и не дождавшись его, или просто погрузилась в развратные похотливые фантазии. Но когда ясность мыслей на несколько секунд вернулась к ней, она ощутила, как твердый член уже работает в ней, то расширяя собой узкие стенки влагалища, войдя в нее полностью, то ослабляя натяг нежной плоти, выскальзывая наружу. Она попыталась немного свести ноги, но что-то удерживало их на месте. Ее лодыжки и колени держали обвязанные вокруг широкие шелковые ленты, вроде той, что была повязана на ее глаза и эти ленты оттягивали ее ноги в стороны, не позволяя свести колени или лодыжки вместе. Такие же ленты обездвижили движение ее рук. Эта игра поначалу напугала ее, но через миг, испуг сменился еще более неудержимым желанием, и она, отдавшись во власть таранящего ее члена, погрузилась в пучину оргазма.

Ее тело затряслось в конвульсиях, пальцы вцепились в край матраса, ощутив под плотной тканью металлические пружины, а колени подогнулись, и она просто грузно осела, опустив попу и едва не касаясь раскрытыми губами простыни. Она всхлипывала, продолжая комкать край матраса вместе с застеленной на него простыней. Пот стекал со лба, впитываясь в повязку на глазах, все тело била мелкая дрожь. Она все так же пребывала в неизвестности: ничего не видя из-за повязки, ничего не слыша из-за громкой музыки, была почти обездвижена от связавших ее пут. Они силилась прислушаться к ощущениям своего тела, но перенесенный оргазм (или их было несколько) кажется, отнял все силы. В какой-то миг ей показалось, что она совершенно одна в этой комнате, как в тот же миг ее опасения развеялись.

Она почувствовала около лица жар его тела, затем еле уловимый его запах. Кирилл нежно чмокнул жену в плечо, провел пальцем по пересохшим губам, после чего, губ коснулся какой-то тонкий предмет, вроде соломинки. Кирилл пальцами приоткрыл губы жены, и она машинально заглотила соломинку в рот, зажав между небом и языком, и попыталась втянуть ее в себя. Тотчас в рот хлынула струйка холодного пузыристого шампанского, стремительно наполняя его. Только сейчас она ощутила сильную жажду и принялась жадно глотать холодное шампанское маленькими глотками, высасывая ее из коктейльной трубочки, которую вначале приняла за соломинку. От шампанского приятно запекло в животе, Оксана быстро приходила в себя после яркого оргазма и когда сильные руки вновь приподняли ее зад, она не протестовала и уже не дрожащие колени уверенно уперлись в кровать, заняв устойчивое положение. Она снова была готова к продолжительному сексу и с вожделением представляла, как соблазняет мужа своими раскрытыми срамными дырками. Теперь ей не пришлось долго ждать, член легко вошел в разработанное, обильно смазанное соками, влагалище, а пальцы, доселе крепко державшие ее бедра, еще больше раздвинули и так раскрытые ягодицы и принялись обильно, но нежно смазывать тугую пещерку ануса.

От прикосновений скользких пальцев к тугой зажатой пуговке, Оксана вздрагивала и внутренне трепетала, предвкушая что-то откровенное, еще неизведанное, тайное. И когда палец надавил на ее анус, Оксана подалась ему навстречу, расслабив тугую дырочку и впустив в свои недра долгожданного незнакомца.

Ее возбуждали одновременные движения члена и пальца в обеих ее дырочках, и она приняла активное участие в коитусе, делая толчки навстречу входящему члену. Она почти уже не чувствовала палец в попке, таким тонким он ей казался, и ей хотелось еще, хотелось больше. И кажется, мысли ее были услышаны. Вначале выскользнул из попки палец, и добавил на анус еще немного смазки, затем и член покинул уютную гостеприимную пещерку, и через мгновение обильно смазанная головка уже упиралась в тугую дверку. Оксана была нетерпелива, она максимально расслабила анус и резким движением попыталась насадить на себя член, но почувствовала боль и тут же отпрянула обратно. А через секунду получила легкий шлепок от мужа по ягодице за свою нетерпеливость, и была вынуждена поумерить свой пыл. Снова мужской палец, обильно смазанный лубрикантом проник в ее попу, и как ей показалось,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх