Мальчишник

Страница: 1 из 7

Торчику-С-Моторчиком и его Лю...
на долгую, счастливую семейную жизнь)))

Послезавтра у меня будет свадьба. Самая лучшая в мире свадьба с самой лучшей в мире девушкой.
Вообще-то это свадьба «для людей». Мы-то с Риммкой знаем друг друга с первого класса. Уже в школе нас дразнили «жених и невеста», но нам пофиг. Мы всегда знали, что когда-нибудь поженимся. Риммка была моей первой женщиной — не единственной, правда, что греха таить, но самой первой. Как сейчас помню, мы трахнулись на выпускной. Точнее, она сама меня трахнула. Нас тогда повезли после кафешки выгуливать в парк. Мы с парнями, конечно же, уже выпили втихаря от класснухи и родителей. И не шампанского. Поэтому, когда Риммка меня схватила за руку и назаметно от всех утащила в какие-то дикие кусты, я поначалу даже ничего не понял.

Но когда она в своем коротеньком шелковистом платье прижалась ко мне горячим телом, упругой грудью, стала меня целовать и руками полезла в штаны, я чуть не кончил. Шутка ли — такие сюрпризы. Потом вспомнил, что однажды она пошутила, что даст мне, когда мы получим аттестаты. И тут до меня дошло, что она реально запланировала наш первый секс. Короче, она сделала все сама. Я повторно чуть не кончил на стадии неумелого надевания презерватива, который она заботливо достала из кармашка своей маленькой сумочки. Но она как-то сумела меня ненадолго успокоить, гладя по голове и шепча ласковые слова. Потом сама встала на четвереньки в своем белом блестящем платьице посреди хрустящих прошлогодних веток с пробивающимися между ними молодыми травинками, задирая юбочку, под которой давно уже ничего не было надето, призывно посмотрела на меня и поманила пальцем.

Я, дрожа от возбуждения и волнения, приткнулся за ней на колени и тыкался как дурак куда-то не туда, а она все терпела, зажмурившись, потом как-то прогнулась, выдвигая свои свежие розовые интимные губки мне навстречу, и я, охнув, как в сказку, провалился в горячую упругость весь без остатка. Конечно, мало что помню, кроме того, что кончил через полминуты. Но это было волшебно, неповторимо, как фейерверк — мой первый секс с моей любимой девушкой, наши вздохи и стоны, первая дрожь юной плоти, испуганная нежность... У кого не было, тому не понять.

Я не сразу понял — да и в мозгах у дурака не стукнуло — что не было боли и крови. А когда в голове завертелся какой-то вопрос, морща мой лоб, Риммка, смеясь, предупредила его, сказав, что давным-давно лишила себя девственности пальчиками и игрушкой, найденной у родителей. И что только и ждала этого дня, чтобы отдаться мне. В общем, она всегда была охуенной, моя Риммка, смелой, решительной и любящей.

Свадьбу забабахивают Риммкины родители — они тоже ко мне не равнодушны плюс считают, что у их доченьки все должно быть по высшему... бла-бла-бла... и не отвертишься. Короче, последние полгода только и разговоров, что о нашей свадьбе, даже меня, против моей воли втянули в решение вопросов, как будто мало того, что мы с Риммкой весь год пахали, как проклятые, откладывая на ресторан, лимузин, десятиэтажный торт и прочую куету. Даже последнюю неделю не виделись. С работы — в ресторан утрясать меню, примерка платья, новый пересчет и рассадка гостей, живую музыку хуй пристойную найдешь, короче, я вас заебал уже этой хуетой, вообще не об этом хотел.

Больше всего хотелось расслабиться и ни о чем не думать посреди всего этого предсвадебного мандража. И мы с Риммкой назначили в один день, но, разумеется, по отдельности она — девичник, а я — мальчишник. Совместного жилья у нас пока что нет. Точнее, мы уже знаем, что на свадебной церемонии Риммкин папаша вручит нам ключи от новенькой квартиры, куда мы собственно сразу и поедем — там уже идут последние приготовления. Пока же Риммка соберет девчонок у себя — площадь позволяет, а у меня, честно говоря, тесновато для широкого сабантуя. Поэтому Риммка предложила квартиру своих родственников — дяди Саши и тети Светы. У них довольно просторная хата, и они уезжают на выходные на лыжную базу. Я так-то их знаю немного, все в одном дворе. Года полтора назад они переехали — вот, дай бог памяти моему дебилизму — из Новосибирска, что ли. Короче, по нашим меркам, край географии. Взяли квартирку в ипотеку. Парень у них, Владик, в колледже каком-то учится, невнятный такой пацан, тихушный. Он Риммке троюродным братом приходится, знаю я его так-то немного. Что прикольно — они с Риммкой, ну, вот, одно лицо — голубоглазые кудрявые блондины с тонкой костью. Риммка говорит, у них в роду очень сильный ген этой самой блондинистости. Пробивается на свет в любых сочетаниях и подавляет другие, обычно доминантные, масти. Короче, есть все шансы, что и мы с Риммкой народим голубоглазых блондинчиков. Сам-то я смуглый и волосатый, если что.

В общем, народу на мальчишник собралось порядком. Ключи мне выдали на два дня, и помогать нам оставили Владика. Честно говоря, я не знал, как без баб-то справимся со всей этой закуской-нарезкой. Но Владик выручал просто идеально. Всю дорогу крутился чего-то на кухне, приносил-подавал-уносил, спрашивал, что нужно еще, терся возле меня с какими-то восторженными глазами. Меня в этом возрасте тоже пёрло во взрослых компаниях от чувства сопричастности, чо.

Да, мужики заказали стриптизершу. Типа, сюрприз. Все бухали, как ненормальные, а она вертелась на столе, и меня эти рожи заставляли деньги ей в трусы пихать. Ничо такая, рыжая, с сиськами, которыми она махала у меня перед носом аж до тошноты. Я, конечно, подумал, что у моей любимки ничуть не хуже, остренькие, крепенькие, упругие. И у меня, блять, тут же встал. Вот, что ты хочешь делай. К тому ж в этот момент позвонила Риммулька, и я слушал, как она пьяненько хихикает в трубку вместе с подружками: «Серё-о-жа-а! Я по тебе соскучилась. Хочешь, приеду? А мы тут с Настькой целуемся! Хи-хи! Она меня тоже замуж зовёт!» Ну, что, вот, блять, делают, а! Знаю я эту Настьку... Впрочем, я отвлекся. Я, конечно, понимал, что Риммка звонит не столько меня подразнить, сколько проконтролировать, она меня, если честно, во как держит! И так тошно стало без нее, что я немедленно напился, даже плохо помню, как все разошлись. Только помню чувство: я — овощ, и домой не доберусь.

— Влад, я тут заночую? — Спросил я у Владика. Это был не вопрос, а утверждение, потому что без вариантов. Помню, что Владик с готовностью закивал, а я брякнулся в одежде на диван и моментально отрубился.

...

Я проснулся от того, что нежная ласковая ручка гладила меня по животу и груди, спускаясь всё ниже. И ощутил мощный стояк. Следующей сладкой мыслью было:

«Риммка приехала!»

Я раскрыл глаза и офонарел. Спросонья не понял даже ничего. На диване рядом со мной сидела Риммка. Четырнадцатилетняя примерно. И какая-то странная. Коротко стриженая, с небольшими завитушками на шее, безвкусно подкрашенная розовой помадой. Широко распахнутые голубые глаза глядели радостно и умоляюще. На ней был коротенький кружевной, выше пупа, пеньюарчик, на ногах — белые чулочки и блестящие босоножки. Между чулочками и пеньюарчиком... торчал безволосый мужской член...

— Блять, Владик!

Я подскочил на диване как ошпаренный.

— Ты чо, охуел?!!! — Чесслово, ничего более умного я в тот момент родить был не в состоянии.

Владик отдернул руку от моего тела, голубые глаза его наполнились слезами, рот искривился.

— Серёжа! Прости, я не удержался! Не презирай меня, да, я такой и очень хочу тебе понравиться! — Голос его был актерски-мелодичным, чисто драмтеатр.

Я хлопал глазами, не всасывая.

— Римма сегодня далеко. Я подумал: вдруг тебе одиноко? А ты мне уже очень давно нравишься. Сережа, я люблю тебя!

Я все еще тупил спросонок. Ситуация казалась мне нереальной. Может, я еще сплю?

Нифига. Передо мною сидел накрашенный Владик в... каком-то ажурном непотребстве и со слезами на глазах, томно кривляясь, признавался мне в любви.

Мне, крепкому волосатому парню, без пяти минут женатику...

Я не знаю,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх