Не введи нас во искушение. Повесть. Часть вторая

  1. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть первая
  2. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть вторая
  3. Деревенские страсти распутной жены. Повесть. Часть третья
  4. Не введи нас во искушение. Повесть. Часть первая
  5. Не введи нас во искушение. Повесть. Часть вторая
  6. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 1
  7. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 2
  8. Не введи нас во искушение. Перемирие с Андреем. Часть 3

Страница: 2 из 6

это... «Вы с Андреем в спальню»?! — не понял я и присел на край диванчика: у меня вдруг предательски задрожали ноги.

— Очень просто, — ответила Кристина, — мы же с тобой договорились, что ты сегодня ночуешь на диване, а Андрей — в нашей спальне.

— Да, но... — начал я, и тут до меня дошел, наконец, коварный замысел жены.

— Сейчас мы проверим, какой ты «стойкий оловянный солдатик», — сказала жена и серьезно посмотрела на моего армейского друга, пребывающего от ее слов в полнейшей растерянности и изумлении.

Андрей, ища поддержки, с каким-то отчаянием посмотрел на меня, но я сам пока не знал, как реагировать на это шокирующее предложение. «У меня есть идея получше», вспомнились слова жены, которые она произнесла еще в такси. Значит, у нее давно созрел этот план.

— Я могу лечь где угодно, — сказал Андрей, справившись, наконец, со «столбняком», — мне все равно. Кристина, у тебя все равно ничего не выйдет.

— Мне кажется, что ты ошибаешься, — жена встала и протянула руку моему другу, — пойдем, я напомню, что ты испытывал по отношению ко мне в клубе... И в такси заодно, — ее одежды распахнулись и прямо перед сидящим на диване Андреем открылась девичье лоно, подготовленное ею для соблазнения или жаркой битвы.

— Как скажешь, — тускло ответил Андрей, и встал, взяв Кристину за руку, — я не изменяю своей жене, — как мантру произнес он, и добавил, — а в клубе и такси это было так... Озорство. Ты же понимаешь.

Кристина ничего не ответила и молча увлекла его за собой.

— Милый, — обернулась она ко мне, дрожащему от ревности и возбуждения, — не волнуйся, все будет хорошо: ты же видишь, что я могу контролировать ситуацию. Победа будет за нами!

— Я тоже контролирую ситуацию, — в тон ей сказал Андрей, прихватив с собой телефон, лежащий на журнальном столике, и помахал мне рукой, — ничего не бойся друг: врагу не сдается наш гордый Варяг!

— Постарайся не врываться к нам... Если тебе покажется, что ты вдруг услышал... Что-то не то, — на всякий случай добавила Кристина, перечеркнув тем самым все свои предыдущие заверения.

Я и Андрею не очень-то доверял: хоть у него была вера в незыблемость своих убеждений — он плохо знал Кристину. Когда ей было нужно — она могла быть демоном-искусителем, манящей Сиреной и дьяволом в юбке одновременно. За ними давно уже закрылась дверь спальни, а я все стоял в нерешительности, не зная, что мне предпринять на этот раз. Меня одолевал целый калейдоскоп чувств: от полного неприятия складывающейся ситуации, до неистового желания извлечь из этого эротического хаоса нужные уроки для своих скрытых желаний и непристойных фантазий. Удержав себя в последний момент от того, чтобы не броситься в спальню и перебить их всех, я помчался в ванную принять душ и навести «марафет».

Никогда еще я не мылся с такой скоростью! В воздухе летали флаконы с гелем и шампунем; мочалка дрожала в воздухе, как марево, нарушая все законы физики. Сломав зубную щетку и поскользнувшись на мокром полу, я чудом удержал равновесие, схватившись за полиэтиленовую шторку в ванной. Она не выдержала моего натиска, и я почти полностью повторил знаменитую сцену из фильма «Психо» Хичкока. Выбравшись из ванны и потирая ушибленное колено, я пшикнул на себя «Ёджи Ямомото» и потрусил в комнату: у меня было в запасе главное орудие контроля за ситуацией. В ванне, в пылу борьбы с самим собой я внезапно вспомнил о видеокамере, установленной в комнате, где сейчас проходил эксперимент под условным названием «Неприступная Крепость или Дитя Порока».

Войдя в комнату, я огляделся и осторожно прислушался. Чья-то заботливая рука погасила в комнате свет, и кругом царил полумрак, лишь освещаемый льющимся из окна светом молодой луны. Ничего не было слышно и я на цыпочках приблизился к спальне, приложив ухо к двери и весь превратившись в слух. Предательски скрипнула половица, и я замер, присев около двери, ведущей в Замок Сладострастия. Я чувствовал себя Тайным Наблюдателем у покоев Королевы.

— Дорогой! Не подслушивай и ложись отдыхай! У нас все хорошо! — донесся из спальни голос Кристины, вмиг рассеяв все мое сказочное настроение.

— Я... Я из ванны! — сказал я, превратившись из Сыщика в Капитана Очевидность, — и я ложусь спать! — На всякий случай соврал я.

Мне никто не ответил. «Ну и хрен вам!», мысленно сказал я и, забравшись под одеяло, достал дрожащей рукой мобильник. Дважды уронив его на кровать в попытке включить обзор с камеры, я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Успокоившись, я запустил, наконец, нужное приложение и вперился в экран смартфона. Неожиданный ракурс, показывающий комнату и находящихся в ней людей сверху, сначала несколько дезориентировал меня, но я быстро адаптировался к изображению на экране. В спальне горел ночник, стоящий на прикроватной тумбе, который давал ровный свет, позволяющий хорошо разглядеть мою жену и Андрея.

То, что я увидел, сперва немного разочаровало меня: Кристина и мой друг сидели на кровати напротив друг друга, скрестив ноги в позе «лотоса», и о чем-то говорили. Оба были раздеты. Точнее, голый сидел только Андрей, бросив банное полотенце рядом с собой на кровать. Кристина была обнажена только наполовину: ее накидка была неизвестно где, и лишь прозрачная комбинация прикрывала ее низ, да и то — чисто символически: если уж мне был виден ее бритый лобок между скрещенных ног, то можно было себе представить, что наблюдал Андрей. Кристина что-то говорила, поглаживая свои груди руками, а Андрей отрицательно качал головой.

«Вот дурень!», подумал я про себя, «Там же звук еще есть!». Я убрал громкость на минимум, боясь спалиться «в начале славного пути», и включил микрофон. Постепенно прибавляя громкость, я наконец-то стал разбирать их голоса.

—... гласен с тобой, что плоть слаба, — говорил Андрей, — но есть высшая сила, которая позволяет справиться с искушением, — это любовь!

— Что есть любовь? — не унималась Кристина, и вдруг протянула руку к его члену, который ракетой торчал у него между ног, — скажи: ты любишь, когда к тебе прикасаются вот так? — И провела по основанию члена пальчиками, сжав мошонку.

— Люблю, — сказал Андрей, отводя руку Кристины в сторону, — но это ничего не доказывает, и к любви не имеет никакого отношения.

— Имеет, и самое прямое, — возразила Кристина, — это называется плотская любовь. И мы ею сейчас занимаемся, — добавила она и вновь сжала член Андрея рукой.

Мой член отозвался на это пожатие, словно жена ласкала его, а не какой-то посторонний елдак: он стал быстро наливаться от всего увиденного и услышанного. Я смотрел на экран, стараясь не пропустить ни звука.

— Ничем мы не занимаемся, — возразил Андрей, однако руку Кристины со своего члена не убрал, — мы просто переливаем из пустого в порожнее.

— Что может помешать мне продолжить ласку? — не унималась Кристина, потихоньку подрачивая член Андрея. Легкий озноб пробежал по моему телу, и я, вооружившись своим, стоящим как кол, инструментом, старался не отставать от своей жены.

— Моя любовь к Марине, — просто сказал Андрей, и попытался сжать колени, — секс по любви от обычной «физкультуры», которую ты мне сейчас предлагаешь, отличается также, как завтрак бедняка от трапезы князя.

— Я тебе ничего не предлагаю, — сказала Кристина и, раздвинув его ноги, расставила их по обе стороны от себя, — это будет твой самостоятельный и осознанный выбор.

— Не будет, — сказал он, и вдруг откинулся на спину, предоставив моей жене ласкать его достоинство как ей заблагорассудится.

«Что-то твои слова расходятся с делом, велеречивый ты мой», подумал я, во все глаза следя за тем, как Кристина «гоняет шкурку» Андрея, сидя перед ним с широко расставленными ногами. Затем Кристина вдруг пододвинулась к Андрею, он сдвинул ноги, и она села на его бедра. Я напрягся: мне показалось, что сейчас произойдет непоправимое и все уверения жены и стойкость Андрея полетят в тартарары....  Читать дальше →

Показать комментарии (102)

Последние рассказы автора

наверх