Мальчишник

Страница: 3 из 7

удовольствие от мысли, что сейчас натяну эту развратную тварь в задницу как медицинскую перчатку. Мне хотелось доставить ему жесткую боль, яркие, сложные ощущения, чтоб знал, чтоб знал, как совращать нормальных мужиков вроде меня. Чтоб надолго запомнилась сегодняшняя ночь, чтоб жопа не закрывалась неделю и сесть ему не давала. Его счастье, что он успел предварительно намазать свой зад гелевой смазкой, которая уже слегка стерлась. Одной рукой он протянул мне тюбик с новой порцией геля, но я резким движением отшвырнул его и, сжав одной рукой беленькую шейку с завитками, другой направил раздувшийся член в презервативе в тугую дырку, надавливая изо всех сил, наваливаясь всем весом, ввинчиваясь, впиливаясь в узкую жопу. Член прошёл на удивление легко, видимо, этот извращенец растрахал свою задницу какими-то приспособами. Ффу... Думать об этом не хотелось. Предпочитаю живую горячую плоть. Вваахх!! Я впихнулся по самые яйца. Вот, бля, где счастье, оказывается! Узкий проход принял мой член в свои тесные объятья, затягивая, словно в воронку смерча. Я зажмурился — аж сердце зашлось, — такие яркие были ощущения. Главное — реакция моего шлюшонка. Когда мой толстый ствол раздвинул его задницу, он почти завизжал от избытка ощущений, захлебнулся слюнями и воздухом.

— Ай!... Ай! Ой, Се=рё-жа-а-а! — Глаза его закатились, он вот-вот готов был хлопнуться в обморок, шатаясь на подгибающихся коленках. Я прижался изо всех сил, сжимая его зад и зажмуриваясь, натягивая до упора, наваливаясь всей тяжестью, словно хотел проделать в нем новую дыру, словно выжимая, выдавливая из него новые звуки страдальчески-счастливых воплей болезненного наслаждения. Мои яйца накрыли его маленькие поджатые причиндалы. Ощущение было горячее, мощное и целенаправленно развратное. Мы оба знали, чего хотели и получали это друг от друга. Я стал, двигая бедрами, размеренно долбить его тесную дырку. Дырка засасывала меня. Она была живая, алчущая, развратная, трепетная. С каждой моей фрикцией, с каждым толчком сучонок протяжно развратно стонал, кусая губы, прогибаясь всё ниже под моим напором. Чувствовалось, что ему конкретно снесло крышу этим долгожданным сексом. Я тоже ловил кайф, всё ускоряясь, вовлекаясь вслед за ним в круговорот бешеной страсти. Стоны Владика превратились в один бесконечный протяжный вопль, и тут его подпрыгивающий, шлёпающийся о живот член забрызгал тоненькими струйками, поливая ламинат под нами. Очко его стало дергаться и сокращаться вслед за членом, и я почувствовал свой оргазм на подходе. Ненавижу кончать в презерватив и потом узлом завязывать свою живительную субстанцию перед броском в мусорку. Я вышел из растраханной задницы. Зрелище меня заворожило: внушительная дыра, равная диаметру моего вполне приличного члена зияла кратером вулкана, так же ощутимо дыша и дымясь раскаленным входом. Не хватало извергающейся лавы. Сейчас будет. Я с облегчением стащил растянутый и чудом живой презерватив, от души врезал Владику ладонью по попе, оставляя отчетливый алый след на нежной коже. Владик все еще вздрагивал и достанывал в оргазме, разъезжаясь коленками в луже собственной спермы.

— Жопу выше! — Скомандовал я, взяв в руку готовый к канонаде член, зажмурившись, передернул несколько раз, медитируя на дышащую дыру. В этот момент упершийся лбом в пол тварёныш обернулся, блядская улыбка наслаждения осветила его лицо, он посмотрел мне в глаза и влажным розовым язычком развратно обвел пересохшие губы. Это была настоящая маленькая шлюшка с обкончанной писькой. Что-то лопнуло в мозгу как мыльный пузырь, и горячая, густая белая лава брызгами и сгустками стала выстреливать из члена, скручивая меня судорогами наслаждения.

— Сссукккаааа!!! — простонал я, одной рукой сжимая выкручивающий меня член, другой размазывая сперму по белой заднице, загоняя в разверстую дырку то, что туда не попало. Вот и волны лавы в жерле вулканической задницы. Великолепнейшее зрелище! Я отвалился, чуть живой, обессиленный сильнейшим оргазмом, сел на пол, прислонившись к дивану. Владик обернулся ко мне, счастливый и томный, словно удовлетворенная женщина. Он даже было потянулся поцеловать меня в губы, но я грубовато-лениво оттолкнул его. Этого еще не хватало:

— Вылижи, шлюшка! — Я взял его за волосы, ткнул лицом в усталый член.

Владик с готовностью вылизал все закоулки моих гениталий, даря ощущение легкой щекотки и прохлады. Я даже с благодарностью потрепал его по щеке. Времени на часах, кстати, было прилично. Надо поспать.

— Убери тут все и вали в свою комнату! — приказал я, заваливаясь на диван без сил и с безвольным удовольствием глядя, как моя обкончанная шлюшка суетится с ведром и шваброй, низко нагибаясь в своем коротком пеньюаре, демонстрируя неплотно закрытую заднюю дырку, залитую моей спермой. Подтерев следы полового разврата, он удалился в ванную. Я прикрыл глаза в полудреме, и тут тишину ночной квартиры разорвал звонок. Бля! Кто-то сейчас придет и спалит нас! Я не мог позволить Владику в таком виде открывать дверь, поэтому в одну секунду голышом впрыгнул в джинсы и, застегивая на ходу замок, поскакал в прихожую.

— Кто там? — Осторожно спросил я, заглядывая в глазок.

— Милый, это ты? — На площадке стояла... Риммка.

Ошарашенный, я, не раздумывая, открыл дверь.

— Сережка! Я так соскучилась! Я же говорила, что приеду! — Моя любимка кинулась мне на шею, впечатавшись в меня нежным горячим телом в коротеньком черном платье. Ножки оголились почти до трусиков, алые туфельки мелькнули в воздухе — моя дышащая алкоголем, влюбленностью и возбуждением кудрявая блондинка повисла у меня на шее.

— Я это... уже спал... — Я демонстративно протирал глаза. На самом деле, я был несказанно рад своей Риммке. Но в другой бы ситуации. Но теперь... Я не знал, как себя вести и что делать.

— Я тоже эротические истории sexytales очень соскучился! — Честно признался я, нежно целуя свою красавицу в розовые, пахнущие ликером губки. Я поднял ее на руки и закружил. Мы были самой счастливой парой на свете — я и Риммулька!

— Кхмм! — Мы обернулись и замерли. На пороге ванной стоял ухмыляющийся Владик. В развратном пеньюарчике, чулках, босоножках, с размазанным по лицу крикливым макияжем, заваленным на бок членом и подтекающей по ляжкам спермой... Он в упор вперился в Риммку. На губах его играла торжествующая ухмылка. Он оправил член, собрал пальцем сперму с ляжек и, глядя прямо в глаза своей сестренке, отправил густую субстанцию в рот, демонстративно облизываясь.

— Добрый вечер, Римма! — Смиренно сказал он, словно они случайно встретились в метро. — Как поживаешь? — Взгляд его был торжествующе-дерзким. Меня словно холодной водой обдало. Я затаил дыхание и хотел умереть в эту минуту.

Любимка вывернулась из моих объятий и, по очереди взглядывая на нас, задумчиво переваривала увиденное. Изумленное было, лицо ее прояснилось, она понимающе покивала головой:

— Ах, вон оно что, бляденыш! Тебе было мало всего, ты уже и до моего жениха добрался! — Она подошла к торжествующему Владику. Он стоял с гордо понятой головой, на губах его играла дурацкая заносчивая улыбка. — Сережа, Сережа! — Она повернулась ко мне, качая головой. — Да знаешь ли ты, с кем связался! Это же конченый извращенец! Да, Владик? — Она повернулась к любимому братишке с презрительной гримасой. Владик чуть помрачнел, но все еще гордо держал голову. — Сережа, его же с детства постоянно палили, он вечно за кем-то подглядывал: за девчонками, за парнями, лип ко всем до отвращения. Потом однажды его старшеклассники отловили и выебли за гаражами группой. С тех пор этот придурок и сам не знает, чего хочет! Зато, прославился на весь Томск (кажется, она именно так и сказала). Родители увезли этот позор семьи подальше, в другой город, но он и здесь никак не успокоится, да, сучонок? Давно тебя всем миром не лупили до синяков и не трахали до потери пульса? Соскучился, говнюк позорный?

Риммка заводилась всё сильнее, она поливала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх