Наконец-то каникулы! Часть 7: Как Феникс-птица...

  1. Наконец-то каникулы! Часть 1: Крах всех надежд
  2. Наконец-то каникулы! Часть 2: Странные занятия
  3. Наконец-то каникулы! Часть 3: Как в бреду...
  4. Наконец-то каникулы! Часть 4: Никому сегодня не уснуть
  5. Наконец-то каникулы! Часть 5: Этот кошмар мне просто снится!
  6. Наконец-то каникулы! Часть 6: Доброе утро?!
  7. Наконец-то каникулы! Часть 7: Как Феникс-птица...

Страница: 2 из 3

была дата их возвращения, тем чаще и яростнее Марта Сергеевна пользовала Андрея: утро было не утром, если начиналось без минета и анала, репетиторша никогда не пропускала второй завтрак и награждала Андрея смачным трахом, наступал обед — наступало время оральной экзекуции... Ланч, ужин, ночная трапеза — нет-нет да и не обходились без того, чтобы парень был загнут вперёд, а его анус не принимал здоровый член Марты.

Казалось бы, прошло не так много времени между моментом, когда Андрей и подумать бы не смог о такой форме сексуальных отношений, которые приключились с ним, и первым своим ярким оргазмом, когда он самозабвенно скакал на Марте Сергеевне и обливал ей живот спермой. Как же она его тогда оттрахала со злости... И казалось, что это было сто лет назад, но ведь только на прошлой неделе! Она потом ходила весь день злая, а Андрей пытался выпросить прощения.

Казалось ещё, что они не могут уже друг без друга. То яростное откровение, которое случилось между ними в комнате Андрея, внезапно открыло и ему, и ей глаза. Они оба желали не просто вот такого вот секса и вот с такими вот партнёрами по типажу, а именно — друг с другом и никем более. Такая мысль пугала Андрея, ведь для обычного общества он был мужчиной, а тут у него совсем не мужская роль! Да ещё и с женщиной, которая старшего его существенно. Марта тоже терзалась этими мыслями: конечно, с одной стороны, мальчик был для неё будто наркотик, она упивалась властью над его духом и телом, он был, возможно, единственным человеком, кто принимал её природу, и был с ней так близок душой во время соития, но с другой стороны — чёртовы родители! Своим приездом будущим они будто вырывали Андрея из рук Марты, и та безумно желала их невозвращения. Грешным делом она иной раз мечтала об авиакатастрофе, в которой они бы погибли, а уж она бы позаботилась о каком-никаком попечитальстве над мальчиком с её стороны, либо думала и вовсе о похищении. Но это больше от отчаяния, чем конструктивности ради.

Вот и сейчас, поймав взглядом его, голого и плетущегося в свою комнату, она поджала от горести губы: «Твою мать! И отца тоже! В печь бы, к чёртовой бабушке!» Марта резко отвернулась и чуть не всхлипнула, но живо поборола в себе эту слабину. Отчаяние, боль, горесть сменились-таки более конструктивными эмоциями. Хотя, вряд ли можно назвать ярость таким уж конструктивным делом. «Как говорится, «не доставайся же ты никому»! Если уж мне им облад, то мы пойдём коммунистическим путём, ха!» Лицо Марты приобрело то ехидное, коварное выражение, которое с него не сходило вот уже несколько лет. Именно с таким выражением лица она творила самые бездушные вещи в своей сознательной жизни.

Андрей кое-как натягивал на себя штаны, чуть морщась от того, что вжавшиеся в промежность трусы неприятно трут саднящий анус, как в дверях ураганом появилась весёлая Марта Сергеевна: «Хей, омбре! А не сотворить бы нам глупость, как думаешь?»

— Ох, простите... У меня что-то пока силы не восстановились... Мы же с Вами час трахались...

— Да я не о том! Мне твоя задница нафиг не сдалась! Может, забьём сегодня на зубрёжку да прошвырнёмся по городу? Погода-то шепчет! Чё дома сидет сутками, когда лето на дворе! Согласен со мной?

— О-у... Ну, а как же занятия? Родители же скоро прибудут...

— Дались тебе эти!... — «уроды» подумала Марта, но продолжила не так. — Занятия! Ещё всё лето впереди, чтоб тебя прокачать, а вот погода ждать не будет. Пошли, ну!

— Ну, если Вы так настаиваете, то...

— Не-не-не, так не пойдёт! Ты хочешь сам или соглашаешься? Правду говори, а то у меня есть грозная дубинка правосудия, и я её пущу в дело, несмотря на твои «недомогашки»!

— Да, хочу!

— Пр-р-р-ральный ответ! Хотя, мог бы и на «дубинку» напроситься...

— Ну, можно и «дубинку»...

— Тогда — и гулять, и «дубинку»! Предложение принято, рассмотрено и одобрено!

— Но...

— Собирайся! Чтоб через 5 минут шагал бодрой походкой в сторону выхода!

Через 6 минут не совсем бодрой походкой Андрей шлёпал по улице, а рядом с ним шагала довольная Марта. Погода ещё с утра занялась самая благоприятственная для любого рода активности на свежем воздухе. И действительно, даже в этот будний, рачбоий день было очень много народу вокруг: вот на мини-рампе тусовалась молодёжь, вот то тут то там суетились мелкие бабули с огромными пакетами или сумками, вот прогуливались по одноичке да стайками молодые мамаши со своей спящей или безумно кричащей малышнёй. Город жил полной летней жизнью, которую никак не мог впитать в себя Андрей по двум объективным причинам — его ноги слегка подгибались, а в заду покалывало и пекло при каждом новом шаге. Но парень уже настроился на оптимистичный лад: обычно неприятные ощущения после секса с Мартой проходили быстро.

— Ой, ну чистый зомби, Андрей! Чё плетёшься еле-еле? Я уже, считай, стою на месте, чтобы тебя не обгонять!

— Иду, иду я.

— Давай скорей, а то рукой твою задницу ускорю. Это тебе в последнее время хорошо помогает ускоряться, да? — Марта кокетливо подмигнула, улыбнулась и обнажила свои хищные зубки и вредный язычок.

— Вы глубоко изучили меня уже, — Андрей подхватил своеобразный конец «каната» в игре, которую затеяла репетиторша, и слегка потянул его на себя, наблюдая, как же хорош её проворный язык.

— О, не предела совершенству! Благо, у меня есть довольно проникновенные инструменты, которые мне всегда помогали в деле глубого изучения предметов своей страсти.

— Страсти? Я думал, что Вы отрешены и бесстрастны, как преподаватель с учеником. Или эта грань для Вас стёрта?

— Я всегда знаю, когда остановиться, мелкий засранец! — Марта была игрива, но русло, в которое зашёл разговор, стало ей нравится меньше. — Знаю, когда вставить своё веское слово, когда позволить тебе работать языком, чтобы из тебя вышел толк, когда дать тебе спасительную передышку в твоем образовании. А вот ты, похоже, пал жертвой собственной тяги к знаниям. У тебя ли не стерты границы между учёбой или реальным миром?

Андрей слегка потерялся с ответом, взглянул растерянно на свою собеседницу, от чего той стало его жалко. Он почувствовал эту жалость. Почувствовал, в каком действительно жалком и безнадёжном положении он оказался. Вот он, Андрей Стёпушев, еще совсем недавно бывший молодцом-удальцом, любившим хорошенькую девушку и жившим с устоявшимися жизненными принципами и социальной ролью в обществе. А теперь, что он из себя представляет? Педик? Гомик? Педогомик, который этого не стыдится, стоит лишь ему увидеть член Марты? К тому же, трахается он вообще с трансом! Вдвойне мерзко! «Педик», «нравится», «с трансом» — втройне!!! Это так ужасно, а она ещё и ржёт над этим, сука?! Счас свалит от меня через1—2 месяца других мальчиков-зайчиков ебать, а я тут останусь один, с раздолбанным очком, жаждой её члена и перевёрнутой нахер жизнью?!

— Ну-ну, зайка, на то я и твой влиятельный наставник, чтобы повернуть в правильное положение и снабдить нужными знаниями. Неужели ты за две недели не привык к правильному положению? Хе-хех, — Марта постаралась раззадорить приунывшего и склонившего голову парня, вновь разжечь в нём огонёк озорства.

— Я прекрасно усвоил своё новое место и позу, в которой Ваши «знания» лучше всего проникают в меня. Вот только есть у этой «методики» один досадный изъян — горе от ума! Ума и понимания того, что учёбе будет скоро конец, лету этому грёбаному — тоже конец. И «многочлен» «Марта Сергеевна + Андрюша» легко и быстро превратится в жалкий разъёбанный нолик. Вот прям как моё очко счас! Спасибо Вам за всё это! — огонёк, которого так ждала Марта в глазах парня, оказался жгучим пламенем ненависти, стоило Андрею лишь поднять голову в сторону женщины. Та отпрянула в испуге, неготовая пойти в атаку, как это было раньше, когда она только подавляла волю мальчишки. Обида и горечь осознания правдивости всех его слов в миг очернили весь её цветущий и радостный внутренний мир.

Оба стояли посреди тротуара, будто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх