Мальчишник

Страница: 5 из 7

резким движением, неожиданно для него, стянул руки Владика за спиной, практически сомкнув его лопатки и локти.

— Работай, сучонок! — Я отвесил ему пару тяжелых пощечин. Владик тяжело дышал, из глаз его текли слезы, возбуждение его зашкаливало. Он дико мечтал кончить, но я ему не позволял. С трудом переведя дух, он снова приступил к своей почетной обязанности — возбуждающе дразнить далеко высунутым языком Риммкину пиздюшку в то время, как я, вернувшись в прежнюю позу, отчаянно трахал в ее любимом стиле: дробно, с оттяжечкой, шлёпая яйцами по промежности. Любимка, подгоняемая моей безудержной долбёжкой, стала сгибаться и вопить:

— Се-ре-жень-ка, е-ще!

Риммочка дергалась между нами, то подставляя мне гудящее наслаждением влагалище, то подаваясь бедрами вперед, к жестокому язычку Владика.

В какой-то момент она в экстазе вдавила клитор в его мокрое сплющенное лицо, задергалась, тряся грудками, изо рта ее вырвался безумный стон:

— О-у-а-у-а-а-а-!!! Ммма-мммааа!!!

Риммку трясло, как никогда. Словно через нее пропустили высоковольтный разряд. В этот момент я до безумия любил свою девочку, её смелость, плевок в лицо условностям, её безбашенное наслаждение озорством нашей дружной троечки. Выдав последнюю дугообразную конвульсию, моя любимая вдруг обмякла у меня в руках, её ножки в лаковых туфельках обессиленно вздрогнули:

— Сережа, милый, — счастливо прошептала она, — я так устала! — Прошептала она, откидываясь спиной ко мне на грудь и подставляя счастливое лицо для поцелуя. Как я любил ее в этот момент! По лицу Владика блуждала счастливая улыбка — я чувствовал, что и он любит Риммку в этот момент за то удовольствие, которое сумел ей доставить. И то наслаждение, что получил, лаская ее.

Я нежно поцеловал ее и отпустил. Вывернувшись из моих возбужденных объятий, Римма добрела до дивана и обессиленно свернулась на нем калачиком в по-прежнему задранном платье, созерцая нас с Владиком. Кудряшки ее слиплись на лбу колечками, дыхание потихоньку выравнивалось. Что мне было делать? Я не кончил, а моя малышка была обессилена нашим ярким приключением. Член торчал как палка, блестя соками моей девочки. Владик умоляюще прижался к нему лицом, подаваясь вперед. Терся носом и чуть не плакал. Член смотрел вверх и Владик никак не мог дотянуться до него ртом со связанными за спиной руками. Я вдруг испытал что-то вроде жалости. Взял за вихор и медленно, с чувством, насадил его ртом на член, глубоко уперев в глотку. Владик ощутимо расплылся от наслаждения, напрягая тугое горло. Мой дружок, только что побывавший в мокрой пизденке моей невесты, стал долбить жадное пульсирующую глотку ее развратного братишки. Я умирал от одной мысли, что имею их обоих, они покорны мне, влюблены в меня. Голова Владика болталась с вытаращенными глазами. Он был прекрасен и дико возбужден. Я видел, как он, не имея возможности дрочить руками, попытался подтянуться бедрами к моей ноге и прижаться к ней распаленным членом. Я жестоко отодвинул его. Мне нравилось быть грубым с этой извращенной шлюхой, нравилось указывать ему его место и, похоже, его это тоже сильно возбуждало. Коленки его разъехались, и он стал елозить яйцами по полу, пытаясь хоть как-то загасить возбуждение. Член его вздрагивал, не получая удовлетворения. Риммка с любопытством следила за нами с диванчика, подложив руку под голову. Классно она сегодня его каблуком. Самое интересное, что этот придурок завелся. Похоже, эта свинюшка — поклонник жесткача. И тут мне пришло в голову невообразимое: чуть отступив, я босой ногой крепко прижал возбужденный член и яйца Владика к полу, слегка прокатывая ступнёй. Я злорадно ухмылялся, глядя, как он дергается в экстазе вытаращив глаза со связанными за спиной руками.

— Аааа... Сссукааа!! — Застонал он, запрокинув голову. Возбуждение его достигло апогея, он задергал бедрами, и вдруг член садовым шлангом запульсировал под моей ногой, и горячая скользкая струя щекотно забила в ступню, прижимающую Владиковы причиндалы. Это было похоже на эпилептический припадок. Глаза его были закачены под лоб, на губах пузырилась слюна вожделения, тело дергалось, а член все брызгал и брызгал, наливая лужицу между его ног. Мне горячей волной передалось возбуждение этой маленькой ебливой твари, и, удерживая его затылок одной рукой, я другой направил вздрогнувший член в его кривящийся рот, прихватил двумя пальцами разбухшую головку у основания и, пробитый насквозь оргазмом, стал, зажмурясь, изливать накопившуюся сперму на жадный развратный язык. Оргазм — это иногда так тяжело, прямо, болезненно. Член такой чувствительный, как оголенный нерв. Ммммлляяяааа... Сперма не поместилась в хлебало Владика, потекла по щекам и подбородку, подведенные глаза его размазались еще во время его отлиза Риммке, а сейчас это вообще была какая-то маска грязного клоуна. Но лицо его даже сквозь толстый слой пота, слюны, разводов косметики и моей спермы просвечивало сытым удовольствием воплощенного разврата.

«Эх, ну и шлюха!» — Подумал я с удивлением, тяжело переводя дух. Я дернул за ремень на его запястьях, раскрывая застежку. Дальше сам, не маленький. Я подошел к Риммочке, сел на диван рядом с ней, она положила голову на мое усталое обнаженное бедро и потерлась о него щекой. Мы сидели и смотрели на копошившегося в луже собственной спермы Владика, словно сложившаяся семейная пара на только что принесенного с улицы забавного котенка.

— Ну, надо же, как лихо было! — Задумчиво сказала Римма. — Я и не думала, что этот звездюк такой умелый. Его давно уже никто всерьез не воспринимал. А самое приятное возбуждение было от мысли, что вы оба одинаково сильно меня хотите, каждый по-своему. — Она радостно, засмеялась, изгибаясь спиной, как игривый котенок.

— Я люблю тебя! — Сказал я очень серьезно.

— Я тоже! — Риммулька смеялась, и носик ее морщился. — И люблю трахаться с тобой. Но сегодня — это был сюрприз, конечно. Надеюсь, у вас ничего серьезного?

— Нет, конечно! — Поспешно сказал я. — Один раз в презервативе, клянусь, вообще по-пьяни, он сам меня развел. Знаешь, я спросонок подумал, что это ты, — я засмущался, — вы так на лицо похожи...

— Значит, теперь у тебя две невесты, — засмеялась Риммка. — Одна из них в чулках и с членом.

— Эй, придурок! — Крикнула она Владику. — А ну ползи сюда!

Владик с готовностью двинулся к дивану, подтирая сперму с лица.

— Ты не понял, — рявкнула Риммка. — Я сказала «Ползи»! — Она явно наслаждалась своей доминантной ролью.

Владик моментально опустился на колени и красиво пополз. Ну, просто девять с половиной недель! Риммка была довольна.

— Будешь нашей игрушкой, а? — Озорно спросила Римма, когда Владик уселся у наших ног. — Она потрепала спутанные ангельские кудряшки. Владик благодарно потерся перепачканной щекой о ее руку. — Разнообразишь наш досуг. — Смеялась Римма. — Тебе же все равно, с кем, не так ли? — Она жестко потянула его за волосы, похлопывая по щеке.

— Да-да-да! — Радостно закивал офигевший Владик. — Я готов! Что надо делать?

— Для начала, — жестко вмешался я, — постелить нам с Риммой постель. Мы что, без одеяла будем ночевать?

Владик мухой метнулся к шкафу, доставая постельное белье. Мы с Риммочкой сбегали в ванну освежиться и дружно улеглись в пахнущую свежим бельем постель. Римма устало положила кудрявую головку на моё плечо, а Владик нежно и заботливо накрыл нас одеялом и сидел на краешке кровати не в силах тронуться с места.

— Иди уже к себе, свинёныш! — Римма ласково потрепала его по макушке, засыпая. — Мы все устали.

Владик трепетал от счастья и чувствовалось, готов был вылизать наши пятки за то, что мы приняли его в свою компанию. Он вздохнул и нехотя поплелся в своё мальчишеское логово, выключив по дороге свет. Мы с Риммкой обнялись, как две ложки, вложенные друг в друга, и сладко вырубились.

...

Разбудил меня — здрасьте! — член. Он стоял на всю ивановскую, упираясь в прижатую ко мне Риммулькину попку. Риммочка завозилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх