Трижды три. Часть 2: Алла. Глава 3: Вагинал

  1. Трижды три. Часть 1: Ира. Глава 1: Орал
  2. Трижды три. Часть 1: Ира. Глава 2: Вагинал
  3. Трижды три. Часть 1: Ира. Глава 3: Анал
  4. Трижды три. Часть 2: Алла. Глава 1: Анал
  5. Трижды три. Часть 2: Алла. Глава 2: Орал
  6. Трижды три. Часть 2: Алла. Глава 3: Вагинал
  7. Трижды три. Часть 3: Лара

Страница: 1 из 2

Вот так повороты! Не то, что я этого не хотел и не рассчитывал. Но в момент, когда я имитировал оргазм от анала, и быстренько слинял в ванную, орал представлялся мне как наиболее желанным, так и единственно возможным продолжением интима на сегодня. Доставить оргазм ей, получить самому кайф от минета, в благостном настроении договориться о продолжении встреч, это было как бы программой-оптимумом. Насчет дефлорации не заморачивался, потом предложить бы предложил, но если б оказалось, что физиологическую девственность она бережет для мужа, настаивать бы не стал. Но не при первой же встрече в условиях ограниченности времени и вероятности сторонних помех. И именно в такой последовательности — я бы предложил, она бы согласно еще в прародительницу Еву внедренной программе поотнекивалась бы, а я бы уже посмотрел, насколько конкретны ее отмазки.

А тут она сама, причем не предлагает, а требует. Причем не в благостном расположении настроения, а несколько рассерженном. Это моя «девочка» так вывела ее из себя? Ну да, в зеркальной интерпретации выглядит же всё примерно так. Опытная тетенька подрочила мальчику член, даже может и пососала. Он этим очень горд, стал мужчиной, в душе считает себя демоном-искусителем. А тут эта противная тетенька опять сюсюкает «мой мальчик, мой малыш, мой сладенький». А пацаны со двора что говорили? Куй+пиzда=ипаться, и никаких гвоздей. Тетенька-тетенька, я вас вые6у, чтоб больше мальчиком не дразнили!

Я гляжу ей в глаза. Это не шутка, это вполне осознанная решимость и немного боязни. Она делает движение, означающее намерение слезть с меня и улечься рядом, чтоб соответственно я лег на нее, но я удерживаю ее.

— Спасение утопающих — дело рук самих утопающих! — это говорю я, подтягивая ее сперва за плечи, потом за бока, потом за бедра ближе ко мне, чтоб получился начальный элемент позы «наездница».

— И что? — она пока не понимает, я согласился или отказался, но по тону понятно, что Алла вошла в свой обычный режим трепа обо всем и ни о чем, и быть трахнутой сейчас для нее не сексуальная цель, а принцип.

Поболтать желаем, Аллочка? Отлично, давай поболтаем.

Правой рукой оттягиваю кожу с члена до упора вниз, и зажимаю рукой у самого основания. В ладонь левой, имитируя легкое покашливание, плюю как можно больше слюны, и смачиваю головку.

— Милости прошу садиться,... — черт, чуть не сказал «мадемуазель», вот бы она прыгнула до потолка, «мадам» тоже не годится, ибо из той же оперы, вот вроде бы нейтральный аналог, — ... сударыня!

— А так получится? — с сомнением спрашивает она.

— Попытка не пытка, — имитируя грузинский акцент, отвечаю я, — верно же, Лаврентий Павлович?

С первой попытки, естественно, не получается. Она широко раздвинув ноги, встала на коленки на уровне моего таза, но так как обхват моих бедер намного шире, то ее лобок оказывается на уровне моей мошонки. Вторая вообще смешная и наивная. Она ложится на меня как в перевернутой на 180 градусов миссионерской позе, и пытается, не помогая себе руками, просто двигая тазом (причем налево-направо, а не вверх-вниз), насадиться на мой член. Ага, сейчас войдет как по маслу, как же, ждите ответа...

В итоге приняли такую позу. Она в позе наездницы, но не на коленях, а на корточках нависает надо мной, причем ступни не рядом с моими бедрами, а рядом с животом. Она сильно наклонена вперед, и чтоб не упасть, опирается руками на мою левую руку, которую я держу перед лицом, согнутую в локте. Моя правая рука сжимает член у основания, и легкими движениями головка раскрывает ее губки, она тихо-тихо начинает насаживаться. Когда ее таз делает движение вниз, на член, нажим на мою левую руку слабнет, когда приподнимается — усиливается. Ее голова очень близка к моей, глазки закрыла, по лицу вся гамма ощущений проходит: от боли и некомфортности позы до возбуждения и удовлетворения (не в плане оргазма, конечно, а в плане того, что наметила — и сделала!). Вот вижу, она прошептала какое-то односложное слово, то ли «всё», то ли «есть». Сильный нажим на мою руку, приподнялась максимально — и не просто отпустила руку, чтоб опуститься на член силой своего веса, но еще и на себя потянула — и мой член так классно проскользнул в нее, что даже примятая ее попочкой рука не отозвалась негодованием. Как там тесно и узко! И как хорошо, что она пока не двигается, а привыкает к ощущениям, иначе я бы с пары фрикций кончил, а поза такая, что и не выдернешь член, не хотелось бы доставлять ей проблем с ненужным залетом.

Алла снова опирается на мои руки, склоняет лицо вниз, открывает глаза, видит мой довольный взгляд, снова закрывает глаза и улыбается, плутовка этакая! Я тянусь к ней губами, мы с ней целуемся, но это не страстный поцелуй посреди секса, а взаимная благодарность, как бы «спасибо за то, что было». Моя правая рука уже не нужна в районе наших поясниц, я осторожно ее вытаскиваю из-под ее попочки, глажу ей волосы и лицо.

... Всё это хорошо, но трахаться мы будем или нет? Алла после насаживания не делает больше никаких попыток движения тазом, то ли чувствует интуитивно, что будет больно, то ли этого ей достаточно, заполнившего влагалище члена. Эхх, опять мне работать? Да еще и в субботу!

Делаю напряг левой руки более слабым и Алла ложится на меня. Обнимаю, целую, и делаю перекат. Раз — и теперь уже она подо мной. Быстренько опираюсь на ладони, чтоб не придавить своим весом, и оставляя член в ней, максимально отодвигаюсь, чтоб наконец увидеть это чудо природы — член в женском влагалище, тогда как входил он в девичье. В моих густых зарослях на лобке кровь может и не бросалась бы в глаза, но вот на ее снежно-белом лобке с маленьким клинышком волос все видно. И не просто капельки, а уже растертое нашими телами пятно. Преисполненный к ней нежности и благодарности, начинаю медленно делать фрикции...

Очень тесно, очень узко, физически безумно приятно, я нарочно двигаюсь как можно медленней, чтоб не кончить ненароком. Разумом же понимаю, что ей это не нужно, она не подмахивает, клиторальный оргазм от куни она получила, с девственностью в трех местах благополучно рассталась, до вагинального ей еще расти и расти, и надо оставить напоследок у нее хорошее впечатление, озабоченного не только своим удовольствием, но и ее комфортом, плюс и недопустимость кончания ей внутрь, и я принимаю решение, раз не кончил в попу и в рот, не буду кончать и во влагалище.

Невероятно, но уговор дороже денег, и старое морское правило «что наблюдаем, то в судовом журнале и пишем. А чего не наблюдаем — того не пишем», поэтому такая очень короткая

Глава 4. МАНУАЛ

Уже на подходе к оргазму, но еще чуток контролируя себя, выпрямляюсь, становясь на колени посреди раздвинутых ножек Аллы, вынимаю член из нее, и додрачиваю на нее. Попутно мне подворачивается ее рука, беру ее и кладу себе на яйца, шепчу «поиграй». Она с интересом смотрит на мой окровавленный член, и молча теребит рукой яйца. И я брызнул!!! Как я брызнул! С каким напором сперма покинула мой натруженный член, это надо было видеть двум свидетелям или видеокамере, чтоб сохранить сей эксцесс в анналах истории. Превышение верхней планки кайфа даже откликнулось не то болью, не то помутнением сознания. Оттраханная в три дырки девственница теребит мне яйца, пока я на нее дрочу — это, знаете ли, не тривиальное событие. Я рычал от кайфа, и последними проблесками воли старался не очень громко, но объективно в децибелах мой крик намного превышал ее аналогичный.

Постэякуляционный ритуал, который мы впоследствии повторяли: растираю сперму по ее животику и груди (но когда подношу палец ко рту — отворачивается, она так никогда и не сделала мне минет до конца и не попробовала вкус спермы), она затихающими движениями выдаивает мне член и трет головку об лобок и живот.

И все мы успели, не было ни плача ребенка, ни неожиданного возвращения жены. Мы сходили поочередно в ванную, потом Алла накрывала на стол, пока я курил на балконе. Потом мы выпили чай и позавтракали,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх