Связался с суками. Часть 1

  1. Связался с суками. Часть 1
  2. Связался с суками. Часть 2

Страница: 2 из 5

оказалась всего лишь двухлитровой — чудная форма объяснялась каким-то экзотическим происхождением. Я сейчас даже сказать не могу, что там было написано.

Открытый коньяк решили не игнорировать. Разлили небольшую бутылку в стаканчики и поставили на стол перед собой. Я дважды порывался его выпить, но все как-то не получалось перевести беседу в нужно русло, чтобы сказать немудреный тост «За успешную работу!».

В конце-концов я его сказал, мы выпили коньяк. И почти сразу же запили его вином. Наверно именно в этот момент я первый раз задумался о том, что торт толком никто и не попробовал. Похоже, что я наконец-то встретил людей, которые к ним, как и я, равнодушны. Однако, почти что нетронутый торт означал, что все под два литра вина и бутылка коньяка залились в нас совершенно без закуски.

Мы действительно стали немного раскованнее — Наташа и Мария шутили. Меня уже дважды поправляли, когда я пытался называть главбуха по имени-отчеству, а я радовался, что все происходит так удачно.

В какой-то момент я в какой-то довольно остроумной шутке упомянул шампанское. Мы вспомнили и о шампанском — бутылку распили быстро. Оказалось, что дамы вовсе не против шампанского. Пить все мы не стали, но по хорошему стакану мы в себя залили. Выдыхающиеся остатки отставили на соседний стол, где уже горевал в одиночестве торт.

В очередной раз разлив вино я вздруг провозгласил тост «За вас девушки!». Это был исключительно восторженный тост — я только что не прыгал на столе, всем видом показывая, что я счастлив сидеть тут с ними. Дамы захохотали и выпили. Я с радостью опрокинул свой стаканчик в рот.

В какой-то девушки опять перескочили на обсуждение какой-то только им понятной темы, а я молча осматривался. Я думал о том, что завтра надо будет куда-то деть торт, хранить который совершенно негде, и убрать бутылки. Я даже задумчиво взял бутылку из под коньяка и задумчиво крутил ее в руках. Потом положил на стол и крутанул.

И тут же сообразил на что это сейчас похоже. Я никогда не играл в бутылочку или подобные игры, но совершенно не сомневался, что выглядели мои действия именно как намеренный запуск вращения бутылки.

Я смущенно дернул рукой, чтобы остановить бутылку и прижал ее к столу в положении горлышком на Марию.

Наталья и Мария переглянулись и заржали:

— Ну ты даешь. Мы еще не настолько пьяные. — это Наталья.

— Настолько, настолько. — Мария.

Я смущенно начал бормотать, что-то типа «ну что вы, я...» и, собственно, «что я» я так и не придумал. Просто попытался убрать бутылку, но в этот момент Мария четко и звонко сказала:

— И что сейчас — я сейчас чье-то желание выполняю или должна свое сказать?

— Ой, Машка — всему тебя учить надо. — Наташа наслаждалась моментом. — Целуйтесь. Ты крутил, а на тебя бутылка указала.

Я стал отказываться, а Мария смущенно сказала, что «целуйтесь» это, мол, какие-то странные правила. Обычно же на желание играют.

— Или на раздевание. — со смехом подхватила Наталья. — Ой, лучше б молчала, а то сейчас загадает Саша... Ой, загадает.

— Ну что вы, ничего не надо... Ну то есть... — это уже я пытаюсь урегулировать, а висках мгновенно начинает стук.

Отлично закончил вечер, идиот.

— Так давайте уже о каких-нибудь правилах договоримся. — Мария Михайловна на секунду берет начальственный тон. — И крутанем еще раз.

Она наклоняется к бутылке, рассматривает ее и говорит:

— Первый круг на какие-нибудь глупости, а там как пойдет. Да?

Я стараюсь промолчать как можно дольше, чтобы не принимать решение. За меня его принимает Наталья:

— Ну давай.

Я мычу и тянусь крутить.

— Ну уж нет — теперь я. — Наташа крутит и бутылка останавливается на ней самой.

Крутит еще раз и горло указывает точно в мою сторону. Глаз — алмаз, блин.

В тот момент я ожидал любую глупость, но получил желание просто налить дамам еще по бокалу вина и элегантно подать, как отличный официант. Я превзошел себя, изобразив непойми что — именно так я себе представлял вышколенного официанта в каком-нибудь ресторане, где подают вино настоящим ценителям.

Потом бутылку крутанул я сам — выпавшей Марие я загадал рассказать нам какой-нибудь детский стишок. Такой вопрос в тот момент мне очень безопасным. Она выдавила из себя «в лесу родилась елочка». Мы радостно апплодировали и смеялись.

После этого мы выпили еще по несколько глотков вина и Мария крутанула. Бутылка сделал витков десят постепенно скатываясь со стола, когда ее прихлопнула Наталья — горлышко смотрело куда-то в сторону между ней и мной, но она уверенно сказала:

— Мне.

— Танцуй подруга! — Мария азартно вскинула голову и откинулась на спинку кресла.

Наталья сделала несколько странных па, несколько раз крутанула тазом и села обратно на свой стул. Ее красивое ухоженное лицо в этот момент было красным и чрезвычайно красивым.

— Теперь тебе. — Наташа уже крутанула и теперь горлышко смотрело на меня.

Я даже и не увидел, как она крутила, а я уже слушал желание:

— Официантом ты уже был. Теперь проводи меня как швейцар — я в туалет хочу.

Я помог даме встать, отодвинул стул, шутливо подал несуществующую одежду и открыв дверь сказал:

— Мадам, на улице холодно.

— Мадмуазель, дубина!

Мы заржали и я сел. За те несколько минут пока Наталья отсутствовала, я успел разлить вино, обсудить с Марией мою швейцарскую роль и полностью забыть, что желание исполнял я.

Пришедшая Наталья сказала:

— Я думала вы тут во всю целуетесь. — и крутанула бутылку еще раз.

В этот раз выпало Мариия, но желание относилось к нам обоим:

— Целуйтесь.

Мы стали отказываться. И даже аргумент, что круг уже прошел, на нас не подействовал. Тогда Наталья сказала:

— Не хотите целоваться — не надо. Тогда тот, кому выпадет сейчас, должен будет сделать мне массаж ног. Я на этих каблуках совсем устала — сейчас, вон, чуть в туалете не грохнулась.

Мы тут же бросились к ней, чтобы узнать в порядке ли она, но Наталья только крутанула бутылочку и выпила остававшееся в ее стакана вино.

— О, Саша, помассируй, пожалуйста. — это было даже не желание, а тихая такая просьба.

Я как-то даже и не смог отказать. Присел сбоку, рассчитывая, что она как-то развернется и снимет обувь, но она только откатилась назад, чтобы я смог чуть-чуть сместиться и сесть между ней и столом. Я присел на корточки.

Я протянул дрожащую руку и стал пытаться снять с ноги Натальи туфельку на высоком и очень тонком каблуке. В этот момент я не видел не ее ног, ни ее саму. Я неудобно наклонился от чего у меня начало стучать в висках, неумело стал дергать застежку. От наклона качнулся и оперся на колени и левую руку — при это право я держался за застежку и дергал ее куда-то, куда я считал она должна была расстегиваться.

Наталья помогла мне второй ногой, точнее каблуком второй туфельки, буквально сорвав с себя туфельку. Она чуть не попала мне шпилькой в руку, но с промолчал. В этот момент я сидел и пытался понять как и что делать дальше.

Потом я вдруг понял, что дожидаться напоминания не надо, а сел на задницу с наклоном на одну ногу, взял ее ступную в руки и стал массировать. Я несмело разминал ей пальчики ног, едва касаясь ступню через темные колготки.

Наталья неожиданно откинулась на спинку кресла, пошевелила пальцами ног, крутанула ступню немного вправо и влево, и сказала:

— Какой же кайф. Еще немного... Мне немного полегчает и я выиграю у Машки массаж второй.

У меня в голове раздался стон облегчения — это неудобная ситуация сейчас закончится.

От радости я стал делать массаж куда активнее: ласкал пятку, массировал каждый пальчик, растирал подъем.

— Ох, спасибо! — Наташа посмотрела мне прямо в глаза. И подкатилась к столу так, что я еле успел отпрянуть и вскочить на ноги. Как только смог — выпили мы все-таки немало.

Я смущенно сел и, чтобы занять себя, выпил стоявший на моем месте полный стакан вина. Мне полегчало — я почему-то свято верил, что второй раз такая неудобная ситуация ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх