Орел, решка и «Завтрак на траве»

Страница: 1 из 6

***

Арина.

Тишину нарушил звонок в дверь. Что-то Ромашка сегодня рано. Он сегодня не в рейсе, на ремонте, до конца рабочего дня еще пара часов, а он уже тут, как тут. Надо встречать.

Я положила ложку, которой помешивала суп, и пошла открывать. Но на пороге оказался совсем не муж, в дверях с рюкзаком на плече стоял и улыбался Олег, друг мужа с самого раннего детства. Я младше их на два года, и сколько себя помню, они были всегда вместе. Во дворе их даже звали братьями, и не только потому, что они были очень похожи, но об этом позже.

Перед самой нашей свадьбой с Ромкой, Олег неожиданно уволился с базы, где работал вместе с Ромашкой, и уехал из нашего города куда-то в тундру, не оставив даже координат, где можно было его найти, куда написать, но поговаривали, что на край света — на Таймыр. Вообще-то, мне кажется, что причиной его отъезда была я, но мне самой как-то не хочется в этом признаться.

И вот он стоит передо мною, какой-то по-новому чужой, но в то же время и близкий, как будто этих пяти лет и не пролетало.

— Вот уж кого я не ожидала, так не ожидала. Что стоишь? Проходи! А я, было, думаю Ромашка, — пригласила его зайти, — Ты один? С семьей? Когда приехал? — закрывая за ним дверь, продолжала заваливать его вопросами.

— Один. Какая семья? Так, говоришь, нет Ромео? Когда вернется? — он поставил рюкзак, разулся, и скинул брезентовую куртку, которая, явно, была лишней по нынешней жаре.

— Часа через два будет. Пойдем на кухню, я ужин стряпаю. Подождешь? Заодно расскажешь куда потерялся.

Мы устроились на кухне. Говорил он мало, больше слушал, что рассказывала я. Сидел и разглядывал меня, не отводя взгляда. Вот за такой беседой время пролетело, вернулся и муж.

Они обнялись, постояли, посмотрели друг на друга. Ромашка поставил на стол бутылку в честь гостя, а я стала кормить мужиков

***

Роман.

— Возвращение блудного сына. Ну, ты вымахал, спортсмен что ли? — мышцы Олежки стали, как каменные, когда он обнял меня, я думал, раздавит.

— Да нет, какой спорт, работа. Я у геологоразведчиков. На техничке. Приходится вот, и руками... — объяснил он, а сам все бросал острые взгляды на Аринку, которая не столько ела, сколько в металась в коротком халатике от плиты к столу.

Мы не спеша жевали, не забывая отмечать повод.

Олег скупо рассказывал о себе, о том, что так и не женился, о том, о работе, что техника у них быстро умирает, и его прислали сюда встретить перегонщиков, погрузить машины на пароход, который в конце лета доставит их порт Хатангу где-то у моря Лаптевых. Заодно здесь же хотел бы отгулять свой отпуск, соскучился по родному городу.

— А вы как? — интересовался Олежка, — Я думал, что уже детворы полон дом, никак не завели еще? — выпив, он все более откровенно разглядывал ладную фигурку моей супруги, не сводя с нее глаз.

— Не завели. Аринка училась. Хотелось встать на ноги. Но, наверное, пора, — успокоил его я, — А ты-то чего сорвался, даже на свадьбу не пришел. Мы за тобой заехали, а тебя и Митька прял, сказали, что ты с рюкзаком на вокзал сорвался, работу бросил. А еще друг называется.

Он промолчал, видимо, на эту тему делиться не хотелось.

Мы еще посидели. Олег пошел искупаться с дороги, жена наладила ему постель на диване в зале и стала собираться на работу, сегодня ей в ночную смену. Когда она ушла, я начал переворачивать странички свой памяти.

По большому счету, друг уехал из-за меня. Это я, вернувшись с армии, отбил у него подругу, с которой он жил без малого год. И повел ее в ЗАГС. А виновата все «орешка», монета, екатерининский пятак, который мы выменяли у соседских пацанов, когда еще сами бегали в коротких штанишках...

***

Олег.

«Хороша водичка! Только зачем столько флаконов? Куда лучше обычное, хозяйственное. То ли дело. Помнится, тетя Катя нас с Ромашкой сразу сюда загоняла с прогулки, хозяйственное мыло вмиг смывало с нас все следы подвигов. Редко, когда чистыми возвращались. А теперь и дома моего нет, снесли деревяшку. А Аринка стала еще краше. Из той голенастой девчушки, которая бегала с нами по стройке, сверкая беленькими трусиками, созрела такая прелесть. Зря я тогда достал эту «орешку»... А какая была битка. Мы для нее свинец от аккумуляторов собирали, Ромка даже отцовские грузила туда пустил. И вот эту свинчатку у нас выменяли на царский медный пятак с двуглавой птицей и вензелем, чем-то похожим на восьмерку с обратной стороны. Орел и решка трансформировались в «орешку», и стала она нашим главным мерилом жребия.

Чтоб не путаться, мы связали стороны монеты с нашими именами: решка досталась Ромашке, а орел мне, так как мое имя тоже было с буквы «о».

Кто же виноват, что мне выпало служить два года, попасть на границу, а Ромка вернулся на год позже бравым моряком? Не надо было подкидывать «орешку».

Но банька все же лучше. Никакая ванна не сравнится с доброй парилкой.

Ведь я почти целый год жил с Ариной. Тянул время, ждал Ромашку из армии, не хотел свадьбу без него играть. А он тоже голову потерял от Аринки. Бросок монетки решил выбор в его пользу. Я должен был отступиться...

Ладно, надо споласкиваться, да и честь знать. Ромке надо выспаться, ему еще рано утром на работу. Каким там полотенцем, говорили, вытираться?»

***

Арина.

«Интересно, где он сейчас? Появился внезапно, ворвался, как ветер, переночевал и, даже не дождавшись, когда я вернусь со смены, исчез и неделю уже носа не показывает. Ромка говорит, что носится по городу, бумаги оформляет, обещался зайти. И где остановился? Мог бы у нас, не потеснил бы».

Я пошла на балкон и в комнате чуть не упала, наткнувшись на большой брезентовый тюк.

— Рома! А что это за багаж? В комнату не зайти.

— Палатка. У ребят на базе взял, хотим на пикничок сгонять на выходные, да рыбки половить. Не помнишь, куда я удочки спрятал? А я в гараж за мангалом, ничего не надо захватить?

— На балконе посмотри свои удочки. Картошка кончилась. Да прихвати баночку грибов. Скоро уже свежие полезут, хранить их нечего, — распорядилась я. Муж взял сумку и выскочил из дома.

Как бес вселился в мужа. Тысячу лет не доставал снасти. Отдыхали, в основном, на даче, может пару раз съездили на юг.

А у меня отпуск горит. Если Нинка не выйдет с больничного, график передвинут.

«И почему он после прихода Ромки из армии так охладел? Как подменили. Стал избегать, а если встречались, замыкался, всегда искал повод, чтоб уйти. Какая кошка дорогу перебежала? Зато Ромка усилил натиск. Проходу не давал. Чуть ли не силой затащил в ЗАГС заявление подавать. Но никого кроме Олежки не хотел видеть свидетелем. А тот сорвался в тундру. Вот и пойми их».

***

Роман.

В прихожей раздалась трель звонка. Я встал открыть, чтоб не разбудить Аринку. Олег со своим рюкзаком вошел в квартиру.

— Все! Погрузил. По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там! А ты, смотрю, готов? А теперь новости похуже: Димка не поедет, ему жена запретила, Андрюха тоже в отказ пошел, остались только самые стойкие: ты да я, да мы с тобой. Ничего, зато вся рыба будет наша. Место нетронутое, отвечаю. Далековато, но народом не истоптано, — Олег был в приподнятом настроении.

Это он решил организовать культурное мероприятие, решив совместить встречу с друзьями с рыбалкой, чтоб посидеть у костра, повспоминать юность. Но не так оказалось просто. Пацаны с энтузиазмом приняли предложение, даже уговаривали поехать меня. И вот, когда я сдался и согласился, сами сошли с дистанции. Но не отказывать же тоже?

Тем более что я свободная птица — Барин, как мы зовем директора базы, лучший друг отца, когда узнал, что Олег вернулся, дал отгулы, но с условием, что я приложу все усилия, чтобы уговорить его вернуться на базу.

— Зато нет худа без добра. Была проблема в машину все запихать, а теперь места, хоть отбавляй, и на попутчиц тоже хватит, — я решил подсластить горечь от отказа парней ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх