Латекс. Глава 1

Страница: 3 из 4

слышу цоканье каблуков и шорох по паркету. Я могу только догадываться, что там происходит.

Она лупит его хлыстом, тащит, как медведя, за собой по комнате и в чём-то постоянно упрекает, как нашкодившего ребёнка. Они совершают ещё кружок и останавливаются где-то на противоположном конце комнаты. Я слышу кляцанье засовов, глухой стук по дереву. Снова хлыст и стоны. Карин трещит, как сорока. Опять хлыст и стоны. Потом всё стихает, и я слышу только громкую музыку.

Когда в одноклассниках я поинтересовалась у Димичева, есть ли в Голландии для меня работа, он долго мялся и не хотел раскрывать подробности. Вот до чего доводит женское любопытство. Но я ни о чём не жалею. Как-никак, это было моё решение, и я знала на что подписываюсь.

Внезапно дверь клетки с лязгом распахивается, и у меня сердце уходит в пятки.

— Time to play! Kom op! [13]

Мой выход. Я сижу смирно, положив руки на коленки, как и договаривались. Карин отстёгивает меня и легонько тянет за собой, придерживая мою голову рукой, чтобы я не стукнулась.

Я неуклюже вылезаю из клетки. Ноги слегка затекли и подкашиваются, меня качает на каблуках. Карин медленно ведёт меня на поводке, пристёгнутом к ошейнику, через всю комнату и придерживает одной рукой за спину. Мой рабочий инструмент колышется необычной тяжестью передо мной. Ему в такт предательски вторят груди, которые аж подскакивают от радости. Волосы толстой верёвкой болтаются за спиной из стороны в сторону. Талия перетянута так, что бёдра сами невольно начинают вилять. От этого член раскачивается ещё сильнее. Я ничего не могу с этим поделать. Я ничего не вижу, но надеюсь, что клиент доволен.

Мы останавливаемся, видимо, возле плахи, и я чувствую, как Карин притрагивается к моему члену. Мне кажется, она надевает презерватив. Хотя, может, это и не Карин вовсе? Потом ещё какой-то звук выдавливаемого шампуня и запах клубники. Снова трогают член. Смазка?

Я не знаю, куда мне девать свои руки. Поэтому я просто держу их вдоль тела на бёдрах. Карин направляет моё тело лёгкими движениями рук. Мы поворачиваемся и делаем несколько шагов вперёд. Я чувствую, как мой член упирается во что-то мягкое. Карин продолжает с наигранным негодованием произносить какие-то слова по-голландски и подталкивать меня ладошкой в поясницу. Я надавливаю сильнее и проникаю внутрь. Тут же раздаётся сдавленный мужской стон. Мне становится не по себе. Никто не говорил мне, что я должна буду причинять боль. Речь шла только об удовольствии.

Член туго застрял в анусе клиента. Я боюсь пошевелиться. Карин легонько шлёпает меня мухобойкой по попе, и я понимаю это, как приглашение к действию. Я начинаю медленно водить кончик члена в анусе клиента. Клиент сдержанно кряхтит при каждом нажиме, но постепенно расслабляется, умолкает, и член входит в него уже не так туго.

Я счастлива, у меня получилось!

В этот момент Карин стягивает с меня повязку. У меня замирает сердце и перехватывает дыхание.

Клиент в одной кожаной маске на пол-лица зажат в доске и повёрнут ко мне попой, которую я имею большим чёрным членом в красном презервативе. Его бледное абсолютно голое мускулистое тело с тёмными волосами на ногах и груди выгибается передо мной.

Я невольно смотрю на наше отражение в зеркале. Моя округлая попа напрягается под латексом и посылает импульс, который завершается на кончике члена. Импульс волной движется по моему телу и достигает грудей. Они подлетают вверх, опускаются и продолжают так колыхаться. Мой взгляд скользит дальше туда, куда был направлен импульс. Голое тело клиента напрягается, расслабляется, выгибается мостиком. Его член и мошонка безвольно болтаются у него между ног. Его руки стиснуты в кулаках и зажаты в колодках. Чёрная кожаная маска покрывает его лицо наполовину. Губы искажены в гримасе боли.

Неожиданно мой взгляд натыкается на его острые глаза, которые едва различимы сквозь маску. Я поспешно отвожу свой взгляд. Мне очень неловко.

Карин кладёт мои ладошки на тёплую попу клиента, и мои груди сходятся вместе. На них теперь можно поставить бокал пива, и он не упадёт. Карин снова шлёпает меня мухобойкой, добавляя что-то по-голландски. В её голосе слышны нотки удовлетворения.

Мне так стыдно, что я готова провалиться сквозь землю. Его глаза не выходят у меня из головы. Зачем я только согласилась на это?

Я облизываю пересохшие губы.

Карин стоит рядом и легонько пошлёпывает меня мухобойкой по попе, а клиента бьёт острой розгой по спине. На ней чёрные кожаные сапоги чуть выше колена, короткий чёрный сарафан из латекса и парик на голове с такими же чёрными, как крыло ворона, прямыми волосами.

Меня, как магнитом, тянет снова посмотреть на клиента. Я облизываю сухие губы и краем глаза снова смотрю в зеркало.

Он, похоже, всё это время, не отрываясь, смотрел на меня. Какой наглец!

Вдруг он зажмуривается.

Я останавливаюсь. Мои руки невольно начинают дрожать, а коленки подкашиваются. Как будто на меня только что вылили ушат холодой воды. Дрожь распространяется по всему телу.

Карин недовольно шлёпает меня по попе. У неё свой таймер в голове.

Этот урод продолжает пялиться на меня. Я физически чувствую его взгляд на себе.

Я сглатываю слюну, крепче цепляюсь в его волосатый зад и со всей силы вгоняю в этого подонка все двадцать пять сантиметров чёрного рифлёного пластика. Клиент издаёт протяжный рёв и отворачивается от зеркала. Теперь моя очередь смотреть на него. Я делаю небольшое движение назад и снова агрессивно вколачиваю этот идиотский член в его анус, пока мой лобок не упирается в мягкие ягодицы.

Я смотрю на себя в зеркало, и больше не испытываю смущения.

Вот я, красивая молодая баба, вынуждена зарабатывать деньги таким постыдным трудом. А вокруг одни подонки, готовые обманывать на каждом шагу.

Я начинаю активно работать бёдрами. Клиент орёт, как ненормальный, заглушая Рамштайн. Карин опустила руки и огорошенно смотрит на происходящее. Я танцую ча-ча-ча, вцепившись в волосатый зад.

Карин не выдерживает первая. Она оттаскивает меня за кольцо ошейника и ставит на цепь возле клетки. Меня всю колотит. Я требую продолжения банкета!

Карин освобождает раба и цепляет его, как собаку, на поводок. Он понуро ползёт за ней на коленках по комнате. Она подводит его к миске, и он начинает жадно хлебать воду.

Он сидел там в кафе и покупал меня. Присматривался. Теперь я понимаю, к чему такая спешка! Захотел — купил, захотел — не купил! В детстве с куклами не наигрался. Гадёныш!

Похоже, клиент пришёл в себя и снова готов пострадать.

Карин тянет его ко мне, ставит свой сапог ему на шею и давит сверху. Этот козёл наклоняется и лижет шипы на моих туфлях. Я чувствую мокрое прикосновение его тёплого шершавого языка к латексу, когда он якобы случайно дотрагивается до меня чуть выше щиколотки. Ярость снова застилает мне глаза и разум. Я прицеплена за ошейник к клетке и не могу свободно двигаться. Но я могу ударить его носком в лицо.

Ещё и ещё раз!

Карин оттаскивает теперь уже раба от меня. Из губы у того сочится кровь. Она в замешательстве осматривает рану клиента и что-то спрашивает у него своим обычным голосом. Он отрицательно мотает головой, слизывая кровь с губы.

Карин возвращается ко мне. Наклоняет меня и поворачивает попой к клиенту. Мухобойка взлетает вверх и больно опускается на моё мягкое место.

— Bad doll! Bad! [14]

Снова и снова. Громкие шлепки.

Отвернувшись лицом к клетке, я злорадно улыбаюсь. Эта боль даже приятна. Я начинаю вилять задом, вздрагивать и притворно стонать от каждого удара. Попа трясётся, а вместе с ней трясутся и мои груди и член. Пускай порадуется, сволочь.

Когда всё закончится, я спокойно соберу чемодан и полечу обратно домой к сыну. И никакой козёл больше не будет думать, что меня можно выбрать и купить. Заверните, пожалуйста!

Карин снова берёт раба за кольцо и тянет его ко мне. Она стягивает использованный презерватив ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх