Без комплексов. Часть 2

  1. Без комплексов. Часть 1
  2. Без комплексов. Часть 2

Страница: 4 из 6

я в этом не видел и не испытывал не то что влюбленности, а даже не было желания. Все они были безразличны. И вешались сами на шею. Часто мне хотелось, чтобы член на кого то из них не встал. Но он всегда исправно стоял. С мамой иногда был небольшой перепихон, но только в отсутствие отца. С Оксанкой ничего интимного не было. Иногда ссорились. Но что необычного, так это то, что иногда вгоняя в маму свой стержень, представлял, что это сестричка постанывает от наслаждения. Часто в памяти возникал вид, когда Оксанка в дверях с тортиком оголила свои тугие полушария с большими тёмно-коричневыми ореолами сосков. Но дальше этих фантазий дело не заходило.

Наступило жаркое лето. Мы всей семьей съездили на пару недель на море. Но для меня ничего хорошего из этой поездки не вышло. Постоянно везде вместе. И в результате вернувшись домой, я страдал от желания потрахаться, а возможности такой не было. У бати еще оставалась неделя отпуска. Они с маман укатили на дачу. Никого из подружек (кого можно раскрутить на секс) дома не было. Все куда то разъехались. Оксана тоже неизвестно где пропадала. Только несколько друзей были на месте. Решили с ними съездить на пару деньков на природу, как водится в палатке. Само собой и без выпивки не обойдется. Я решил, чтобы не покупать какую нибудь паленку, взять своего домашнего винца. И пока Оксана в душе, налил несколько бутылочек. Отнес оставшееся в бутыле вино в кладовку. Возвращаюсь и вижу, что Ксюха вышла из душа, обернутая лишь полотенцем, и собирается унести одну бутылку вина.

— Поставь на место.
— И не подумаю. Тебе можно, а мне нельзя?
Если бы она сказала, то я налил бы и ей, а так попробовал отобрать. Но она не собиралась отдавать. Отставила руку в вином в сторону, и попыталась прошмыгнуть к себе. Я потянулся за бутылкой и нечаянно зацепил полотенце. Оно и так еле держалось, а теперь просто сползло на пол. Какое то время мы оба были в оцепенении. Я увидел прекрасную фигурку, с узенькой талией и нагло торчащими конусами сисек. Между ножек у нее было гладко выбрито, а лобок выступал вперед, скрывая практически ее щелку от моего взора. Наконец сестричка справилась со своим оцепенением, и резко развернувшись ко мне спиной, наклонилась, поднимая полотенце. Такого я не ожидал. Между ровными стройными ножками красовался пухленький пирожок, разделенный тоненькой ниточкой ее щелочки. Я судорожно сглотнул. После стольких дней воздержания член натянул огромный бугор в спортивных. В это мгновение забылись все социальные табу. Сестра она мне или нет. Передо мной прекрасная девчонка демонстрировала свою пизденочку. И желание вонзиться в нее в данный момент было превыше всего.

Оксана, подобрав полотенце, рвонула в свою комнату. Я со всех ног за ней. Она, забежав в комнату, остановилась в поисках, куда же поставить вино. Не ожидая ее внезапной остановки, я не успел затормозить и налетел на нее. Чтобы не упасть невольно пришлось схватиться за ее талию. Сестричка, почувствовав толчок, попыталась сохранить равновесие и почти побежала вперед. Но вперед как раз было по направлению к кровати, к которой было всего несколько шагов. И когда ее коленки уперлись в край кровати, она по инерции наклонилась и упала на кровать, все еще продолжая держать в одной руке вино, в другой — полотенце. Я тоже по инерции ткнулся напнутым бугром ей прямо между ножек. Сестричка замерла от неожиданности.

В этот момент мозг отключился полностью. В нем бесновалась одна единственная мысль: ЗАСАДИТЬ! Одной рукой прижав Ксюху к кровати, другой достал на свободу свое каменное древко. Поплевав на руку, смочил слюной член и провел головкой между пухленьких губок, мягко раздвигая их. Направив его точно в цель, я взял двумя руками Ксюху за талию и резко потянул к себе. Одновременно двинулся навстречу.
— Тёма, не надо! — услышал я мольбу Оксаны. Услышать то услышал, но в этом состоянии мозг не смог переварить смысл сказанного. К моему огромному удивлению член не вошел в Оксану, а буквально согнулся от давления, даже больно стало. Вот дурак! Промазал! Вроде не должен. Надо присесть немного, чтобы изменить угол вхождения и тогда он нормально войдет. В это время Оксана закричала:
— Оооойй! Больно! Не надо!

Но я уже ничего не слушал. Больно ей. Мне тоже больно. Немного отодвинувшись от нее, я слегка присел и снова резко двинул тазом. На этот раз головка все же ворвалась внутрь. Но что то так сильно резануло по головке, что я закричал вместе с Оксаной. Вот блин, наверно уздечку порвал. Проложив начало тяжелого пути, я продолжил фрикции, погружаясь с каждым разом все глубже в узкое и тугое влагалище сестрички. Она уже не кричала и не просила, а сотрясалась от плача и моих толчков. Не обращая внимания на ее рыдания, я вколачивал в нее член со скоростью отбойного молотка. Но постепенно мозг начал сигнализировать о несоответствии. Туго. Ну и что? Но почему у нее смазка такая липкая? Я наполовину вынул член и глянул. И сразу же выдернул его полностью. Он был весь окровавлен
— У тебя менструация?!!

Оксана с трудом поднялась, продолжая всхлипывать.
— Дурак ты Артем! И дебил! Насильно порвал мне целку, да еще и говоришь, что месячные!, — и она со всей силы залепила мне пощечину, — забирай свое вино и въёбуй!
Я оцепенел. Она тыцьнула мне в руки бутылку и вытолкала из комнаты, сразу же щелкнул в двери замок. Я стоял и пытался переварить все, что произошло. Что же я наделал?!! Изнасиловал собственную сестру. Да еще и целку ей сломал. Неужели я мог скатиться до такой подлости? Я должен был ее оберегать от таких подлецов и придурков. А здесь сам оказался еще большей мразью. Я попытался через дверь уговорить Оксану, чтобы открыла. Просил у нее прощения. Но в ответ слышались лишь рыдания.
— Оксана! Заяви на меня, пусть посадят. Нет мне прощения.

Сходил в ванную привел себя в порядок и поплелся к себе. Занялся самобичеванием, но назад уже ничего не вернуть. На следующий день поехал с ребятами на вылазку, но все было не в радость. По приезду ожидал прихода ментов и нагоняя от родителей. Но ничего этого не было. Заговорить с Оксаной не решался, а она молчала, да и избегала видеться со мной в отсутствие родителей. Вот так в молчанке прошло недели три.

Среди дня сижу смотрю онлайн какой то боевик. Зашла Оксана, какое то время молча смотрела на экран.
— Артем, что ты дуешься на меня? Как будто это Я тебе целку сломала, а не ты мне.
Я повернувшись к ней, упал на колени.
— Ксюшенька, прости меня. Нечаянно получилось. Я не ожидал, что ты еще ни с кем не пробовала.
— Простить, говоришь?
— Да, прости, пожалуйста. Никогда так не буду делать.
— Никогда?
— Клянусь, никогда.
— Хм, нуу, если никогда, то и не мечтай, не прощу.

— ?
— Тём, ты помнишь как Попандопуло говорил? Он когда обнаружил листовку у Яшки, то сказал: «Чтобы я это видел в первый и не последний раз».
— Оксанка, что то я не догоняю. Ты о чем?
— Блин, Тёма. Ты что тупой? Я хочу чтобы ты мне снова всунул!
— Ты серьёзно? Хватит подкалывать.
— Я вполне серьёзно. Клянусь. Целки уже не вернуть, а покайфовать хочется.
— Так дай своему парню.
— Понятно, я тебе не нравлюсь.
— Ксюша, вот в этом ты не права. Ты мне очень нравишься, но я сожалею о том что натворил. Хотя, если по чесноку, то мечтал заняться с тобой сексом, ты же не только красивая, но и очень сексапильная.

— И ты хочешь, чтобы я поверила? А где в таком случае хотя бы твои цёмики?
— Оксаночка, — я схватил руками ее голову и начал целовать ее личико, стесняясь поцеловать в губы. И тут она сама приникла своими мягкими алыми губами к моим. Поцелуй длился довольно долго. Член поднялся и уперся Оксане в живот.
— Тёма, я очень хочу с тобой потрахаться. И хоть в курсе, что больно бывает, только первый раз, все равно боюсь. А если учесть, что ты должен загладить свою вину передо мной, то всунешь лишь, когда я буду готова. Точнее я сама на него насажусь. Лады?
— Как скажешь. Сама так сама.
— Да ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх