Инкуб. Часть 2

  1. Инкуб. Часть 1
  2. Инкуб. Часть 2

Страница: 2 из 3

мне. Мне хорошо с ним. А ты! Ты все мне портишь! Он хочет сделать тебе ребенка! Это ты умрешь, когда будешь рожать! И тогда он освободиться. Мы с ним будем всегда вместе! — она посинела от крика. — Видеть тебя не хочу! Ненавижу! — Томка бросилась вон их кухни, но Мила, в последний момент ухватила ее за руку.

— Стой! Стой! От чего он хочет освободится? Что я должна была поднять? — она еле удерживала сестру, вырывающуюся с нечеловеческой силой.

— Кулон! Кулон, который я нашла. Я а не ты, поняла? И он мой! — Томке, наконец, удалось вырваться из рук оторопевшей сестры. Плача она скрылась в доме.

Кое-что начало проясняться — кулон, камень — вот оказывается в чем дело.

Этой весной, около села, археологи вели раскопки, но к середине лета свернули работы. Они с Томкой ходили посмотреть на раскопки. Ничего интересного, несколько канав, кучки земли, непонятные камни. Спрыгнув в одну из таких канав, девушки случайно обвалили кусок земли. Глазастая Томка углядела интересный камешек. Гладкий, полупрозрачный, каплевидной формы, на узком конце имелась дырочка. Она сразу заявила, что он станет ее талисманом. Камень явно древний и должен принести ей удачу. Найдя у бабки кожаный шнурок, Томка надела камень в тот же день.

Мила заметалась, у кого бы спросить, что надо делать. Ее осенило — есть же Интернет. Достав планшет, который она не включала все эти дни, вышла в Сеть. К своему удивлению нашла достаточно много сайтов посвященных сверхъестественным существам.

Незнакомец — инкубом, демоном низшего ранга, вступающий в сексуальный контакт с женщинами. От секса с демоном женщина испытывает невероятное удовольствие и испытывает бурный оргазм. В этот момент инкуб потребляет ее энергию, как бы питаясь ею.

Скорее всего, им попалась особо опасная разновидность инкуба, отличающаяся необузданной жадностью. Почти все, кто с ним встречаются, умирают от истощения, и очень быстро, как правило, в течении месяца. Пусть и от удовольствия, но смерть есть смерть.

Мила лихорадочно просматривала сайты. Кое-что прояснялось — кто-то давно то ли заключил, то ли превратил инкуба в этот камень. От контакта с Томкой он пробудился и они, как близкие родственники, стали его жертвой. рассказы о сексе Энергии ему требовалось много, поэтому их с Томкой надолго не хватит. На других женщин нападать он не мог — он был привязан к камню. Освободиться он мог двумя путями. Первый — дождаться смерти самой первой женщины. Но некоторые могли протянуть и месяц.

Второй — зачать потомство. Для этого требовалась девственница. Во время родов мать умирала, рожая нового демона, а этот получал возможность порвать все узы, сковывающие его. Причем, беременность длилась всего три дня.

Непроизвольно она представила, что внутри нее копошится мерзкое существо, и ее затрясло от ужаса. Она выпустила планшет из рук. Минут пять она сидела, обняв себя за плечи, ни о чем не думая. Но все-таки взяла себя в руки.

Она узнала все, что можно, кроме главного — как избавиться от инкуба, как защититься. Писали, что можно защититься крестами и молитвами. Полная чушь! Она машинально коснулась крестика на шее. Ее крестильный крестик. Он не защитил ее, значит и от молитв толку не будет.

Но какой-то выход должен быть. Что им может помочь? Ночью он придет. Она не уверена, что не поддастся ему. Неопределенные идеи бродили в голове. Вдруг Мила услышала, как за стенкой горько и безутешно плачет сестра. Она пошла к ней.

Томка сидела на полу, так и не одевшись и раскачиваясь рыдала. Увидев Милу, она завыла:

— Мила, Милочка, прости меня если сможешь. Прости дуру проклятую. Знаешь, как мне страшно! Мы с тобой умрем... Я боюсь, Мила! — она рыдала, размазывая слезы по щекам. — Мне тебя жалко. Я не хочу умирать, Мила! Давай придумаем что-нибудь, ну, пожалуйста!

Мила присела рядом, обнимая Томку. Та отчаянно вцепилась в нее, продолжая реветь.

— Я к тебе ревновала тебя, дура набитая. Знаешь как мне было хорошо! А теперь я все поняла. Я боюсь его! Он вчера всю ночь надо мной издевался. Я у его ног ползала. Он брал меня, как хотел, и куда только можно и нельзя. И я сама, слышишь, сама просила его так делать... Мне было хорошо, а потом стало страшно... Прости меня, пожалуйста! Спаси нас!

Мила никогда не видела Тамару такой испуганной и потерянной. Зрелище плачущей и испуганной сестры, обычно бойкой и языкастой, ее хорошо встряхнуло.

— Все ясно, — Мила встала и прошлась по комнате. — Прекрати истерику. Мы должны избавиться от твоего кулона, этого проклятого камня, — она с опаской посмотрела на камень на шее у сестры. — Сними его.

Томка почти прекратила плакать, услышав спокойный, рассудительный тон сестры.

— Я не могу, — отшатнулась она, и продолжала шепотом. — Господин, — она запнулась, — то есть он, запретил мне. Я сейчас пробовала. Он начинает меня душить, — и она снова заплакала.

Мила недовольно посмотрела на сестру, та своими рыданиями мешала ей сосредоточиться. Четыре стихии: воздух, огонь, вода, земля. Огня против камня здесь рядом, наверное, нет. Воздух? Как-то неубедительно. Вода есть рядом. Но поможет ли быстрая, но мелкая горная речка. Что остается? Только земля.

— Давай его закопаем в землю. Может, подействует? Надежнее, наверное, будет в какой-нибудь особой земле, — рассуждала она вслух. — Тут есть такая, — радостно воскликнула Мила. — Пошли к церкви, там разберемся на месте, как его с тебя снять. Одевайся, — и потащила Томку, на ходу натягивающую платье, на улицу. По пути заглянула к бабке. Та спала, прихрапывая. Ну и слава богу!

Бабкино село раскинулась на склонах гор вдоль речки. Имелась в селе церковь, старая, некоторые говорили, что ей восемьсот лет, чему Мила в принципе верила, судя по древнего вида камням, из которых она была сложена. Церковь стояла на отдельной горке, над самой рекой. Маленькая, без куполов, больше похожая на небольшой дом. Тут в горах всегда именно такие строили, и раньше и теперь.

На улице никого не было, как всегда в селе. Томка с неохотой шла за сестрой. Безвольно тащилась следом и что-то бормотала, сквозь сдерживаемые рыдания. Мила прислушалась:

— А сидела в комнате злилась на тебя. А потом к зеркалу подошла, посмотрела во чтоя превратилась, и меня как холодной водой окатило! Я все поняла, и мне стало страшно...

Без помех девушки дошагали до узкой дорожки ведущей наверх, к церкви. Дорожка вилась между могил, хаотично разбросанных на крутом склоне. Отворив калитку, ограждающих кладбище от вездесущих коров, они вступили под тень деревьев, густо росших на склоне церковной горки. Пройдя метров десять, Томка остановилась, вырвав руку. Мила оглянулась. Сестра стояла в тихой панике. Прошептала:

— Мила, он здесь.

— Кто? — машинально спросила она, хотя сразу поняла о ком идет речь.

— Господин. Он здесь, — Томка смотрела вперед отрешенным взглядом, мимо Милы, как будто к чему-то прислушиваясь.

Вдруг Томка шевельнулась. Медленно спустила бретельки сарафана с плеч, и ее платье упало к ногам. Больше на ней ничего не было. Переступив через платье, оперлась на ближайшую оградку, закрыла глаза и принялась ласкать себя, опустив руку вниз. Мила бросилась к ней, схватила ее за плечи, встряхнула.

— Ты что совсем ошалела? Немедленно прекрати, — вскрикнула она. И вдруг с ужасом почувствовала сильное желание никуда не идти, остаться здесь, в тени и не торопясь себя поласкать.

Ее рука уже коснулась голых губок. Про трусы она и забыла, когда вышла на улицу. Это ее немного отрезвило, и она встряхнула Томку еще раз. На секунду у сестры появился осмысленный взгляд, и она прошептала, продолжая мастурбировать:

— Не бросай меня, пожалуйста. Он меня не пустит.

Мила растерянно посмотрела на голую сестру, стоявшую наклонившись над оградкой и бесстыдно ласкающую себя. Она заметила, как сильно та вцепилась в прутья, даже рука побелела. И внезапно ее осенило ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх