Роман в главах. Часть 1

  1. Роман в главах. Часть 1
  2. Роман в главах. Часть 2

Страница: 2 из 3

я стянул со Светы трусики, то увидел густо покрытый волосами лобок, оволошенный так, будто его вообще не касалась бритва. Тут же вспомнились черно-белые порнографические карты позднего детства, на которых бритые письки молодых девушек чередовались с волосатыми лобками зрелых женщин (а иногда, когда фотограф хотел проявить оригинальность, и наоборот). Признаюсь, я сам был этим ошарашен. Первая мысль, что она никогда там себе не брила, была отброшена тем фактом, что она дважды рожала. Вторая, которая была более логична, что ее муж — любитель волосатых, и, следовательно, нет никакого права или повода не то что ее критиковать, а даже высказывать удивление. Захочет — сама расскажет.

Тем более, что волосатость не оказалась помехой ни для проникновения, ни для нормального мокрого влагалища, полностью готового к сексу. Светина комбинация превратилась в широкий пояс, намотанный на живот, член смачно вошел сразу на всю глубину, Света в этот момент то ли от начальной боли, то ли от более острого ощущения кайфа зажмурила глаза, я раздвинул ее бедра пошире, и начал размеренно трахать.

Не было бешеного напора страсти, не было (на тот момент) желания поворачивать партнершу в разные позы, не было даже (типичного для первого интима с новой женщиной) чувства упоения от того, что долго преследуемая цель достигнута. А просто — уютно и спокойно, в классической миссионерской позе, при минимуме освещенности, не подгоняя себя и не затягивая акт, трахать эту милую женщину, вглядываясь в ее лицо, стремясь с помощью ее скупой мимики понять, насколько ей это нравится.

При глубоких вхождениях что-то кололо самый кончик головки (уже потом я понял, что это спираль), придавая остроту ситуации. Подступало время кончать. «В тебя?» — шепотом спросил я. Света еле заметно кивнула. Вдвинув член до упора, я на секунду замер у нее в глубине, пошел первый выстрел, а затем уже в лихорадке оргазма толчки — все быстрей и быстрей и быстрей...

В изнеможенье я прилег прямо на нее, посмотрел с немой благодарностью в глаза, поцеловал в губы, в ее стиле, легонько-легонько. Света первый раз оторвала свою руку от моего тела, погладила по щеке. Тускло блеснуло на безымянном пальце золотое кольцо.

И затем разговор. Первый разговор из множества разговоров, которые были у нас после секса. Мне кажется, она любила не столько секс (во всяком случае, со мной), сколько возможность после интима провести эти 10—15 минут (до моего восстановления или до той поры, когда уже надо одеваться и прощаться) в дружеской беседе. Нет, не на интимные темы, хотя они тоже (в отличие от тем при чаепитии) могли уже затрагиваться в постели. А про самые разные разности. Про работу и коллег, про компьютеры и машины, про политику и кино.

Насладившись приятной беседой, параллельно то гладя ее по волосам или лицу, то тиская грудки с кнопочками сосков, то проводя по меху ее лобка, густотой не уступавшему моему грудному, я спустя положенное природой время снова возбудился. Поцелуй в губы, переворачивание из положения «прижавшись сбоку» в положение «на нее», уже более податливое раздвигание ног, снова член до упора, и снова классический трах. Снова ощущаю, причем более отчетливо, как колет головку спираль, и это меня заводит. Далеко не половой гигант, мне льстит мысль, что мой член полностью входит в ее влагалище и упирается в преддверие матки. Единственное, что беспокоит, как бы не сделать ей больно этими касаниями, но по ее блаженному виду не сказать, что ей что-то не нравится. Она не принимает активного участия в сексе, она просто блаженствует.

Через несколько минут после моего второго оргазма она приподнимается и вглядывается в смутно виднеющиеся настенные часы. Я понимаю, что мне пора. Одевание, прощальный чмок в щечку на пороге, я наконец-то закуриваю сигарету, и получая полный кайф от дыма в легких и истомы в теле, пешком через полгорода иду домой.

ГЛАВА 5. Регулярные встречи — раз в три дня. Первые попытки склонить к смене позы или вида секса, пока что безуспешные, но примерно с третьей встречи Света решается лечь в постель голой, без комбинации. Примерно тогда же из ее уст проскальзывает причина, почему она решила инициировать наши встречи: «когда ты приходил к нам в контору, мне хотелось, чтоб ты подольше оставался, я задавала тебе кучу вопросов, ответы на которые не были нужны, нужно было, чтоб ты со мной говорил». Выяснение некоторых подробностей ее интимной жизни, а вернее, отсутствие каких-то подробностей. Когда мужу хотелось, он ее трахал. Света же, как мне показалось, воспринимала секс не как процесс для удовольствия, а как женскую обязанность, типа глажки белья или готовки еды. Не противно, местами даже приятно, выявляются (особенно при аналогии с кулинарией) какие-то вкусы или неприятие едоков (партнеров), нет оснований принципиально отказываться это делать или же наоборот, погружаться в это дело профессионально.

В нашем интиме Света продолжала ценить именно то, чего не было у ней с мужем или подругами (за отсутствием таковых) — доверительные беседы в постели. Я попытался пару раз довести до оргазма мастурбацией клитора: было впечатление, что она только терпит из-за того, что я ласкаю, и это приятно мне, потом она начинала параллельно теребить мой член, и когда член хоть чуточку вставал (такое происходило между первым и вторым трахом данного вечера), она тянула меня на себя, мол хочется трахать — трахай, а не занимайся рукоблудием.

ГЛАВА 6. Несколько благоприятных факторов, способствовавших нашим встречам. Я купил машину (что придало мне мобильности при поездке к Свете в гости). После завершения 3-летнего декрета вышла на работу моя жена (что дало нам возможность встречаться не только у нее в поздневечернее время, но и у меня в дневное). Я смог уговорить Свету на анал, и несмотря на забавный казус при первой попытке, анальный секс стал нашим основным, а за вычетом редчайших исключений, и единственным видом секса в наших встречах.

Забавность была в том, что я, не говоря прямо, что вот трахну тебя в попу, попросил ее встать в позу «раком». Света формально встала, но в такой позе можно катать на себе детей играя в «лошадку», но не трахаться. Ноги сжаты, попа не оттопырена, спина не прогнута, грудь постели не касается. Поправил как смог, пощупал заднюю дырочку, говорю, а давай сзади. Она пожимает плечами, я так понял, мол, для того и раком поставил, чтоб сзади иметь. А дело происходило у нее, традиционно почти в полной темноте, при смутном отблеске кухонной лампы. Ни вазелина, ни геля, в первый момент сам пожалел, что сказал, но назвался груздем — лезь в кузов. Смочил член слюной, сую. Идет туго, она кряхтит, но не вырывается, не кричит, возможно, чтоб лишний шум не создавать. Спрашиваю, не больно ли? Молчит. Не подмахивает (но она и при миссионерской позе не подмахивала, так что ничего удивительного), но чувствую, что расслабилась, трахаю уже в обычном темпе, кончаю. Она в последние моменты фрикций стала под моими движениями поддаваться-поддаваться вперед, в общем оказалось, что я кончил фактически лежа на ее спине.

Глажу волосы, целую шею, шепчу ласковые слова, еще раз интересуюсь, все ли нормально, не сильно ли больно было? Она хмыкает, поворачивается ко мне лицом, целует в губы, и довольно иронично интересуется, а почему ей должно было быть больно, чай не первый год замужем? Щупаю ягодицы и между ними. Ну да, сфинктер как был тугой и сухой, так и остался, зато из влагалища обильно сочится моя сперма. Это я в темноте перепутал дырки, и из-за позы «раком» подумал, что трахаю ее в попу.

Посмеялись, пошутили, отдохнули, и попробовали снова, уже в правильном направлении. Теперь уже классика жанра. И «подожди», и «ой больно», и «не двигайся», и «мамочка не надо», и два раза она соскакивала с члена, и забивалась в дальний угол кровати, держа попу подальше от меня, и снова я уговаривал, и просил, и убеждал, что только вначале трудно, потом привыкнешь, будет как по маслу идти, и снова она робко становилась в коленно-локтевую позу, и снова ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх