Уёбище. Часть 3

  1. Уёбище. Часть 1
  2. Уёбище. Часть 2
  3. Уёбище. Часть 3

Страница: 1 из 2

А год назад другая история приключилась.

Прихожу с учёбы, а сестра после ночных блядок только шары продрала и стоит на кухне что-то себе готовит.

— Саша, — говорит, — есть будешь?

— А что?

— Сейчас пельмени замучу с луком маринованным.

— Годится!

Пока я переодевался, умывался, из кухни поползли запахи обалденные — слюной захлебнуться можно. Прихожу туда, сажусь за стол, а Любка так хитренько на меня смотрит и спрашивает:

— Слушай, а чего это ты к тёте Вале зачастил, через день туда бегаешь?

— Танька со мною по математике занимается, а тётке по хозяйству помогаю.

— Скажи, пожалуйста, какой заботливый! Вобщем так, братец, я всё знаю, про все твои поебушки с тёткой и сестрой! Это ты как умудрился, мелочь пузатая?!

То, что сестра запалила, ничего страшного — у самой рыло в пуху, ебётся, как швейная машина, лишь бы кому не попадя не трепалась, особенно мамке.

— Так получилось, по взаимному согласию и к всеобщему удовольствию, — разулыбался я, а Любка выключила плиту и прыг мне на колени:

— Теперь, Сашенька, рассказывай всё подробно, — а сама задницей мне об ширинку трётся, пробуждает спящего.

Сестрёнка моя — девка хорошая, добрая, только после того, как батяня её распечатал, на передок совсем слабая стала. И мать её за волосы таскала неоднократно, и били её жёны ёбарей, всё бесполезно! Синяки сойдут, и она опять отправляется на свою задницу приключений искать. А попка у неё классная, да и сама Любка — очень даже ничего: личико смазливое, титьки торчат — лифчика не надо, ножки полненькие и стройные. Вот на эти ножки я и положил руку, провёл по ляжке, да задрал халатик до трусов, а пальцами второй руки принялся халат сверху расстёгивать.

— Сашка, ты что, сдурел?! — соскочила сестра и гневно засверкала глазами. — Мало тебе тётки и Вальки, ещё меня снасильничать хочешь?!

— Ну, их никто не насиловал, — лениво начал я разглагольствовать, — сами дали, а что до вас, мадама, не хотите, ну и идите в жопу!

Любка плечами дёрнула и ушла из кухни, а я натрескался пельменей, ополоснул тарелку и пошёл в зал поваляться, посмотреть телевизор, но коронное место было занято. Сестра развалилась на диване и смотрела какую-то муть.

— Любка, вон с моего места! — гаркнул я, но она никак не отреагировала. Я присел на диван и стал толкать её к стенке.

— Тогда подвинься, я устал и тоже полежать хочу.

— А приставать будешь?

— Не боись, не обижу!

Сестра подвинулась, и я лёг рядом, отвернувшись от неё к телевизору. Через несколько минут почувствовал, как её ладонь теребит меня за плечо.

— Чего надо?

— Саша, а правда мне Танька рассказывала, что ты у нас гигант половой?

Я с интересом повернулся к ней.

— Не знаю, хочешь, покажу?

Любка на миг задумалась, выдохнула и родила:

— Хочу, только ты меня не лапай!

А мне только того и нужно было! Стянул треники с трусами до колена, хуй стоит, головкой в небо смотрит, покачивается

— Ой, и в правду большущий какой! — Сестра приподнялась на локте, пожирая глазами моего друга, несмело протянула руку и пощупала яйца.

— Ты чего, Любка, как целка? Ты такого добра в день по нескольку раз видишь!

— Честно говорю — такой размерчик, в первый раз.

Я уже замаялся ждать, и решил взять инициативу в свои руки, схватил сестру за плечи и пригнул губами к самой залупе.

— Санька, погоди! — начала вырываться она. — Когда брат с родной сестрой, это инцест называется, нельзя!

— Дура ты, это когда они письками ебутся, а отсосать — это можно!

— Точно?

Я понял, что Любка включила дурочку, мол не умная я, не знаю ничего, да и хрен с ней, лишь бы быстрее мусолить начала. Сначала она провела залупой по своим губам и облизнула её своим красным, острым язычком, а затем пошире открыла рот и насадилась им на ствол, урча и пуская слюни. Я тоже не дремал, а усиленно расстёгивал халат, мял упругие титьки, теребил соски и пытался, из этой неудобной позы, дотянуться до трусов сестры. А сосала она классно! Сразу видно профессионалку, не то, что школьницы сопливые по углам. Люба брала мою немаленькую залупу на язычок, обжимала губками и начинала всасывать, стараясь затолкнуть ствол, как можно глубже, давилась, кашляла, но продолжала с ещё большим рвением, а затем неожиданно выплюнула хуй из ротика, лихорадочно сорвала с себя халат, трусы и со словами:

— Слабая я, как увижу такое богатство, в пизде огонь разгорается, который тушить надо, — она поднырнула под меня, широко расставив ноги, взяла дубинку в ладонь и подвела к истекающей тягучим соком дырочке, потёрлась ею о залупу и начала насаживаться. А входило-то с трудом! Писька у моей сестрёнки оказалась, на удивление, узкой и пускала в себя гостя по сантиметрику, пока он не упёрся в мягкую, эластичную матку, но треть всё равно осталась снаружи.

— Сашенька, — закатила глаза Люба, — ты только осторожнее, он и в правду у тебя гигант. Давай потихонечку, вот так, вот так...

Через минуту она мне уже подмахивала, высоко вскидывая жопу, пизда пообвыклась и, кончая через каждые две минуты, хлюпала и чавкала на входе и выходе, и брызгала соком на покрывало дивана. Я долбил Любку, присосавшись к твёрдому соску и держа её ладонями за задницу, но всё хорошее кончается, почувствовав холод внизу живота и собравшиеся в кучку яйца, я выдернул хуй и ударил мощной струёй сестре в открытый рот. Она проглотила всё с удовольствием, а последние капли слизывала и высасывала уже из залупы. Мы лежали рядом, Люба слегка подрачивала мне член, а я двумя пальцами раздвигал её лепесточки, залазил в дырочку и начинал обследование мягких, мокрых стенок наощупь. Сестра повернула ко мне голову, плотно прижалась голыми титьками и крепко-крепко поцеловала, раздвинув мне зубы и запустив в рот язык. Изо рта пахло моей спермой, но почему-то не было противно, и я с удовольствием отвечал на поцелуи Любы.

— Ну, что, Саша, как я тебе?

— Клёво и классно, заебись и охуенно!

— Ты тоже отлично ебёшься, я обкончалась — аж лужа на диване, а всё-таки пиздюки мы с тобой, не хорошо это, хотя: что случилось, то случилось. К Вальке с Танькой всё-равно бегать будешь?

— Наверное.

— Ну, и правильно, но когда вот так вдвоём останемся — ты мой! Буду тебя обцеловывать, обсасывать, и вообще, проглочу пиздой своей, чтобы всегда со мною был.

— Своей мохнаткой ты даже хомячка не проглотишь, — и мы громко захохотали, щекоча и целуя друг друга.

Вскоре от отца с зоны пришла малява, что подошло время его долгосрочной (3 суток), свиданки, и чтобы на неё приехала не мать, а Любка. Маманя расстроилась и долго материлась в тот вечер:

— Вот мудила старый! Я его уже не устраиваю, на молодую пизду потянуло, а не думает, что это — дочь, что осудят люди! Любка, иди, поситай отцову писульку, да собираться начинай. Ладно, от манды твоей не убудет, а ему раз в год хоть какая радость! Я пошла в магазин, куплю, всё, что нужно, а ты вещи собери, одежду, завтра утром автобус.

Отец сидел недалеко, в соседнем городке, до которого езды было меньше двух часов. Мать ушла, а Люба села на стул и заплакала.

— Не хочу я, Саша, ехать, его ублажать! Как вспомню, что он со моню, малолеткой делал — убить готова! Ненавижу!!

Я гладил её по голове, как маленькую девочку, а сестра в это время привстала и стянула из-под юбки трусики.

— Сашенька, иди ко мне, только тебя хочу, только тебя люблю, — уселась на диван и раздвинула ноги, раскрыв розовые створки раковины. Лизать пизду мне было не впервой, и я припал к бутону, теребя языком клитор и пальцами разрабатывая дырочку. Сестра застонала, заохала и кончила, обнимая меня за головы и дрожа, задрала юбку, встала раком, выставив на обозрение две белые полужопки, раздвинула их, показывая коричневое, сморщенное колечко, как я понял, приглашая в гости. рассказы эротика Я схватил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх