Вкус слезы

Страница: 5 из 7

хочешь? — и ее серые глазки сверкнули какой-то эмоцией, уловимой и непонятной.

Или понятной и простой? К черту мысли! Они нам мешают...

Словно удар шаровой молнии в мозгу, вспышка сильного вожделения, которое я не в силах подавить. Снова картинка в женском туалете, и ощущение члена в ладони сестры. Меня выталкивает из машины, я оказываюсь с обратной стороны двери, и, открыв ее, вытягиваю из авто Марину. Толкаю сестру на заднее сиденье и за миг оказываюсь рядом...

... Она пыталась меня оттолкнуть, когда я, прижав девушку к своей груди, повалил на спину. Губы впились в ее шейку, вкусив сладость гладкой женской кожи.

— Не надо, Саша... — послышалось мне, и я не поверил, что останавливают меня, а не похожего парня. Руки настойчиво и с жадностью скользнули по горячим ножкам сестре под платье и нащупали нитку трусиков. Они покорно слетели вниз, и я оголил Маринино лоно. Влагалище сестры влекло свой близкой доступностью, и я пальцами касаюсь его, чтобы убедиться в готовности меня принять. Пальцы раздвигают половые губки и проникают вовнутрь, дырочка моментально орошается, а Марина вызывающе стонет.

— Ну что ты делаешь... Прекрати, нам нельзя.

Но мое тело не слышит ее призыв. Дрожащей рукой расстегиваю брюки и налегаю на девушку, разведя в стороны длинные сексуальные ноги. Ее ладошки упираются мне об плечи, сперва протестующе, а потом расслабленно, когда сестра отмечает касание членом своей норки. Легко надавливаю и под обоюдный стон вхожу в сестру. Быстро и глубоко, до самой ее девичьей сути.

— Мариночка... — вырывается у меня, и я передаю ей контроль над собой, раз за разом погружаясь торопливыми, жадными толчками. Она признает мой порыв, перестает сопротивляться и обвивает спину ручками. написано для sexytales.org Ладонью обхватываю ее округлую попку, она влажная от возбуждения и передает мне Маринино желание. Я опускаю голову и наблюдаю, как член входит в ее разгоряченное влагалище, как выпирает с эротической грациозностью ее клитор, и член реагирует новым приливом твердости. Любуюсь ее рассыпанными по сиденью рыжими волосами и дерганьем узенького изящного подбородка в такт моим толчкам. Держу себя, чтобы не кончить от такой картины, хочу еще и еще. Сестра отвлекается и опускает бретельку платья, оголяя свои грудки, те открываются белоснежным блеском во мраке, я завожусь еще больше и, навалившись сверху, опускаю губы к ее соскам. Они принимают мои поцелуи и набухают сильней, как бутоны нераскрывшихся роз. Я загоняю конец глубоко, получаю сигнал снизу, что пора вынимать, но не подчиняюсь ему, а отдаюсь своему скороспелому желанию. Давление в паху, сжатие и взрыв погружает мое тело в зону наслаждения. Сперма втекает в Марину, пока она безрезультатно пытается меня оттолкнуть.

— Ну ты, блин, учудил, — с учащенным дыханием шепчет она.

Но не торопится меня отпускать. Член еще напряжен у нее внутри, и сестра хочет получить свое до конца. Она, как опытная любовница, крепко придавливает меня к себе и проводит толчки тазом снизу, вбирая остатки мужской силы. Ощущаю, как сжимает влагалище мой член, ротик Марины издает звуки, переходящие в протяжный стон, сестра дергается и, замирая с криком, тает подо мной в заслуженном женском оргазме...

— Взял силой бедную девушку, — насмехается она, когда мы, приподнявшись, приводим себя в порядок. — Тебя вовремя вынимать подружки не учили?

— Учили, — хмуро отвечаю я, застегивая рубашку, соображаю, что я натворил. Марина разбудила во мне самца, а самцы не живут мозгами. Ими правят инстинкты. Они сильнее мозгов.

— А не знаешь, что в сестричку кончать нельзя? — улыбается она. — Твоей красотухи тебе точно не хватает, раз на меня набросился.

На самом деле мне не хватало тебя, думаю я, но молчу. Усаживаюсь на водительское сиденье, и Марина присоединяется ко мне. Волосы причесаны, а грудь снова закрыта платьем, словно ничего и не произошло. Лишь с удовлетворенной истомой ныло внизу, и ветер стих в расшевелённой порывом страсти душе.

... Я отвожу сестру домой, как тут у нее звонит телефон.

— Да, Герберт.

Она короткими фразами ведет разговор с ее заграничным кавалером, улыбается в трубку, и, наконец, отключает ее. Я не спрашиваю, переспала ли она с немцем в тот клубный вечер.

— Приглашает завтра на ужин, — с задорной ноткой сообщает мне сестра, — Уведомляю тебя, как брата. Ты же должен все знать, — и она смеется. У нее явно отличное настроение.

После того, что произошло. Я борюсь с замешательством, принимая факт спонтанного секса с сестрой. Мне уже не кажется, что это было с парнем, похожим на меня. Это было со мной.

С нами. Мною и Мариной.

— А также предупреждаю, как сестра — брата, — вдруг уже серьезно говорит она, когда мы подъехали к ее дому. — Аккуратно с Вадимом. Он использует немца, да и тебя. И вообще — всех. Он такой человек. Не должна была этого говорить, но молчать не могу.

Сестра прощается со мной поцелуем в щеку, выходит из авто, а я задумчиво смотрю ей вслед...

* * * *

Я беру трубку, звонком пронзившую тишину моего кабинета. Майя.

Признаюсь, что после прогулки в парке с сестрой уже неделю избегаю встречи с Майей. Не знаю, как смогу смотреть ей в лицо. Мне кажется, что сгорю от стыда, когда ее губы привычно коснуться моих. Я впервые душой плачу цену измены.

Да еще с кем. С родной сестрой.

— Да, Майечка... Прости, сильно занят... Сегодня тоже поздно... Я позвоню.

Я не готов терять Майю, но и разобраться с собой пока не могу. Мысль постоянно находит Маринку, нажата какая-то кнопка в мозгу, а тело будоражит от испытанной страсти, больной, дурной, но моей. И мне остается ее признать. Все дни удерживался, чтобы позвонить сестре.

Готовлю документы по контракту с Гербертом и упираюсь в отчет по геодезической оценке. Что мне в нем не нравится? Его проводила неизвестная нам контора — вот что, а не зарекомендовавшая себя партнерская организация. Всем этим занимался Вадик. Зачем он привлек структуру, о которой никто ничего не слышал?

— Саня, это новый подрядчик, и он сделал все дешево, — легко объяснил мне Вадим. — Сэкономили бабки, что тут неправильного?

— Вадик, проект на 200 миллионов, землю и грунт надо надежно проверить, — строго замечаю я.

— Что эти парни и сделали. Поверь, здесь все четко и надежно, я отвечаю, — уверяет партнер и уводит разговор в другое русло. — Лучше признайся, чего ты Майке не звонишь?

Она ему пожаловалась. Но Вадим знает, как я сейчас занят предстоящим проектом. Уже вечером завершаю рабочий день, сажусь в авто, но рука тянется к трубке и набирает известный номер. Абонент не ответил, а потом отзвонился сам. И я обращаюсь к нему.

— Здравствуй. Ты сейчас где?

Она с Гербертом. И не в постели, не в кабаке, а в опере. Руль поворачивается в ее сторону, прошу ее выйти из театра через двадцать минут.

Я встречаю ее у входа, такую же яркую и близкую.

— Саша, что-то случилось? — обеспокоенно и с ноткой заботы вопрошает сестра.

Мое предложение тотчас уехать вызывает в ней растерянность, но я стою на своем.

— Пожалуйста. Отправь немцу смс-ку с любой причиной и поедем со мной. Посмотришь, как я живу. — И пытаюсь дополнить свою просьбу тем, что хочу считать аргументом. — Сегодня я не могу быть один.

Наверно, я выгляжу грустным, хотя и не хочу казаться таким. Она больше ничего не спрашивает, а садится со мной, набирает в телефоне нужные слова для Герберта (понимаю, как мужик, его разочарование), и мы едем. Ко мне домой.

— Как Герберт? — со смешком интересуюсь я. — Почтительно ведет себя, или на правах брата стоит объяснить ему?

— Да что ты, Герберт — сама галантность, — так же весело отвечает Маринка. — Нашим мужикам у немца надо поучиться. Никаких похабных приставаний — только театры и рестораны.

Я держу сестру за руку, когда мы оказываемся возле дверей квартиры. Мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

наверх