Девочка, хочешь сниматься... в кино? Часть 1

Страница: 2 из 3

— Даже так, — он очень заинтересовано посмотрел на меня. — По виду тебе не дашь больше 15 лет, ты хорошо выглядишь!

— У меня просто конституция такая. А ты что здесь, — я поморщилась, — делаешь?

— Компаньона жду, должен прийти минут через двадцать, а кафешка, действительно, сарай ещё тот, но коньяк настоящий.

Он вопросительно поглядел и, не дождавшись реакции с моей стороны, щедро плеснул выпивку в пивной бокал. Полировать пиво чем-то крепким не в моих привычках, но не каждый день дано попробовать такой брэнд, и я не стала возражать. После коньяка в голове зашумело, и мир показался уже не таким жлобским, и Стас вдруг стал таким симпатичным и общительным. Через несколько минут к нашему столику подошёл мужик, худой, как смерть, с жидкой бородкой и по — сумасшедшему блестящими глазами.

— Инга, — привстал Стас, — разреши тебе представить моего компаньона и коллегу Михаила, Михаил — это Инга.

Мужик оценивающе окинул меня взглядом и изрёк:

— Стас, давно по малолеткам тащишься?

Вот и этот туда же!! Ненавижу свою внешность, но куда деваться? Я презрительно — уничтожающе посмотрела на этого дистрофика и отвернулась, а затем встала и пошла в сторону туалета.

— Инга, ты обиделась? — кинулся за мной Стас. — Миша не имел ввиду ничего плохого, он просто был тобою сражен и, по причине своей природной стеснительности, понёс ахинею.

— Дама пошла попудрить носик, — изрекла я, — и пожурчать.

— Мы ждём тебя.

Когда я, облегчённая, вернулась за стол, коллеги о чём-то горячо спорили, а на скатерти волшебным образом появилась ещё бутылка коньяка и обалденно пахнущие, с румяной корочкой ростбифы. рассказы эротика Пустой желудок бурно отреагировал восторженным ворчанием.

— Инга, раздели с нами скромную трапезу. — Стас встал и картинно поклонился. — Заодно поговорим об одном деле.

Так, интересно, интересно, что вы, ребята, задумали? Развести на групповуху бедную девушку, так хуй-то там, не те прикиды. Ладно, послушаем, да заодно и похаваем на халяву. Лихо опрокинув грамм 50 коньяка, я вцепилась зубами в исходящий соком кусок. Забегаловка, но мясо повар готовить умеет! А может с голодухи показалось. Степенно отхлебнув из бокала, Стас заговорил:

— Давай немного поближе познакомимся. Ты работаешь или учишься?

Вот, начинается! Поближе, это как: пися в писю или ещё, что похуже? Ну, ладно, сейчас я вам мозги заебу до самой подкорки.

— Работаю на рынке вещевом, лифчики продаю, трусы мужские.

— А ты местная?

— Не-а, из Тверской области, городок там есть, Вышний Волочек, слыхали?

Миша удовлетворенно кивнул головой, а Стас продолжал допрос:

— А родители кто?

— Бабка, да тётка, а мать с отцом не помню. Этим родственникам я на фиг не нужна, как в Москву уехала, наверное перекрестились.

— Инга, а ты не хотела бы сниматься в кино? Мы сейчас начали новый проект — фильм небольшой, но очень содержательный, и нам нужна актриса твоей внешности.

— Чтобы на 10 секунд выйти, хлопнуть ресницами и уйти?

— Что ты, что ты, это одна из главных ролей! А где ты живёшь?

— По блату в общагу к вьетнамцам устроили. Да разве это живёшь, когда 10 человек в одной комнате?!

— Ладно, с проживанием что-нибудь придумаем. Ну, как моё предложение?

— Но на актрису ведь нужно учиться или, хотя бы, гламурную внешность иметь?

— Данные у тебя подходящие, но нужно пройти пробы.

— Хорошо.

Стас замялся и внимательно посмотрел на меня:

— Понимаешь, у нас фильм с элементами эротики. Ты как к этому относишься?

— Порнуха, что ли? Да нормально отношусь: я содиннадцати лет ебусь, так что бабу толстым хуем не испугаете.

Михаил, прихлёбывающий из бокала, поперхнулся и, с интересом посмотрев на меня, проскрипел:

— Так давай сейчас и поедем! Девочка, ты хочешь ебаться в кино?

Мне этот спектакль, честно говоря, уже надоел, и я выпалила:

— Всё, хорош, дяденьки! Мне действительно 15 лет, паспорт у меня сестры, мы похожи, как двойняшки, живу я в Москве, а папа у меня — милиционер.

Они обалденно на меня уставились, пока Миша не хмыкнул:

— Стас, ты что, не видишь, нас разводят по-полной. Давай, хватай эту прошмандовку, грузим в машину — и поехали!

Началось! Я люблю предверие драки больше, чем само действо, что операторы-комбинаторы, режиссёры-жопотёры, потанцуем?! Я заверещала тонким голосом:

— Ой, ребята, не надо меня никуда увозить! Наврала я вам всё, и про Москву, и про папу, и писька у меня ещё не распечатанная!

— Дура, мы же не за так, мы деньги тебе предлагаем!

— Деньги... А скока? — сделала я заинтересованное лицо, и собрав глаза в кучку, типа запьянела, откинулась на стул.

— Триста баксов за день съёмки.

— Ой, как много... — протянула я, облизываясь, — я, наверное, согласна.

— Вот и хорошо, поехали.

— Не, сейчас не поеду, не могу. Если хотите меня снимать — завтра.

— Хорошо. — Стас протянул мне кусочек картона. — Здесь мой сотовый, позвони в 10 утра, договоримся, где встретимся. Слушай, — он посмотрел мне внимательно в глаза, — ты уже поняла, что будем снимать, а как ты относишься к минету и аналу?

— Ну, если под хорошую закуску, то положительно.

Он понял шутку юмора и, поцеловав меня в щёчку, ушёл, а я поплелась к Машке, но там опять ждал облом. С мужиками надо было поехать, поди не заебали бы до смерти, зато ночлег был обеспечен. Вдруг проснулся телефон, и я с удивлением увидела высветившиеся папины данные.

— Алло, здравствуй, пап.

— Инга, я был у вас, ты что, из дома ушла?

— Пришлось, папа, достали!

— Ладно, потом расскажешь. Я сейчас в Москве, заеду за тобой и поедем в Дмитров. Ты где?

Поблагодарив всех богов, я объяснила своё местоположение и уже через полчаса мы ехали на папиной машине в Подмосковье. Папа молча рулил и не о чём не спрашивал, а я украдкой искоса смотрела на него. Папе в этом году исполнилось 40, но благодаря тому, что он работал на стройке, он был подтянут, волосы слегка в седине, и лицо выглядело моложе возраста лет на 5—7. Хороший у меня папка! Когда они с маман разбежались, мы с ним встречались, но не дома, а на улице, или он вёл меня в кафе — мороженное. При расставании всегда давал денег и целовал в обе щеки и в лобик. А я ночью, слыша стоны нетрезвой мамаши, плакала в подушку и молила Господа, чтобы папа забрал меня отсюда, хотя знала, что это неосуществимо. Вот так урывками мы и виделись: раз, реже два раза в месяц, но я его любила всегда и люблю, потому что он — лучший, мой постоянный защитник от истерик пьяной мамы. Достанется же кому-то клад! За думами я не заметила, как задремала, а проснулась, когда уже подъезжали к папиному дому. Это был капитальный, бревенчатый дом, с надстроенным вторым этажом. Он достался папе за бесценок убогой, старой развалиной, но за три года отец с его связями и головой, превратил эту халупу в отличный коттедж с гаражом и сауной в подвале. Мы поставили машину и прошли в дом.

— Инга, я не буду ничего спрашивать, захочешь — расскажешь сама, а пока располагайся.

— Пап, я в душик по-быстрому, а то запылилась.

— Может баню приготовить?

— Да, нет, поздно уже.

Я убежала в душевую и долго там смывала с себя весь негатив, накопившийся за день, и радовалась, что всё, в конце концов, закончилось хорошо. Потом мы ужинали. Я после мяса не очень-то и хотела, но чтобы не обидеть папу, налегала на салаты, а он, забыв о своих принципах, пил водку, а мне наливал светлого вкусного вина. За окнами капитально стемнело, и отец, виновато потупившись, начал оправдываться:

— Понимаешь, я живу один, кровать одна, диванчик в гостиной совсем маленький. Где-то есть надувной матрас, я сейчас его найду и улягусь на полу.

— Папа, да брось ты! Кровать у тебя огромная, троим места хватит, заночуем сегодня вместе, я ведь твоя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх