Пираты Млечного Пути

Страница: 4 из 5

саблю, — Кому он это сказать?..

— Не знаю. Это было в каюте, когда нас еще не разобрали. Он позвал двоих, один такой большой, а другой поменьше, и сказал им — «Салибой наждак, салибой должен не быть». Я не знаю, что такое салибой, — тараторила Миранда, испуганно тараща глаза, но не пытаясь закрываться.

Салли Бой промолчал и тяжело сел на стул. Были у него такие мысли, были, да все откладывал. Знал, что капитан считает его сильным, при всей команде называл Салли Бой лучшим бойцом. Мог посчитать угрозой для себя, решить что Салли может его свергнуть и сам стать капитаном. Конечно, Салли и правда хотел, но откуда он узнал? Зиги Джонс проговорился? Надо было кончить предателя. Его мысли метались. А кого капитан послал за ним? Большой скорее всего Конча, давно зуб точит, сам хочет быть лучшим. Или Лук Окра, тот любого товарища пришьет за спасибо, не моргнув. А маленький? Кто же?

Миранда робко взяла в ладошку одно из яиц. Ладно, разберемся, подумал Салли, легко, как пушинку, перевернув девчонку вниз головой, и насаживая ртом на член.

— Показать мне, если узнать большой и маленький, — сказал он Миранде.

Та согласно забулькала...

****

Зам Писа любил шик и роскошь. Благо, капитан был к ним равнодушен, и выбирал всегда каюты капитанов, да и то потому, что они были ближе к рубке. Зато Зам Писа выбирал самое лучшее, что-нибудь вроде люксов новобрачных, с позолотой, портьерами и кроватью в полкомнаты.

Зато девчонка была маленькая, он всегда почему-то выбирал поменьше. Налазили они едва на кончик, но ему именно так и было надо.

Но теперь его конец не пустовал ни секунды. Рада Питкович была маленькой, но неутомимой, как ядерная батарейка фирмы Джонс. А он еще хотел быстро кончить и заняться делами, добычу надо было подсчитать и занести в ведомость. В этой роли он и был лучшим, иначе не видать бы ему место Зама. Но эта проказница не слазила с него даже в ванной. И хотя сначала он раздражался, но потом ему понравилось, и он выкинул из головы все мысли. Он как будто вернулся домой, в детский дом, в свою комнату и к своей маленькой нежной плюшевой Мие.

— Ах, — болтала Рада, лежа на нем и смачно впуская и выпуская из влагалища головку его члена, — ты такой сладкий... ты такой нежный...

Вообще-то, у зоргов это были страшные ругательства, но Зам почему-то не сердился, а глупо улыбался. Даже еще хуже, впервые в жизни ему хотелось даже сделать что-то хорошее для другого, а не для себя.

— Я твоя игрушка... я твоя плюшевая медведица, — продолжала подбирать слова Рада, по пульсации члена научившись определять реакцию. Слова из этой области ему явно нравились, она сношает его чуть ли не час, в яйцах пусто как в Сахаре, но пока удается его держать. Еще лучше помогает палец в анус, она сразу это предположила, увидев обстановку. Но он стесняется, только раз удалось засунуть, зато сразу всю руку, дырка у него была разработана на славу. С кем это он, не с капитаном ли?

— Ох, он так мягко входит в меня... Ты такой любовник, наверное, на своей родине ты имел тысячи женщин...

Зам Писа млел от удовольствия, но от ее наивности даже закашлялся: — Ты не видел наши женщин.

— Они красивые, красивее нас?, — настаивала Рада, на последнем слове насаживаясь поглубже.

— Нет, не красивый... Сильный, большой... Они могут разорвать нас одной рукой, вот так, — Зам махнул рукой, как бы отрывая голову, отчего его член дернулся и вошел в Раду сантиметров на двадцать сразу.

— Почему не бывать, что у тебя быть много женщин? — удивилась Рада, замерев на члене и все сильнее прижимаясь клитором к шершавой коже зорга, чувствуя приближение нового оргазма. Зам вздохнул и стал объяснять, среди зоргов он был самый ученый.

— Женщин мало, мужчин много, один женщин — много мужчин. Кто иметь женщин, тот умирать, она его убивать... Агхх... Если какой-то женщин вдруг можно, у мужчин есть только десять секунд, — он показал на пальцах, сколько это секунд, — чтобы сделать это. Поэтому, наши члены всегда стоять, всегда готов... И если рядом есть другой мужчин, то его надо подрать, или он сделает это вместо тебя... Потом женщина убивать победитель. Это почетный смерть, твой дети будет родить... Женщин всегда начальник, самый главный командир...

Видимо, от мыслей о зоргских женщинах его член еще больше напрягся и выплеснул едва ли каплю спермы. Но тут Рада не смогла сдержаться и со стоном стала кончать. Картина убийства мужика прямо под собой во время секса заставила бы ее кончить даже без члена. Она была природной феминисткой.

****

Когда Маша Йоханссон прочитала в рассылке «лаТЕННТные ПидРы, правят ББабы», она как раз застегивала ошейник на затылке капитана. Пришлось смастерить из подручных материалов, но работает хорошо. Голый Маста, упершись лицом в кровать и отклячив задницу, пытался поймать анусом ее руку, а она поигрывала ею вокруг да около, поглаживая и маня. Нечего его баловать.

Поначалу, конечно, пришлось тяжеловато. Обе дырки до сих пор не закрыты, уж сильно кости таза раздвинул, враскоряку приходится ходить. Не зря он капитан, долбил как бешеный. Но в один момент, когда уж очень сильно придавил, Маша чуть не задохнулась, толкнула его в грудь и выкрикнула «отвали». Сама не знает, почему — толкать зорга, все равно что толкать стенку. Но произошло неожиданное. Маста отпрянул как будто в ужасе. Сам для себя он объяснял это поначалу тем, что не хотел повредить товар. Но Маша недолго дала ему тешиться объяснениями, да он их потом уже и не искал.

Без тени сомнений она приказала ему сесть, встать, повернуться. Он все исполнил. Она попала в командирский тон зоргских женщин. Подчинение им было впитано с молоком матери, если бы у зоргов кто-то удосуживался кормить их молоком. Маша этого не знала, но она была практичной девушкой, объяснения пусть ищут ботанички, а ее дело пользоваться. Она была заведена, и еще ни разу не кончила, так что первым делом приказала ему отлизать себе. Ох, какое волшебство это было. Язык у зоргов был длинный, толстенький, заостренный, шершавенький в самую меру и двигался во всех направлениях. Маша кончила через полминуты, как язык вошел ей в пизду. Так не отлизывала даже Фра Батиста.

Маста захныкал, не получая желаемого.

— Хочешь в жопу? — грубо спросила Маша, покручивая пальцами в его дырке. — Хочешь? Проси хорошо!

— Я хотеть, — снова захныкал Маста, — я просить хорошо.

— Вот тебе... вот тебе... вот тебе... непослушный мальчишка, — Маша со всей мочи стала бить его по жопе его же командирской портупеей. Ножи и пистолет она еще в самом начале приказала бросить на пол. Маста еще больше закрутил задницей от удовольствия и захрипел, кусая простыню. На кровать полилась сперма. Маша прекратила бить, жопа и так уже была коричневой, зачерпнула ладошкой сперму и стала размазывать себе по животу и между ног.

— Руки за спину!

В капитанском шкафчике было и оружие, и наручники, но пистолет для зорга был слабоват, а вот наручники пригодились. Хотя пришлось использовать все три пары, только чтобы руки сковать.

— Сесть!

Так было удобнее всего, когда зорг сидел на полу, спиной к кровати. Его член торчал как раз удобно, чтобы садиться на него. Маша села, закатив глаза выбирая глубину проникновения, и приказала лизать сиськи.

— Ох, как хорошо, — Маша уплывала в облака, и опускалась на землю, обнимая лысую голову зорга, — достает до сердца... ах, какой он крепкий... какой твердый... Она ударила масту по щеке, — А ну лизать, не прекращать...

Дождавшись первых волн тепла в животе, она скомандовала, — Теперь кончай!

Внутрь ударила тугая теплая струя, наполняя ее блаженством и негой. Маша еще полминуты подергалась, пока не угасли последние конвульсии члена, и с сожалением слезла. Это было прощание, напоследок. Скоро час игрек, и у нее была идея.

— Лечь на ковер! Поднять зад!

Пока капитан, квохча по зоргски что-то радостное, устраивался поудобнее и отклячивал зад как можно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх