Мальчишник

Страница: 6 из 7

спросонок, выгнулась, так что попка поднялась, подставляя промежность. Нас с хуем долго просить было не надо. Я тут же вошел в нее и стал неторопливо двигаться. Мы практиковали такой полусонный секс на боку, ну, сами знаете, когда глаза открывать лень. Постепенно сонная Риммочка стала расходиться и постанывать. Я окончательно проснулся и прошептал ей на ушко: «Раком вставай!»

Риммочка послушно встала в позу лицом к краю дивана, опираясь на локотки, раздвигая коленки. Я пристроился сзади и начал долбить похлюпывающую вагинку, возбуждаясь все сильнее от ее ритмичных нежных стонов. Захотелось посмотреть на ее вздрагивающее тело. Я нашарил позади себя на стене кнопку ночника. Интимный свет подслеповато осветил комнату. Ёбаный конь! Я вздрогнул: в углу за шкафом напротив нас самозабавенно дрочил Владик. У меня чуть стояк не обрушился. Блять! Да оставит ли он нас когда-нибудь в покое. У нас тут, можно сказать, семейный секс.

Однако, Риммочка, похоже, думала иначе. С новой силой насаживая пиздюшку на мой член, простонала:

— Маалыыш, иди сюда, солнышко! А-а-а! — Она задрожала от моей усиленной долбежки. Я не мог ей этого простить. Владик, сверкая стояком, подошел к нам, опустился на колени, заглядывая в лицо Риммочке, словно желая там рассмотреть что-то необычное. Риммочкино лицо кривилось от яростной долбежки — это я старался донести до нее, что нам вряд ли нужен кто-то третий. Глаза Владика налились нежностью, он взял за подбородок почти рыдающую Риммочку и нежно поцеловал вздрагивающие губы долгим, тихим поцелуем, словно жалея, успокаивая и возбуждая одновременно. Двумя пальцами он задумчиво трогал Риммины сосочки. В этом действии было столько нежности, что я даже как-то напрягся. А Владик вдруг выпрямился, и его чисто выбритые гениталии закачались прямо перед лицом Риммочки, которая немедленно высунув язычок, стала шаловливо пытаться дотянуться до них.

— Э-э! — Сердито протянул я, добавляя жару. Владик ощутимо выбивался из образа. И Риммулька что-то забаловала. — Я кому-то разрешал хулиганить?

— А... я-а-а... ой... хо... чу... — Риммка смеялась сквозь конвульсии. Она поймала-таки губами член Владика и стала посасывать головку. Владик застыл и зажмурился.

Это было уже слишком. Риммка явно напрашивалась на наказание.

Я вытащил из горячей пиздюшки абсолютно мокрый член и, чуть сменив положение, стал вдавливать головку в Риммкин анус. Занятая хуем Владика, она не сразу осознала метаморфозы в нашем положении, а когда поняла и задергалась, сопротивляясь, было уже поздно: я медленно вдавил хуй до половины, не обращая внимания на извивающуюся невесту, издающую вопли негодования.

— Ааааай, Се-ре-жа! Неет! Я не хочууу! — Слезы навернулись на ее глаза, тело сжалось, но меня было уже не остановить.

— Дорогая, — с напряжением сказал я, — став моей женой ты должна будешь хотеть то, что я тебе скажу. Так что, привыкай! — С этими словами я вдавил член до упора, жёстко раздвинув шелковистые, округлые Риммкины булки.

Риммка продолжала дергаться и ругаться, впрочем, постепенно затихая — я достаточно жестко ее зафиксировал, держа за бедра, давая время успокоиться.

— Римма! — Сказал я чуть ли не официальным тоном. — Мне неудобно тебя ебать. Замри пожалуйста! — И шлепнул по попе.

И тут такой же звонкий шлепок обжег Риммкину щёку — это Владик помогал мне, как умел. Скользнув по мне взглядом, он до упора вставил торчащий член в испуганно открывшийся рот моей невесты, зафиксировав голову. Риммка обескураженно застыла, насаженная на два члена. Станок был готов. Мы переглянулись и взяли один дружный неспешный темп.

Это был какой-то совсем другой Владик. Ушла куда-то истеричная шлюшка. На ее месте появился универсальный секс-партнер, расслабленный, уверенный в себе, точно знающий, как получить и дать наслаждение.

Риммка вздрагивала между нами, как сливочный пудинг, когда мы, разогревшись, усилили темп. Туго мычащий рот ее по самые яйца был забит хуем Владика, который, кажется, впал в очередной экстаз. Зажмурившись, он ритмично двигал бедрами, придерживая Римму за затылок и, похоже, плохо соображая, что трахает красивую девушку. Он просто купался в ощущениях, ловя их всеми фибрами души и тела. Риммкино тело стало постепенно отзываться и вздрагивать все нежнее и яростнее, мы были одним целым, в воздухе витал тяжелый шлейф страсти. Как все-таки анал меняет восприятие! Я больше не чувствовал нежности к своей девочке, а лишь безотчетное желание растрахивать и затрахивать стонущую плоть. Нн-на, нн-на, нн-наа!!

Первым кончил Владик. Он выгнулся дугой, вытащил мокрый член из Риммкиного рта и обстрелял все ее нежное капризное личико. Струйки спермы потекли по подбородку, Риммка обернулсь на меня умоляюще-беззащитным взглядом, и от этого взгляда я немедленно кончил, пульсируя членом в узкой сопротивляющейся попке. Блаженное ощущение пустоты и растекающегося по телу тепла накрыло меня, когда я созерцал свою обкончанную самочку. Вот, такой она мне и нужна: покорной и дающей. Каждый день. Собственно, неплохая практика воспитания жены «под себя». Я сжал ягодицы своей невесты, с любопытством выдавливая сперму из хорошо протраханной раскрасневшейся дырочки.

— Иди, приведи ее в порядок! — Кивнул я Владику, подталкивая Римму к нему. Они скрылись в ванной, а я чуть не задремал. Но вскоре любопытство взяло верх: что как долго не идут. Я вышел в коридор. Дверь в ванну была приоткрыта, и моему взору предстала чарующая картина: Римма сидела в ванной, а Владик, сильным напором пустив душ, заливал ее открытый рот пенными струями. Римма отфыркивалась, счастливая, размывая руками теплые струи по телу. Владик что-то тихо сказал, и она встала на четвереньки, повернувшись к нему спиной. Владик направил душ прямо в сочащийся спермой анус моей прелестницы. Струи забурлили, вымывая остатки семени, унося его в слив, словно символ преходящести. Риммка крутила попкой — было видно, что струи щекотали промежность. Владик, не убирая душа, нагнулся над Риммой, протянул руку к клитору и начал поигрывать нежной плотью, массируя письку Риммочки душем. В какой-то момент Римма затряслась и взвыла от его ласковых манипуляций. Кайф разлился по всему ее телу. Владик развернул ее, еще вздрагивающую, и нежно поцеловал в губы. Завидев меня, смутился, схватил полотенце и стал быстро и нежно растирать Риммино хорошенькое тельце. Римма щурилась как котенок в его шустрых, умелых руках.

Владик вытащил Риммку из ванны и передал мне в руки. Я подхватил свою легкую девочку и понес на руках в спальню. Я любил ее сейчас больше жизни.

— Влад, иди к себе, — пробормотал я, снова укладываясь под одеяло. Риммулечка ткнулась носом в мое плечо и закинула на меня ногу.

— Сережа, можно я у вас в ногах посплю? — Умоляюще протянул Владик.

— Да, фиг с тобой, спи! — Я уже проваливался в сон, чувствуя, как мои ступни упираются во что-то теплое, мягкое и с пульсом...

...

Проснулись мы к полудню от запаха кофе и звяканья чашек. Лениво пообнимались, потискались и нехотя выползли на кухню, помятые. Вся посуда была чисто перемыта, следы вчерашней пьянки нейтрализованы. Владик в обычных джинсиках на худенькой попке и в сером джемпере допивал утренний кофе. В нем не было ни на йоту признаков вчерашней бурной ночи. Бледненький (не кормили его, что ли, витаминами в этом Мурманске), малозаметный, совершенно никакой. Даже не верилось, что это существо вчера яростно долбилось в задницу и, трясясь от вожделения, вылизывало туфельки своей сестры. Обычный студентик, каких тысячи мотаются с сумками наперевес из колледжей и академий.

— Доброе утро! — Вставая из-за стола, сказал Владик так буднично, словно мы все встретились на библиотечном абонементе. — Пожалуйста, кофе на плите, бутерброды на столе, родители будут вечером. Постельное белье кинете в стиральную машинку. На ключ закрывать не надо, просто захлопните. Извините, мне пора!

Он быстро влез в куртку, завязал шнурки на кроссовках, разогнулся ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх