Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

  1. Хроники Джес. Часть 1
  2. Хроники Джес. Часть 2
  3. Хроники Джес. Часть 3
  4. Хроники Джес. Часть 4
  5. Хроники Джес. Часть 5
  6. Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

Страница: 7 из 8

было, что процесс ее скорее увлекает, чем угнетает.

— А теперь немного разгоним кровь. — Заявил я, и влепил сиськам Джес хорошую оплеуху.

— Уууууууу... — Тут же зашлась Шоколадка в новом пароксизме мазохистского экстаза. Она крепко зажмурилась, так как поняла, что сейчас я повторю наш недавний опыт в гамаке. И я действительно стал хлестать ее груди, заставляя Джес вскрикивать, морщиться, ойкать, ахать, прикусывать губы... Иногда я попадал прямо по соску, и тогда стон был протяжным, а иногда просто по чувствительной зоне. В этом случае Джес лишь тихо шипела и рефлекторно трясла сиськами из стороны в сторону, чтобы «стряхнуть боль». Она еще пару раз попыталась сунуть пальцы себе в вагину, но оба раза получила по рукам, и нашла выход: сунула ладони себе под попу.

— По бокам суй! — Потребовал я, поскольку понимал, что если девушка сядет на руки анальным стразом, то кончит раньше, чем я этого хочу.

И экзекуция продолжилась. После долгого процесса избиения сисек, я отцепил пару прищепок от веревки. И сказал:

— Сейчас я тебе покажу одну из любимых забав садомазохистов всего мира.

— Я жду с нетерпением, мастер... — Голос Джес был слабым и дрожал.

Я быстро раскрыл прищепки (пружины были очень тугие, злые, а на губках — рифленые зубчики) и синхронно нацепил их на соски негритянки.

Что тут началось!

Шоколадка закричала в голос, завыла и вытянулась в струнку, от избытка чувств мощно врезав ногой по полу. Ее лицо исказилось в дикой гримасе, глаза стали огромными, круглыми и закатились, а руки вылетели из-под попы, и попытались дотронуться до прищепок, но я был к этому готов. С силой схватив ее за запястья, я поднял руки над головой, разведя их в стороны. Джесин вопль смолк, но только чтобы смениться тяжелым стоном, переходящим во всхлипывание... На глазах девушки выступили слезы. Она шипела и металась. Прищепки у нее на сиськах от этого приходили в движение и дарили своей пленнице еще больше «новизны» ощущений.

— Ооооо!!! — Джес наконец нашла в себе силы заговорить по-человечески... — Мастер... Это же... просто... волшебно...

— Волшебно? — Я подумал, что ослышался. — Ты только что металась и кричала, будто я тебя насилую, хотела вырваться, лишь бы снять эти прищепки, и теперь ты говоришь «волшебно»? Ничего не напутала?

— Нее-е-ет... — С новым всхлипом Джес подняла свое заплаканное лицо. Я только покачал головой — эта извращенка улыбалась! — Я не напутала, мастер. Вы сейчас подарили мне эту жуткую боль, и она сводит меня с ума... Но она же дает такой потрясающий новый мир ощущений! Такой глубокий и насыщенный... Это непередаваемо... Ааах!! — И Джес снова закричала и застонала, согнувшись и обвиснув у меня в руках.

Прошло около пяти минут, прежде, чем девушка относительно пришла в себя. Все ее лицо было в слезах, глаза блестели, но губы улыбались.

— Ты счастлива, извращенка? — Спросил я.

— Да, мой повелитель. — Она специально помотала сиськами, прищепки заколыхались вместе с ними — Вы сделали меня счастливой. От этих зажимов у меня по всему телу расходится такое тепло, такой жар... Меня жжет в каждой клетке тела, мастер! А сиськи просто горят огнем, соски как будто жгут изнутри... Это потрясающе, Адриан!!! — Она всхлипнула и снова залилась слезами. Я уже не пытался понять, от боли или от счастья. Впрочем, в ее случае это было одно и то же.

— Ясно, потаскушка. Прищепки тебе явно пришлись по вкусу. — Задумчиво произнес я. Отпустил ее руки (она и не подумала снять зажимы, наоборот снова запихала руки под себя). — Может быть, мне снова попробовать доставить тебе удовольствие?

— Ооо... Вы очень добры ко мне, мастер... — Проворковала эта распутная зараза.

— Вот и я так думаю. Так что доставишь себе наслаждение сама. Можешь сеть ко мне на колено, и подрочиться до оргазма. Без рук!

— Свяжите меня, мастер! — С жаром предложила эта черномазая безумица. — Свяжите мне за спиной руки, и я не смогу даже коснуться своей промежности!

— Хм... — Я задумался. Идти наверх за проводами было лень. Я пошарил по карманам. Жаль, я не ношу ремня на джинсах. Впрочем, джинсы тоже остались наверху. Чем же связать-то ее? Тут мне на глаза попалось белое скомканное платье. Понятия не имею, почему оно валялось в углу дивана. Похоже, что даже тщательной глажкой его уже не вернуть к прежнему состоянию. Так что...

— Я свяжу тебя твоим платьем. — Объявил я, и не дрогнувшей рукой разорвал белую одежду напополам. Мне не было его жалко — все равно у Джес скоро будут десятки новых платьев, и это рано или поздно стало бы тряпкой, покрытой потом и спермой.

Я накрепко скрутил негритянке руки за спиной. Прищепки все еще висели у нее на груди, и она изредка покачивала ими, видимо, чтобы боль не утихала и не становилась привычной. Я мог только позавидовать подобной выдержке. На моей памяти лишь одна девушка отважилась примерить пластиковые прищепки на соски, но уже через пять секунд с воплем сбросила их. Это и правда очень больно.

— Присаживайся, — разрешил я.

Джес не заставила просить ее дважды. Быстро и ловко оседлала мое колено и со всей своей нерастраченной страстью принялась тереться о ногу горячей промежностью. Я наблюдал, как быстро закатываются от наслаждения ее глаза, как она начинает дышать все глубже и тяжелее, как трахает меня своей щелкой со всей похотью и вожделением.

Девушка упиралась в пол ногами и изо всех сил терлась промежностью о мою ногу, надавливая на нее клитором. Я мог не беспокоиться — пройдет еще минута другая, и Джес кончит, так что мало не покажется. Но я решил немного усложнить ей задачу. Или наоборот — упростить, как сказать.

В один из моментов, когда негритосская грудь с прищепками в очередной раз прошла в максимальной близости от меня, я схватил зажимы и легонько потянул на себя. Не разжимая прищепок.

Джес, закрывшая было глаза, и даже вывалившая язык от возбуждения, возопила дурным голосом. Она рефлекторно двинулась на моем колене в сторону рук, но я не позволил ей ослабить натяжение, и натягивал сиськи, держась за прищепки. Это, по всей видимости, приносило девице нестерпимые мучения. По крайней мере, она изо всех сил начала дергаться, брыкаться, даже подпрыгивать на мне и тереться своей горячей щелочкой в два раза интенсивнее.

— Дрочись, мокрая грязная шлюха! — Приговаривал я, оттягивая на себя ее сиськи, а Джес лишь бессвязно мычала в ответ, вскрикивала, задыхалась, со всей силы врезалась промежностью мне в ногу и пыталась приблизиться к рукам, держащим прищепки, чтобы ослабить натяжение. Но я отводил руки все дальше, на себя, разводил их в стороны, вытягивал вверх, и измывался над бедной девчонкой самым жестоким образом.

Джес страдала. Я не знаю, насколько была сильна ее боль, а насколько — наслаждение. Но уверен, что в тот момент оба эти ощущения слились для нее в одном взрывном коктейле, так что мозги отключились и уплыли куда-то за горизонт, оставив в моем распоряжении только похотливую кричащую самку. Она мечтала кончить. Кричала от боли, потому что я мучил ее соски. Терзала свою огненную щелку, яростно дрочилась о мою ногу, чтобы достичь хотя бы одного из берегов своего безумия — оргазма, раз уж не получается достичь берега боли...

В конце концов я решил облегчить ее мучения, и просто дернул за прищепки — быстро, резко, очень сильно.

Прищепки соскочили. Джес, которая и так уже была на грани взрыва, взвилась на мне, и со всей силы рухнула на колено промежностью, одновременно издав оглушительный крик, исполненный такой жуткой смеси счастья и боли, что мне даже стало не по себе. Крик длился несколько секунд, перейдя в некое подобие рычания, затем — рыдания...

Тело негритянки трясло крупной дрожью. Она судорожно сжала ногами мое колено, скрючилась в оргазме, уткнувшись головой мне в грудь и я не видел лица Джес. Слышал только всхлипывания и тяжелое хриплое прерывистое дыхание. Я решил не торопить ее. После такого жуткого испытания моя рабыня наверняка ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх