Не введи нас во искушение. Повесть. Часть первая

  1. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть первая
  2. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть вторая
  3. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть третья
  4. Не введи нас во искушение. Повесть. Часть первая
  5. Не введи нас во искушение. Повесть. Часть вторая
  6. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 1
  7. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 2
  8. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 3

Страница: 4 из 6

согласию сторон), и мы вышли из машины. Кристина была последней, и я невольно обратил внимание на белые трусики, мелькнувшие у нее между ног, когда она вылезала из машины. Одернув платье, она пошла ко входу, подхватив Андрея под руку. Он не сопротивлялся.

— Вы с дамой? — спросил меня охранник, стоящий перед большим рекламным плакатом, на котором была изображена загорелая полуголая девица в кожаных шортах, на которых значилось: «только 18+». Он уже пропустил Андрея с Кристиной в гремящую атмосферу клуба, и теперь нетерпеливо разглядывал меня своими колючими глазами.

— Я с сумкой, — угрюмо ответил я, стараясь не потерять их из виду.

— Откройте, пожалуйста, — вежливо попросил охранник.

Я открыл дорожную сумку Андрея, и мы с охранником с любопытством осмотрели ее содержимое. К сожалению, наркотиков и оружия в ней не оказалось. На танцполе отжигали молодые девчонки в умопомрачительных нарядах — или, скорее, почти без них. Парни двигались менее активно: танцы некоторых из них напоминали движения «хочу пописать, но потерплю». Потеряв все-таки свою компанию из виду, я пробрался через дергающиеся в музыкальном экстазе тела к барной стойке и сделал знак бармену: «виски». Получив какой-то коктейль вместо ожидаемого «Джонни Уокера», я не успел возмутиться, как меня хлопнули по плечу: рядом со мной оказалась Кристина. Она тяжело дышала, на висках серебрились капельки пота.

— Ты куда пропал?! — прокричала она мне в ухо. Потом взяла из моих рук стакан и отпила добрую половину содержимого. — О, вкусно! А мы с Андреем уже успели потанцевать! Так классно!

Тут я замечаю Андрея, который мнется рядом с Кристиной: его «поцелуи» на щеке размазаны уже по всему лицу. Я посмотрел на жену: помада у нее теперь не только на подбородке, но и везде.

— У тебя вся помада по лицу размазалась! — Кричу я Кристине в ответ.

— Правда? — кричит она, ничуть не смущаясь, — тогда я схожу в туалет, приведу себя в порядок!

Она удаляется, покачивая бедрами и периодически одергивая платье, а я кричу бармену, чтобы налил все-таки виски: бокал с недопитым коктейлем я оставляю для Кристины. Андрей тоже заказывает виски, и мы молча выпиваем. Я оглядываюсь по сторонам: кругом двигаются разгоряченные танцем и алкоголем молодые тела, и я вдруг отчетливо понимаю: какой же я старый для подобного рода развлечений... Смотрю на Андрея и вижу тоже грусть в его глазах.

— Ой! Какие симпатичные мальчики! — раздается голос около моего уха, и я замечаю двух хорошеньких девиц, подошедших к барной стойке, — а Вы здесь одни? — кричит одна, одаривая меня открытой улыбкой.

Она одета в коротенькие обтягивающие шортики белого цвета, которые мерцали фиолетовым в насыщенном свете «Blacklight» — эффекта, и легкий топ, который едва доходил ей до пупа. Он волнующе переливался всеми цветами радуги на крепких молодых грудках девицы — слишком больших для ее юного возраста. На второй была надета школьная форма времен СССР: коричневое платьице, едва прикрывающее оттопыренную попку девушки, белый фартучек и белые бантики, вплетенные в две задорные косички. Несмотря на почти полное отсутствие груди у «школьницы» — выбрать, кто из них выглядел более сексуально было просто невозможно: обе были хороши той естественной красотой, которая присуща только молодым девушкам. Но, и моей Кристине, конечно — о ней я не забывал ни на минуту...

— Я — да, один! — отвечает за меня Андрей, и девушки радостно взвизгивают. Я не успеваю ничего ответить, как «сисястая» кричит, обращаясь ко мне: «Угостите нас тогда коктейлем!»

Видимо я обречен сегодня платить за все и за всех, и, пожав плечами, даю команду бармену обслужить девиц, бросив на стойку купюру. Девушки быстро справляются с угощением, и когда забойный ритм сменяется «медляком», тянут нас на танцпол. Школьница буквально повисает на руке Андрея, и я говорю ему, перекрикивая толпу:

— Как ты считаешь, это входит в твое понятие «озорства»? Или этот танец — уже серьезный удар по твоим принципам?

— Все нормально! Пошли! — смеется мой друг, и мы даем «нашим девушкам» возможность утащить нас на медленный танец.

Андрей оставляет свою сумку бармену, и мы идем танцевать с девушками, которые, видимо, таким образом решили нас отблагодарить за напитки. Они тут же начинают открыто заигрывать с нами, прижимаясь к нашим бедрам, и царапая пальчиками спины. Глядя на Андрея, вокруг которого, как лиана вьется школьница, оплетая его тело руками, я, не без злорадства отмечаю, что ему, любителю больших стоячих грудей, досталась все-таки «плоскодонка». Демонстрируя свое превосходство, я уверенно хватаю Джой (так представилась моя партнерша по танцам) за ее упругую попку. Она прижимается ко мне еще сильнее, и я чувствую через рубашку ее напряженные сосочки.

Андрей тоже не лыком шит, и хватает свою партнершу за не менее аппетитные формы, запустив руки прямо под платье девушки. «Вот тебе и «скромняга», думаю я. Та взвизгивает, и повисает на нем, обхватив его бедра ногами. Когда она начинает взасос целовать его, я мысленно крякаю, и наношу противнику сокрушительный удар: хватаю Джой за ее груди — так сильно развитые не по годам. Моя девица, вместо того, чтобы засветить мне по мордасам, вдруг сама задирает топ, и засовывает мои, дрожащие от вожделения ладони, под него — прямо на свою обнаженную плоть!

Андрею крыть явно нечем, и я победоносно смотрю на него... И натыкаюсь взглядом на Кристину, которая, наконец, вернулась из туалета, и про которую я забыл совершенно, наслаждаясь «поединком на грудях». Я настолько растерялся, стоя посередине зала с чужими сиськами в руках, что не сразу заметил, куда направлен взгляд моей благоверной. А смотрела она на Андрея, которого мусолила «школьница» своими, по-детски пухлыми губами, и в глазах Кристины стояла... Ревность! Вот те на! Она ревнует его, а не меня?! «Все смешалось в доме Облонских... «.

Дальше события начинают разворачиваться еще интереснее: Кристина, кивнув мне по дороге (я уже предусмотрительно убрал руки с грудей Джой на ее бедра, отодвинув от себя удивленную девушку на «пионерскую» дистанцию), подходит к Андрею походкой проститутки и, встав в позу кастрюли, орет, перекрикивая музыку:

— И как это называется, озорник хренов?!

Я отмечаю, что девушка, почти сидящая у Андрея на члене, и пришпорившая его за ягодицы, уже никак не тянет на пресловутое «озорство» — особенно с его руками под платьем на ее голой попке. Кристина буквально отдирает школьницу от Андрея, которая целует его в это время взасос, и звонко шлепает девчонку по заднице. «А-та-та!», проскакивает у меня в голове неуместное сравнение, и тут я замечаю, что Кристина невозмутимо занимает ее место. Школьница, возмущенно потирая горящую задницу, ретируется в толпу, а я, с закипающей ревностью вижу, как Кристина в танце всем телом трется об бедра Андрея, а потом вообще закидывает на него ногу. Ее платье задирается, обнажая попку, которая призывно «вспыхивает» в лучах клубных прожекторов.

Андрей галантно придерживает мою жену за голые ягодицы — видимо, чтобы она не упала, балансируя на одной ноге — и смотрит на меня взглядом, в котором смешалось искреннее удивление и радость победителя. Я в отчаянии хватаюсь за последнюю соломинку (груди Джой), но нам становится ясно, что я проиграл. Андрей, прищурив глаза, наносит мне последний, нокаутирующий удар: он медленно обхватывает грудь Кристины ладонью, и сжимает ее, перебирая пальцами сосок. Кристина закидывает на него вторую ногу, и повисает на нем, повторяя «подвиг» отшлепанной ею девицы. Трусиков у Кристины совсем не видно, и мне становится неловко за тот неприличный вид, который открылся для всеобщего обозрения. Член у меня давно стоит колом: я даже не обратил внимания, когда «все началось».

По-моему, парился по этому поводу только я один: похоже, никто в клубе не замечал этот неприкрытый разврат — все были заняты «своим» делом. Медленная музыка стихла, и тут же зал взорвался ритмичным битом, подсвеченным ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх