Знакомство с Натальей Петровной

Страница: 1 из 2

Я оцениваю женщину по ее обуви. От высоких сапожек на каблучках я просто млею.

Осенью в метро уступил место одной даме в длинном кожаном пальто. Брюнетка в годах. Волосы явно крашеные. Среднего роста. Милое лицо. На пальце обручальное кольцо. Через одну станцию освободилось место напротив нее. Я сел. Смотрю на ее ноги. Вижу сапоги с узким мыском, голенища выше колен, не на «шпильках», но на каблучках. Такие сапоги часто называют ботфортами, хотя ботфорты должны как минимум доставать до бедер. Сапоги моей пожилой красавицы были не просто лакированные, а начищенные до блеска. Уже говорит о том, что их хозяйка — не неряха. Следит за сапогами, значит, следит и за собой. Кстати, скромный, но аккуратный маникюрчик присутствует. Она перехватила мой взгляд. Я ей улыбнулся. Она не отвела глаза. Вышел я следом за ней. У нее была тяжелая хозяйственная сумка. Я предложил ей помочь. Сказал, что живу в этом же районе. Кстати, это была правда. Метров через 500 она остановилась около аптеки. «Простудилась», — говорит, — «Надо лекарства купить». Я попросил ее телефон. Сказал, что она мне понравилась. Хотел бы еще встретиться. Она была невысокого роста, темные волосы (подкрашивает, наверное), средней комплекции, на вид лет 45—50.

Телефон дала не ломаясь. Я тут же при ней, набрал его на своем iPhone. В ее дамской сумочке раздалась телефонная трель.

Мою новую знакомую звали Наталья Петровна.

Через день (пока она меня не забыла) я набрал ей, поговорили. Ей оказалось 55 лет, родом из Мариуполя (обожаю украинок — от общения с ними у меня всегда были исключительно положительные эмоции), в Москве уже давно, квартира своя, муж ушел к другой женщине пару лет назад, но официально они не разводились, у нее отдельно живущие дочь, сын и внучка от дочери, работает у каких-то небедных, но сильно занятых людей сиделкой/няней с шестилетним ребенком. Я сказал, что она мне понравилась, давайте встретимся. Короче, она пригласила меня к себе на следующий днь вечером.

Само собой, в назначенное время я прибыл к ней с тортом «Малика» (шоколадны вариант) и бутылкой Sheridans (бутылка состоит из двух емкостей, в одной белая жидкость, в другой — темная. Ну ты наверняка видел этот напиток). Оба предмета из «джентльменского набора» были приобретены в соответствии с пожеланиями хозяйки.

Встретила она меня в черных клешных брючках, обтягивающих попку, и светлой блузке. Стол был накрыт. Она, как потом сказала, пригласила меня, чтобы объяснить, что я ей не пара по возрасту, что ей нужен мужчина с которым она могла бы пойти погулять, зайти в ресторан. Т. е. я, сразу признавшийся, что женат, ей не гожусь.

У меня была жругач программа на этот вечер. Посидели, поговорки, выпили, потом начали танцевать само-собой медленные танцы под какую-то музыку, т. е. я начал ее гладить по попке, по спинке, касался грудей. Они были очень даже внушительные, не обвисшие (может, потому что лифчик подпирал их), не как у теток, которым за пятьдесят. Говорил, какая она красивая, кая я ее хочу. В общем, то, что нравится женщинам.

Хуй у меня уже стоял. Я прижимался им к животу Натальи Петровны, всячески терся о ее бедра. В голове крутилась мысль: «Не кончить бы себе в штаны!»

Через десять минут попытался поцеловать ее. Она отворачивала голову, тихо говорила «Ну не надо, пожалуйста». При этом прижималась ко мне и позволяла лапать ее за задницу в полное мое удовольствие.

Вскоре мы целовались уже по взрослому. Я повел ее к дивану, усадил ее в полулежачем положении, расстегнул блузку. Под ней оказался очень симпатичный ажурный лифчик. Мы уже целовались взазос, я нежно мял ее огромные груди. Брючки пока не расстегивал, чтобы не спугнуть. Пускай думает, что я ее не ебать, а просто поцеловать зашел. Через минуту на ней не было ни блузки, ни лифчика. Сняла их сама, но брючки снять пока не позволила. Ну да я мацал ее за пизду через них. Чувствую, она там мокрая. И это в 55 лет!!!

Минут через пять были сняты и штанишки. Белоснежные трусики оказались из того же бельевого гарнитура, что и лифчик. По фасону похожие на плавки, эластичные, туго обтягивающие пизденку. В трусиках прокладки не было.

Фигурка у Натальи Петровны была не точеная, но без целлюлита и без избытка жира. Животик был, но не висел. Ножки были стройные. Похоже, она их эпилировала или брила.

Груди были с большими ореолами. Я начал целовать ее соски, крепко вдавив правую руку ей в промежность, а левой поглаживая ей спину

Во время всех этих эволюций я остался в одних джинсах, под которые я не стал одевать трусы. Наталья Петровна сама расстегнула молнию, запустила руку мне в ширинку, взяла мой хуй в ладошку и стала его нежно поддрачивать, залупляя головку. Может думала, что я сейчас кончу ей в руку и не стану насиловать пожилую честную женщину. рассказы эротика Кстати, когда она пыталась убедить меня, что я не гожусь ей в любовники, то говорила, что с тех пор, как муж покинул ее, она ни с кем не встречалась.

Чувствую, Наталья Петровна стала резко дергать мой член. Мне было не очень больно, так даже больше нравилось, но я решил, что пора уже начать пердолить стосковавшуюся от двухлетнего полового поста бабушку-красавицу.

Наталья Петровна уже поняла, что ебли не миновать, и отправила меня принять душ в ванну. Опять-таки говорит о ее чистоплотности. Когда я вернулся, диван был уже разложен в постель, белье постелено, она лежала под одеялом. Откинув одеяло, я увидел, что она под ним абсолютно голая. Наталья Петровна видно решила, что я сразу наброшусь на ее прелести, но так как у меня есть фетиш-бзик насчет сапожек, то я попросил ее обуть те ботфорты: в которых впервые увидел ее в метро. Она сильно удивилась, но я подвел целое научное обоснование, что сапоги подчеркивают стройность ее аппетитных ног. В общем, поудивлявшись на извращенность более молодого относительно ее возраста поколения, она достала понравившиеся мне сапоги и пошла их помыть в ванную. Она даже по квартире в них не ходила, не то чтобы в постель ложится с мужчиной, которого видит второй раз в жизни.
Я поинтересовался, есть ли у нее чулки. Она сказала, что лет двадцать их не носила. Видно, ее мужу не были интересны все те эротические штучки-дрючки, которые возбуждают меня. Сказала, что сможет обуть сапоги на босую ногу, т. к. на щиколотках ее ботфорт есть «молния».
Она быстро вернулась в комнату в вымытых до блеска ботфортах и, цокая каблучками по паркету, подошла к кровати и полезла под одеяло. Она сказала, что ей привычно трахаться под одеялом, т. к. ее муж зачастую ебал ее именно так, когда они жили вместе с маленькими детьми в одной квартире. Я не стал настаивать, чтобы она скинула одеяло. Я налил ей еще рюмочку ликера, чтобы бабушка расслабилась перед тем, как быть выебанной. Потом я откинул одеяло, чтобы видеть ее нижнюю часть до живота. Т. е. я видел ее пизду, но груди были под одеялом. Пизда была приличных размеров, с мясистыми губами, но явно подбритая. Волосня была, но строго над самой пиздой. Я просунул голову промеж ног Натальи Петровны и начал взасос целовать ее уже порядком увлажнившуюся пиздень.

— Что ты!... Ну не надо... Я стесняюсь... , — смущенно захихикала моя сексуальная бабушка, но через минуту она уже только охала и ахала, поглаживая меня по голове. Понравилось бабушке, как ей пизду молодой человек лижет.

Я обеими руками крепко держал ее за ноги, обутые в сверкающие высокие сапоги. Я терся своим хуем о глянцевую кожу голенищ и боялся преждевременно кончить прямо ни них.

Оторвавшись от пизды, я скинул с готовой к ебле бабульки одеяло, приподнял ее за талию и подсунул ей под жопу одну из подушек, чтобы поглубже вставить ей. Мой хуй провалился в ее показавшуюся мне огромной дырку, и я начал ебать ее, крепко сжимая бабушкины сиськи. Наталья Петровна обнимала меня обеими руками и старалась пошире раздвинуть ноги. Видно было, что ей хотелось поглубже насадиться на член. Потихонечку Наталья ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (20)
наверх