Чупа-чупс

Страница: 1 из 7

Середина августа. Я иду по чёрному асфальту, от которого исходит пар после недавнего тёплого дождя. Мой язык играет во рту с шариком розовой жвачки. Кончиками пальцев на ногах я чувствую влажный пористый, как шоколад, асфальт. Кожаные ремешки новых белых сандалий на высоком прозрачном каблуке намокли в первый раз и только начинают растягиваться. Испарение повсюду. Влагу, висящую в воздухе, можно резать ножом. Она обволакивает всё моё тело и проникает даже под кожу. Длинные золотистые волосы быстро теряют блеск и сбиваются, шея покрылась испариной. Я, наверное, похожа на суку, которую только что трахнули. Случайные прохожие провожают меня пристальными взглядами. Я сворачиваю за угол на твою улицу.

Ведь меня ещё не трахнули. Пока не трахнули.

Прохожие, наверное, видят бесстыжий румянец на моих щеках, томный взгляд полный похоти и ожидания. А ещё эта странная походка. Я иду медленно, плотно сводя ноги, чтобы лучше чувствовать пульсирующее удовольствие внизу. Мои белые трусики-шортики сидят высоко, плотно облегая бёдра и оголяя мою тугую, как яблочко, попку. Я чувствую вечерний бриз, задувающий снизу под короткую юбочку. Трусики впиваются спереди в набухшие губки моей киски, трутся о мой клитор, дразнят его, постоянно напоминая о его предназначении.

Я достаю сотовый телефон из маленькой сумочки и захожу в подворотню. Здесь темно, грязно и пахнет мочой. Но мне всё равно. Прислоняюсь спиной к грязной стене и засовываю телефон себе под юбку. Оттягиваю влажные трусики в сторону и обнажаю мокрую киску. Камера щёлкает. Я медленно надуваю жевательный пузырь и делаю ещё пару снимков. Мои пальцы легко скользят вдоль нежных розовых губ влагалища. Я засовываю средний палец поглубже и чувствую знакомое томление, разливающееся внутри. Моя горячая киска, как хищный маленький цветок, жадно всасывает в себя палец и просит ещё.

Розовый пузырь лопается. Я выбираю самый яркий снимок для отсылки и прикрепляю его к короткому текстовому сообщению, которое наилучшим образом характеризует моё состояние:

«Твоя шлюшка вся течёт. Буду через 5 мин».

Представляю, как ты достанешь телефон и прочитаешь моё сообщение. Твой член напряжётся и вздрогнет, когда ты увидишь меня, одинокую, хрупкую и беззащитную в тёмной грязной подворотне. Как я бесстыдно раздвигаю для тебя здесь ноги, чтобы ты увидел мою сочную маленькую киску.

Я знаю, как тебе нравится, когда я дразню тебя.

Моё сердце готово выскочить из груди, когда телефон начинает вибрировать всего через пару минут. Я уже опустила юбку и вернулась на тротуар. Интересно, что ты мне ответил.

«Ты хотела сказать: твоя грязная шлюшка получит по своей упругой наглой попке пять шлепков, если не придёт НЕМЕДЛЕННО».

Я пытаюсь подавить коварную улыбку. Подросток, идущий мне навстречу, пялится на меня, очевидно догадываясь, что я замыслила что-то нехорошее.

Я быстро набираю текст: «А вот и нет!» и спускаю телефон обратно в сумочку. Невинно хлопаю ресницами, когда мой взгляд встречается с глазами подростка. Подмигиваю. Он останавливается и пытается начать разговор, но я игнорирую его и прохожу мимо. Я чувствую его взгляд на своей попе и ещё больше виляю задом, цокая шпильками по плиткам тротуара. Мои длинные стройные ножки, увенчанные упругой попкой в белой мини-юбке, часто заставляют водителей останавливаться и сигналить. Что уж говорить о подростке. На мне облегающая розовая майка без рукавов. О такой девушке мечтает каждый паренёк.

Тебе ведь именно этого хочется?

Я подхожу к твоему подъезду и останавливаюсь. Минуты летят одна за одной, пока я стою у крыльца. Я выплёвываю жвачку в мусорку и достаю из сумочки яркий розовый чупа-чупс. Он раза в два толще, чем обычный и покрыт твёрдым полупрозрачным слоем. Подарочный экземпляр, продаётся поштучно. Я снимаю обёртку и засовываю шарик за щеку. Он едва помещается во рту. Щека раздувается, как живот беременной женщины на девятом месяце. Слюна тут же становится сладкой, заполняя весь рот. Пока я глотаю слюну, твои сообщения продолжают высвечиваться на моём телефоне. Сначала ты дразнишь меня:

«Где ты, Шлюшка? Ты же сказала 5 мин».

Потом подлизываешься:

«Куколка будет наказана за опоздание».

И наконец приказываешь:

«Быстро сюда!»

Я злорадно улыбаюсь, представляя, как ты стоишь сейчас у двери с твёрдым, как полено, членом в руке и ждёшь, когда, наконец, сможешь ввести его в одну из моих маленьких мокреньких дырочек. Я стою, прислонившись спиной к стенке крыльца, и слегка покачиваю бёдрами. Время идёт, щека затекла и теряет чувствительность. Мой язык исследует твёрдый шар с внутренней стороны, губы становятся липкими и розовыми от сахара. Они звонко чмокают, когда я достаю чупа-чупс и жадно втягиваю его обратно, чтобы заложить за другую щеку. Обожаю дразнить тебя. Ничего не могу с собой поделать. Нужно хорошенько разозлить тебя, чтобы потом насладиться процессом, когда ты доберёшься до меня. Знаю, что будет больно, но это будет сладкая боль. Глубоко внутри я чувствую жар, исходящий снизу. Этот нестерпимый зуд, который можно прекратить только одним способом, постепенно нарастал с того самого момента, как ты позвонил мне.

Наконец, проходит достаточно времени, чтобы дать тебе привыкнуть к роли дикого зверя, мечущегося по клетке в ожидании обещанного куска нежного свежего мяса. Я поднимаюсь к лифту, цокая шпильками по бетонным ступенькам. Моё сердце колотится и готово выскочить из груди, по коже гуляют электрические разряды. На шее и между грудей выступили маленькие капельки пота. Я возбуждена до предела и боюсь. Просто представить себе не могу, что ты сейчас сделаешь со мной. Никогда раньше не выводила тебя из себя так целенаправленно. Но ты ведь знаешь, чего я хочу и почему я это делаю.

Я твоя непослушная дрянная девчонка, и я хочу, чтобы ты меня наказал. Жёстко.

Я нажимаю на кнопку звонка возле твоей двери и жду, притворяясь, что ничего не произошло. Жёсткий шарик чупа-чупса такой большой, что не даёт губам сомкнуться. Только пластиковая белая палочка торчит изо рта острым концом вверх, как тонкий маленький член. Когда дверь открывается, я сразу замечаю твою улыбку недовольного хищника. Твои глаза напряжённо следят за мной, когда я захожу внутрь. На тебе только спортивные шорты. Рельефные мускулы со вздутыми венами слегка блестят от пота на твоих плечах и груди. Ты наверняка только что занимался в «комнате боли и пота». В квартире необычно жарко. Ты нарочно открыл окна в каждой комнате, чтобы липкая влага, висящая в воздухе, наполнила всё пространство внутри.

— Специально, как ты любишь. Погорячее.

Я заливаюсь румянцем, жар между ног усиливается. Прислоняюсь к стене в коридоре, и ты бросаешь на меня оценивающий взгляд. Я, наверное, выгляжу, как юная проститутка. Моя короткая розовая майка без рукавов плотно стягивает груди, заменяя тем самым лифчик. Сквозь тонкую ткань просматриваются тёмные разбухшие кружочки, увенчанные бугорками. Майка заканчивается как раз над пупком. Твой взгляд скользит по поверхности моей кожи, ощупывая изгиб тонкой талии, линию бедра, слегка выпирающие тазовые кости, проникает в ложбинки под ремешок моей короткой юбочки, нижний край которой едва скрывает трусики. Когда я поворачиваюсь к тебе боком и наклоняюсь, чтобы положить сумочку на пол, ты замечаешь маленький мокрый треугольник как раз там, где заканчиваются мои стройные длинные ножки.

— Ты так сюда пришла?

Я киваю и жду, пока твой взгляд проделает весь путь обратно, задержавшись на пупке и грудях, и вернётся к моим липким от сахара губкам. Я продолжаю вызывающе посасывать чупа-чупс. Ты как то сказал мне, что у меня лицо куклы: большие зелёные глаза с густыми длинными ресницами, маленький изящный носик и нежные губки бантиком. Эти наивные черты лица подкупают больше всего. Они создают такой неожиданный ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх