Разводка. Часть 2

  1. Разводка. Часть 1
  2. Разводка. Часть 2

Страница: 2 из 2

Никакой он конечно не следователь и даже дознание вести не имеет права, но про это оглушенная обыском жертва этого знать не может. Обычный — то гражданин, который поначалу распускает понты — права, адвокат, прокурор и прочее через пару минут наезда Сашком тушуется и готов отдать все, что есть лишь бы отпустили.

— Мы наркодилерам спуску не даем! и все в таком духе бесчинствует Санек. Галина Михайловна подавлено молчит. Потом ревет пытаясь пробормотать, что-то типа — — Не знаю я ни про какие наркотики, ни про какой белый порошок, незнаю как он у меня в сумке оказался.

Тут наступает мой черед. Злой и добрый. Я добрый. Злыдень ретируется в дальний угол кабинета — типа устал, попить водички.

— Вы вспомните Галина Михайловна, откуда у вас в кармане сумки может быть этот пакетик?

Может это не ваша сумка? Тогда почему вы держали ее в руках? Давайте вместе подумаем. Даю ей стакан воды для успокоения.

— Да, что с ней цацкаться, от этой наркоты вон сколько людей гибнет снова орет входя в раж Сашок и незаметно подойдя сзади с размаху бьет задержанную по голове толстенным телефонным справочником.

— Ты нам все расскажешь, все. Кто у тебя подельники, у кого брала и кому несла наркотики!!! Пока женщина изумленно оборачивается он успевает нанести еще два удара.

— Робятки, что хотите, для вас сделаю, только не бейте больше так.

— Отставить Иванцов (это я Сашку) — у него, конечно, другая фамилия, но тут без разницы — откликается, как зовут, заодно у тетки отложится в голове если, что — будут спрашивать Иванцова которого здесь отродясь не было — лишний предмет для путаницы и недоверия к показаниям (тьфу, тьфу, тьфу).

На самом деле справочником очень больно, потом может в голове шуметь еще целый день, но тут главное — следов нет, и ясный намек на последующие меры физического воздействия.

Сашок поддает жару:

— Давай противогаз принесу — мигом все вспомнит.

Ментовский «слоник» — известен в народе — Галина Михайловна еще больше бледнеет и смотрит на меня как на спасителя.

— Иванцов — выйдете. В этом психологическом поединке Сашка полагается на мою интуицию — значит объект почти готов.

Оставшись вдвоем в кабинете выхожу из-за стола и подставив стул сажусь к допрашиваемой на расстоянии меньше метра — типа для большей доверительности. эротические рассказы На самом деле, мне страсть как охота погладить выпирающие из халата налитые белые ляжки, кожа которых нежна и тепла даже на взгляд со стороны. «Скоро, скоро» — успокаиваю сам себя.

— Успокойтесь Галина Михайловна, я почему-то думаю, что то, что у вас нашли наркотические вещества — недоразумение, досадная случайность, к которой возможно вы не имеете никакого отношения. И все в таком духе. Женщина смотрит на меня с надеждой.

— С другой стороны — факт имеет место и мы должны и просто обязаны принять меры, к тому, чтобы разобраться. Выдерживаю паузу

— Пошлем запросы по месту жительства, прежним местам работы — успокаивающе пугаю я.

— Думаю, придут ответы, что вы добропорядочная гражданка, ни в чем раньше таком замечены не были...

Одновременно провожу рукой по ее ногам. Гражданка Омельчук взрагивает и сбрасывает мою руку. Ничего. Так и должно быть.

— Ответы придут через месяц, полтора, вы пока в Сизо посидите. Там конечно обычно одни уголовницы, и порядочным женщинам типа вас приходится не сладко. Да еще и таким привлекательным. Моя рука снова на голом женском колене. В этот раз попыток сброса не было. Хорошо. Расширим диспозицию.

Трогаю пуговичку халата в районе груди. Расширенные от страха голубые глаза смотрят на меня с мольбой и надеждой. Расстегиваем. Вторую.

Женщина пытается все же отвести мою руку от своей груди, но уже не так решительно.

— Подумайте Галина Михайловна, быть может, вам все же пойти на компромисс...

— Вы такая красивая, привлекательная женщина...

— А то я приглашу сюда сержанта Иванцова и он продолжит допрос. У него брат от передоза умер — потому он жутко всю эту наркомафию ненавидит. На допросах бывает превышает границы дозволенного.

Моя рука снова в районе выреза халата. Расстегиваю третью пуговицу и нырнув ладонью под синию бязь, тихонько поглаживаю и сжимаю мякоть пышущей жаром груди.

— А вы,... вы меня отпустите... — решив смириться с тем, что ее лапают задержанная вступила в торг об условиях.

— Конечно, Галина Михайловна. Но нам нужно сделать укороченную проверку по компьютерным базам, чтоб убедиться, что вы раньше не задерживались в связи с наркотиками.

— Ведь нет? — она утвердительно кивает головой.

— Вот и хорошо. Нам то же будет спокойней. А что-бы мы не затевали полную проверку...

Я многозначительно молчу продолжая мять ее грудь... — вы такая привлекательная женщина могли бы то же пойти нам навстречу... При этом моя вторая рука движется по ложбинке между двумя плотно сомкнутыми ляжками вверх.

— Аааа эта... укороченная проверка сколько будет идти? — она не отбрасывает мои руки, но пытается выяснить временные рамки.

Если все пройдет удачно — то до вечера получим ответ — и будете свободны...

Но опять же от вас зависит... Моя рука решительно сбрасывает женскую ладонь прикрывающею раздвоение подола халата. Пальцы тыкаются во что-то мягко пушистое.

Достаточно. Я убираю обе руки с ее тела и испытующе гляжу в глаза.

— А как, как... я должна пойти навстречу? — она пытается включить «дурочку».

Молчу, продолжая пристально смотреть в глаза.

— Прямо,... прямо здесь?

Прогресс, однако. Барышня согласна по факту, и выясняет теперь условия — время (ответил) осталось — место.

— Да нет, конечно. Тут рядом безопасное место.

На этот случай у нас все предусмотрено. Просто диву даешься, как можно под землей вырыть целый город. Каждая станция метро — кроме той части — перрона и переходов видимых для пассажиров включает еще в себя огромное множество технических помещений. Нам для отделения выделили целый бокс из пяти комнат. Но с начальником станции — я уже говорил полное взаимопонимание — потому мы можем использовать еще пару прилегающих комнатенок. Как вы понимаете у всех у них нет окон. Одна совершенно пустая крохотная буквально 2 на 2 метра используется для «хранения» задержанных — обычно это всякого рода попрошайки, бичи, и прочая шваль. А вторая, метров двенадцать площади — меблирована. В недрах отделения охраны метростроя нашлась древняя односпальную кровать с железной сеткой. Стол колченогий, пара стульев. Мы туда с общака (то, что добываем со службы) то же вложились — матрасы, и даже белье постельное. Тут у нас за порядком Верка следит. Очень удобно бывает на дежурстве вздремнуть пару часиков в часы затишья. Для разнообразия стены разными календарями обклеены, постерами. Понятно, что ни мы, ни метровцы эту комнату начальству не показываем. Там отсыпается бывало начальник станции с заместителями. Ну и самое главное предназначение комнаты — баб мы там трахаем. Когда ту же Верку, но больше вот таких вот приезжих дамочек. Впрочем между собой мы называем данный объект — «кабинет № 69». Откуда пошло название — не знаю.

Из комнаты для допросов, вывожу Галину Михайловну, для порядка сцепив

запястья наручниками, и незаметно для нее помахав в замаскированный глазок камеры — знаю, что на нас пялятся по крайне мере трое. Но тут без вопросов — приоретет мой — так как я выбрал, нашел, и раскрутил.

Потом уж они «очередь» образуют.
Продолжение следует...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Anonymous
    кабан (гость)
    11 октября 2015 13:14

    пиши продолжение

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • 4elove4inka
    18 октября 2015 15:28

    Чё-та грустно. Сразу захотелось стать адвокатом Галины Михайловны и накатать телегу в прокуратуру и службу собственной безопасности.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх