Орел, решка и «Завтрак на траве»

Страница: 2 из 6

составить компанию.

— Так может, Арину с собой возьмем? Что она одна дома? А так хоть свежим воздухом подышит. Ушицы похлебает, так тут не делают, — Олежка кивнул головой на появившуюся на пороге спальни жену, стоящую в полупрозрачной комбинации, и взглянул на меня, проверяя реакцию.

Увидев гостя, Аринка снова скрылась, переодеваясь.

— Как там твоя Нинка? Чем дышит? — я крикнул в спальню.

— Жить будет, — отозвалась жена, — Сегодня вышла на смену. Ой, забыла похвастаться, пред вами отпускница! — она вышла к нам уже в платье, — Хоть сейчас на курорт. Какое море подходит к моим глазам?

— Баренцево, южный берег, — съязвил я, — На Ясное озеро не хочешь с нами? Есть вакантные места.

— Хочу! Но мне собраться надо.

— Двадцать минут на сборы. Время пошло! — скомандовал я, — А мы пошли грузиться.

***

Арина.

«Как это по-мужски. Сами три дня собираются, то того у них нет, то другого, и по магазинам бегали, и у друзей просили, а теперь и вообще отряд потерял половину своего состава, Боливар не вынес тех двоих. А мне двадцать минут. И потом будут обвинять, что долго копаюсь. Купальник надо взять, озеро все-таки».

— Ром, какой купальник лучше, голубой или белый? — муж как раз зашел в комнату за палаткой.

— Любой. Не по подиуму ходить, если только косуля какая оценит. Люди там редко появляются.

— Я приложила лифчики обоих купальников к груди, обернувшись к зеркалу.

— Белый почти прозрачный, а голубой очень открытый. Ну, Ром? — мне нужен был его выбор.

— Бери оба! — отрезал он, взвалил на плечо палатку и вышел из квартиры.

Срочно обменяю женскую необходимость переживать из-за всяких деталей на мужскую способность забивать на все и не париться.

С кухни раздался голос Олега:

— В сумке продукты? Можно брать?

Ой, я же еще не все успела. Сейчас еще шашлык сверху брякнет, маринадом зальет. Я бросила купальники в сторону и поспешила на кухню.

Мы собрали приготовленные продукты, уложив их так, чтобы ничего не помялось, не разбилось, не перевернулось при транспортировке. Олег унес сумку, а я зашла в ванную, чтоб взять кой какие кремы, мыльные принадлежности и полотенца. Вроде всё, кажется, ничего не забыла. Не на месяц едем, если что — переживем. Я схватила свою сумочку.

Последним штрихом Ромка взял гитару, и, когда мы вышли, запер дверь.

***

Олег.

Все готово, можно ехать, я осмотрел машину и захлопнул багажник. У Ромки не получилось пристроить гитару на заднем сидении, поэтому он сунул ее стоя на переднее пассажирское, так она занимала меньше места.

— Кто поведет машину? — он крутил ключи в руке, — Дорогу знаешь?

— Мне егерь глобус подробный нарисовал. Не заблудимся. После отворотки верст сорок по грунтовке, главное, в заповедник не залезть. А за ним и озеро, — я полез в карман за схемой, вытащив ее вместе с «орешкой». Увидев ее, Ромка схватил монету, с ногтя подкинув вверх.

— За рулем... — он поймал вертящийся кружок металла двумя руками, и когда разнял ладони, мы увидели вензель Екатерины II, подвел итог, — ... машину не обманешь, показывай дорогу, Иван с усами, прокачу с ветерком, — и кинул «орешку» мне. Я сунул монету обратно, в нагрудный карман.

Он сел за баранку отцовской «Волги» доставшейся ему по наследству, завел двигатель. Я нырнул на заднее сиденье, где уже сидела Арина. Сумка с продуктами занимала достаточно места, пришлось прижаться к девушке, чтоб захлопнуть дверцу. «Двадцатьчетверка» тронулась.

***

Арина.

«Орешка». Я почти о ней забыла. Я думала, и они давно забыли детские игры. Ребячество совсем не выветрилось. Я же помнила эту «орешку» давно-давно, сколько себя знаю. Это был Высший суд, когда надо выяснить выбор, будь это обязанность идти что-то делать неприятное или, наоборот, возможность показать геройство. Сколько раз я видела, как вроде бы обычный бросок монеты давал одному из них шанс, а второму приходилось уходить в тень. И они всегда свято соблюдали это свое правило. Всегда...»

ВСЕГДА!!! И тут меня озарило, как будто током ударило. «Одному шанс, второму тень».

«Как же я раньше не догадалась? Вот же паразиты! А я голову ломаю над загадкой судьбы. Они же на меня «орешку» кинули. И выпала РЕШКА!

Отсюда и Ромка в моей жизни. Ничего другого не придумали, сволочи, как разрубить узел... монетой! И Олег, как проигравший, отступился, вот почему он стал меня избегать, чем дал шанс Ромке довести меня до ЗАГСа. Потому и в Сибирь сбежал, чтоб не быть на свадьбе.

А ведь именно Олег стал моим первым мужчиной, открыл во мне женщину. Баловал меня подарками, привозимыми из очередного рейса... А потом вернулся Рома в ладной форме военного моряка. С ленточками на бескозырке почти до самого пояса. Девчата визжали по нему, а он видел только меня. Но с Ромкой не так, Ромке огня не хватает. Нет полета, Ромка быстрее выдыхается...

Гады! Я им покажу! Интересно, кто из них предложил кинуть монету? Олег? Нет, я думаю, все же, Ромка. Или Олег?»

Я взглянула на Олега, и он поймал мой взгляд. Мне показалось, он прочитал мои мысли, а я оказалась права, было все именно так. Олег отвернулся, глядя в окно, я стала глядеть в другое окошко, рассматривая пролетающий пейзаж и размышляя над местью.

Скоро меня это утомило. Двигатель гудел ровно, Ромка уверенно вел машину, без каких либо резких движений, вот что значит профессионал. Он и на базу вернулся, где уже работал Олег, сменщиками были...

Меня сморило.

***

Олег.

«Как огнем обожгла. Впечатление, что убить готова. Никогда такой не видел. Неужели Ромка проболтался? И странно, что сразу согласилась поехать...»

Настроение стало портиться.

«Ты бы знала, как тяжело будет видеть тебя рядом? Ведь ты моя по праву. Зря мы это. Надо было сразу свадьбу играть. Нет, дружба превыше всего, без друга какая свадьба? А он сыграл».

Ромка перевернул закончившуюся кассету, музыку почти не слышно, но Ромео что-то подпевает, поглядывая на нас в зеркало заднего вида и держа стрелку спидометра у сотни.

Арина уснула, положив голову на сумку, она изогнулась, подол задрался, приоткрыв на бедре полоску тонких кружевных трусиков. Поправить, значит разбудить. Пусть отдыхает.

«Надо было выкинуть «орешку», не было бы этого жребия. А теперь она жжет сквозь ткань левого нагрудного кармана».

Вот и соседняя область.

— Рома. Через полкилометра после этого знака справа будет наш съезд.

Машина, проехав еще немного, плавно сбросила ход и, слегка качнувшись, нырнула с трассы на грунтовку, спрятавшуюся в густом кустарнике. «Волга» остановилась.

— Зеленая стоянка. Мальчики направо, девочки налево. Можно оправиться и покурить, — Ромка нажал сигнал, разбудив спящую жену.

***

Роман.

Я жевал, не замечая вкуса.

«Что за черт. Ведь постоянно на них смотрел, ни единого слова за всю дорогу не проронили, а как кошка пробежала, оба мрачнее тучи. Может я что упустил?

Или вскрылась старая история? А такую реакцию у нее только такое известие может вызвать. Она же его до сих пор любит. Но откуда ветер подул? Нет, Олег на такую подлость не способен. Он не я. Тогда кто? Ведь когда кидал «орешку», были только вдвоем, уверен, никого не было.

Сама догадалась? Как?

Пять лет безмятежной жизни. Как веревочке не виться, неужели кончик? Вначале почти друга чуть не потерял. А может не почти? Плевать он хотел на предложение Барина. Отдохнет и ищи ветра в поле. И жену потеряю. Или он увезет, или сама уйдет. Чертова «орешка». Какого лешего я предложил подбросить».

Мы поели, надо ехать. Но какая-то тяжесть в левом боку.

— Олег, сядь за руль. Что-то в груди давит. Я к трассе привык, а ты у нас король бездорожья. Покажи стиль Таймыра. Чай, в тундре дороги не чета нашим?

— Есть маленько. Бывает, и Уралы тонут. Поехали. Сороковник остался.

Он собрал остатки еды. Мусор, завернул в газету,...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх