Орел, решка и «Завтрак на траве»

Страница: 4 из 6

только твоя идея, но и мое желание. Спасибо, что озвучила, я не знал, как подступиться, — я поглядел в сторону Олега, тот, поворошив угли, отчего снова вспыхнули язычки пламени, уже удалялся в кустарнике, чтоб поставить донки.

— И когда же мы созрели?

— Там, на отворотке, пока ели, потом долго думал, пока ехали. Это справедливо. Только я не хочу тебя терять... — и он, помахивая топориком, направился в лесок.

***

Роман.

«Пятый постулат Евклида накрылся медным тазиком. Не прав оказался древний грек — прямые пересеклись, причем абсолютно параллельно. Подведем баланс. В итоге задачка с тремя неизвестными: x + y = z. Так, из этой сушины неплохой кол для палатки получится. Как раз подходящего размера ствол, лишнее пустим на дрова. В уравнении три члена. Нет, члена все же два, но это мелочи. В условии надо, чтоб слагаемые стали слагаемыми, а не вычитаемыми и тем более делимыми, от этого и будет зависеть ход решения. Так, что же мы имеем с гу́ся? А с гу́ся мы имеем жиир, господин учитель. Так, и эту можно нести к палатке. Аргумент «зет» все знает, настроен радикально, является заинтересованной стороной. С переменной «икс» тоже все понятно, сама виновата, не возражает, значит, тоже заинтересована. Остается постоянная «игрек». А за нее ручаться не могу. Кто знает, какой фортель может выкинуть. Ведь сорвался же на свой Таймыр. Как бы дров не наломал...»

Я подтащил дровину к открытому участку, и взгляду открылась картинка: моя жена с другом стояли у машины, два обнаженных тела, опершись о капот, сплелись, застыв в долгом поцелуе. «Похоже, задачка складывается». Я постоял, посмотрел... бросил валежину, потом принесу, и, развернувшись, пошел снова в чащу за следующими дарами леса. Прибор, по которому определяют мужчину, стоял, напружинив ствол, хоть передергивай затвор.

***

Олег.

С трудом оторвавшись, я обернулся в сторону леска, туда, куда ушел Ромка. Никого не было видно.

— Не могу я, Аринка, душу ты мне рвешь, я теряю голову, — голова на самом деле шла кругом.

— А я повторяю, я хочу тебя, чудо ты таежное! Я долго тебя ждала.

Я оказывался верить ушам. Нет, мир сошел с ума. Скажи мне это кто в городе, я бы психушку вызвал. Такого оборота я не ожидал.

— Я тоже хочу тебя. Я и приехал, считай, из-за тебя. Но то, что ты предлагаешь — безумие, — но и смотреть на нее без желания было безумием.

Полотенце упало, и ее идеальное тело притягивало к себе и звало. Я не мог от него оторваться. Стройная фигура венчалась небольшой головкой с подобранными в узел темными волосами. Сразу бросалась в глаза упругая крепкая грудь с чуть разведенными в стороны острыми сосками. Пожалуй, в одну ладонь такая грудь уже не поместится. Пять лет назад груди были гораздо меньше. Чуть ниже блестел в солнечных лучах почти плоский живот, оканчивающийся выпуклым холмиком. Лобок был идеально выбрит, но оставлена узкая полоска кудрявых волос, скрывающая вход в сокровищницу. Округлые раздавшиеся бедра плавно переходили в крепкие ровные ноги, икры, я проследил по ним взглядом, в тонущие в песке ступни. Потом снова поднял глаза. Мой конь сорвался с привязи и вскочил, выражая готовность к скачке. Аринка положила руку на разгоряченную плоть, выпирающую под трусами.

— Вот видишь — хочешь. А хочешь, так что тебе мешает? Тебе мало, что я предложила? — она несколько раз погладила красноречивого предателя, — Пойдем?

— Нет, Арина. Как отнесется к этому Роман?

— Что люди скажут, что соседи подумают, как муж отнесется... Ромка-то? Да он спасибо тебе скажет!!!

— Что?!! — я выпучил глаза, — Чиканулись оба? Скажешь тоже... Откуда такое мнение?

— Он сам сказал. Когда я призналась, что хочу тебя.

— Он что, в аварии побывал? Головушкой ударился? Насколько я помню, у него это не наследственное...

— Много ты знаешь... Генеалог. Ты думаешь, почему вы так похожи? Скажи еще, не знал, что Ромкин отец, когда тетя Катя на сносях была, и к твоей матери заглянул на огонек? У вас это фамильное.

— Иди ты!... — я пошатнулся, на миг чуть не потеряв равновесия, ее рука соскользнула с моего органа, — Выходит?..

— И входит, и выходит, что вы братья. Причем кровные. А ты и вправду не знал? О, тундра!!! Да весь двор об этом знает.

Ебическая сила, динамический удар! Мне только этого не хватало.

Нас во дворе звали братьями, но я как-то не связывал с родством, ведь зовут же тремя мушкетерами троих неразлучных друзей, не говорит же, что они на самом деле гвардейцы короля... Я знал, конечно, что моя мать и Ромкин отец работали на одной автобазе, дядя Миша водителем, мама учетчицей, но чтоб такое...

— А Ромка знает?

— Я же говорю: весь двор. Но, оказывается, кроме одного тебя. Или ты считаешь, что твой отец полярник, пропавший в экспедиции? Ты думаешь, почему ты был своим в их семье?

Час от часу не легче. Маленьким я задавал матери вопросы об отце, но потом, став старше, привык, что его не было. И тут такое. Я снова посмотрел в лес. Ромка все не появлялся.

— Пойду я, шашлыки надо готовить. Да и мозги привести в порядок, столько всего, с ума сойти, — мне надо было отвлечься.

— Да, да, конечно, самое время, я тоже займусь, — согласилась Арина, — Ты не будешь возражать, если я твою рубашку накину? Но мое предложение в силе! — добавила она и

пошла к машине.

Я проводил ее взглядом, любуясь крепкими, завораживающими ягодицами.

***

Роман.

«Так, все вроде готово. Арина, уже одетая, копошится у капота, Олег у мангала переворачивает шампуры. Пора перетаскивать все на поляну. Интересно, у них что было или еще не дошло?»

Я набрал охапку веток и вышел на поляну. Увидев меня, Олег поспешил навстречу. Он был мрачен, как хмурое утро, бросал на меня острые взгляды. Мы быстро перетащили дрова к кострищу, расстелили на площадке мох и поставили палатку. Я схватил кусочек мяса с тарелки.

— Вкуснотища! Вот что значит профессионал. Рыбу смотрел? — я посмотрел на подходящего к мангалу Олега с бутылкой в руках.

— Нет еще, собирался проверить, — он уже разжег костер, — Пойдем, глянем.

Он тоже набросил на плечи ветровку, и мы отошли в загубину, где он поставил самоловки. Три из них были распущены, там кто-то сидел. Так и есть, два щукаря и довольно крупный окушок. Ушица будет.

Олег смотрел на меня.

— Ты знал? — спросил он меня, усевшись на берег, и сунул в зубы сигарету.

Он снял с горлышка бутылки стаканы и плеснул коньяку.

— О чем? — я уселся рядом, потянувшись к его пачке, разговор, похоже, назрел. Мы выпили.

— Арина сказала, что твой отец... и моя мама...

— Ты об этом? Тоже мне секрет Полишинеля, Америку открыл. Мне мама еще в классе седьмом, если не в шестом, рассказала. А ты не знал?..

— Понятно, братья, — он налил еще, — Давай, за воссоединение семьи!

Мы еще выпили.

— Еще. Тут Арина... — он замолчал, глядя в пустой стакан.

Играть дурачка было бесполезно. Надо вскрывать карты.

— Предложила тебе переспать с ней. Она сказала тебе, что я не возражаю? — я бросил камешек в воду, глядя на разбегающиеся круги.

— А ты и вправду не возражаешь? — он усмехнулся, — Ты хочешь сказать, что закроешь глаза?

— Наоборот. Как можно шире их открою и буду всячески тебе помогать.

— Ты серьезно? — Олег не скрывал изумления.

— Более чем. И это будет справедливо, я у тебя забрал твоё. Только не увози ее в свою тундру... Тяжело там ей будет, — я с трудом подбирал слова, — А может и сам останешься? Барин ждет тебя. Говорит, вернешься — нулевую иномарку даст, выгодные рейсы...

***

Олег.

«Новая машина, говоришь? Как в душу заглянул.

Не знаю, мне самому кажется, что романтика кончилась. Устал. Нет, это не малодушие, а усталость. Устал от постоянной смены лиц, приезжающих на Север в поисках большой деньги, а потом линяющих от тяжелых условий труда, устал не столько от бездорожья необъятной тундры,...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх