Как раньше

Страница: 2 из 4

блондинку откровенно долбил какой-то смуглый парень, делая своё дело с чувством, с толком, с расстановкой. Судя по выражению лица барышни, её партнёр очень старался. Небольшая грудь тряслась в такт толчкам а ягодицы плющились от ударов. Через некоторое время, видимо устав, парень уложил свою даму на кровать и задрал её ноги повыше, устроившись поудобнее, продолжил действо, раз за разом вколачивая в неё свой поршень. Девушке лишь оставалось лежать и получать удовольствие. Её тело извивалось в руках умелого любовника, демонстрируя уровень получаемого наслаждения и мастерство партнёра.

Это всё, конечно замечательно. Но некоторое однообразие ощущалось, поэтому быстро захотелось чего-то другого. Пришлось копнуть поглубже в моё хранилище непотребного контента. Двери бодмода раскрылись передо мной и, немного подумав, открыл наугад и, пожалуй, остался доволен.
В мониторе показались две красавицы, по-другому и не скажешь, недвусмысленно присоединяя к одной из них довольно реалистичный, но синтетический фаллос. Ах, технологии. Хоть он и был на вид, как настоящий, как с живого снят, но всё-же, говорят, холодный он, но зато позволяет обладателю чувствовать его, как родной. Во времена, когда эта новомодная штуковина только вышла в продажу, сразу чувствовался ажиотаж, особенно среди лесбиянок. А что? Это вам не безжизненная резиновая фигня. Удовольствие для обоих сразу.

Тем временем девки на экране во всю сношались, сопровождая свои движения охами-вздохами, да криками. Было забавно наблюдать за неумелыми движениями ведущей партнёрши. Не знаю кому как, но выглядит это почему-то у всех таких пар, как судорога, нежели полноценные фрикции. Между тем, блестящий фаллос то скрывался в киске, то вновь появлялся. То погружался на всю длину, то полностью выходил. Каждый раз, как брюнетка извлекала свой член, эхом разносился забавный «Чпок». А затем всё по новой. Фрикции, стоны наслаждения и неумолимое приближение конца. Моё приближение в том числе. Я уже был на грани и готов в любой момент выдать качественный залп. Рука задвигалась быстрее и точка невозврата была преодолена именно в тот момент, когда щелкнула поворачивающаяся ручка на двери.

— Саша, пошли банки соста... — мать не успела договорить, выглядывая из-за двери. Я же, в этот момент замер, но продолжал обильно кончать себе на руку. Почему-то в этот момент всё, что я мог делать, так это сидеть без движения с членом в руке, который раз за разом выплевывал всё новые порции спермы. В этот момент моё лицо, пожалуй, выглядело так же, как и мамино: выпученные глаза и раскрытый от удивления рот. Она посмотрела на мой содрогающийся орган, зажатый в руке, перевела взгляд на монитор, а потом вновь на истекающий член.

— Аа... — всё, что мне удалось из себя выдавить.

— Да ничего с ними не случится, с этими банками, потом как-нибудь. — мама, с трудом скрывая волнение, вышла из комнаты и засеменила к себе в спальню, или куда-то ещё.

Когда я пришел в себя, то мысленный вихрь в моей голове не давал мне покоя: «Что теперь, что же сказать, как в глаза то смотреть, может забудет к утру... « и прочая муть, от осмысления которой было ни холодно ни жарко, мешавшая мне убирать следы моей маленькой радости жизни. Единственно верный вариант, который мне показался самым разумным — подождать до утра, а там делать вид, что ничего такого особенного не произошло. С этими мыслями я, собственно, и заснул.

Мать увидел я только к следующему вечеру и вёл себя как можно более непринуждённо. Хотя всё-равно, казалось, что между нами сохраняется какое-то напряжение, но вполне возможно, это было не так, ибо сам ходил в постоянном волнении из-за того, что на эту тему рано или поздно придётся поговорить. Время шло, а наше общение так и не коснулось вчерашних событий, благодаря чему меня отпустили неприятные чувства, на смену которым пришла лёгкость.

Всё вновь стало, как раньше.

— Пойдем банки обратно составим. — сказала мама, загрузив посудомоечную машину и развернувшись ко мне.

— Да, точно, не успели же. — отозвавшись, я вышел из-за стола и поплёлся к кладовке.

Соленья хранились наверху, под потолком, в не самой удачной позиции. Куда-то поудобнее их переставить, как всегда, было просто лень и не хватало времени. У кладовки всегда стояла стремянка, которую в своё время собирались выкинуть соседи, но отец вовремя оказался рядом. Немного переварив и удлинив её, папа пристроил эту стремянку в хозяйство. С ней стало гораздо лучше и, в сравнении со стульями, безопаснее.

— Так, подавай сначала 3-х литровые, потом литровые. — скомандовала мама стоя на стремянке.

Потолки у нас высокие, поэтому на стремянке мы стояли вдвоём. Достаточно было чуть-чуть опустить голову и мамины трусики предстали бы у меня перед глазами, но судьбу испытывать не хотелось. Однако видом её попы я любовался каждый раз, когда она чуть нагибалась вперед, что-бы продвинуть банку по-дальше внутрь. Сарафан просто не мог скрыть её богадств. Ремень на талии, пожалуй, только подчёркивал ширину её бёдер и размер упругой попки. Хотя какая попка. Это была самая натуральная жопа. Та самая, которую всегда хочется похлопать, погладить, прижать к себе по-крепче, помять в руках, ощутив всю ту прекрасную гамму чувств, которую сейчас я мог себе только вообразить.
Пожалуй вигвам на штанах надо как-то скрыть, а то неудобно будет, если заметит.

— Всё, щас литровые будут. — предупредил я снизу маму, облизав пересохшие губы.

— Ага, поняла. Как тебе снизу вид, нравится? — с улыбкой спросила она

— Да тут сарафан болтается, не видно же ничего. — я чуток лукавил.

— А. Так тебе мало? Ну на большее не рассчитывай. — посмеялась мать — Давай там дальше.

Я взял очередную литровую банку и подал. Про то, что ничего не видно, конечно приврал, её попа была во всей красе.

— О, это же яблочный джем. — она удивленно покрутила банку в руках.

Одна из банок оказалась вареньем, а они стояли под соленьями. Что-бы поставить её, мама не стала спускаться, ибо было неудобно, поэтому она просто посильнее прогнулась. Так получилось, что моя голова оказалась внутри сарафана, и прекрасный вид на её черные кружевные трусики был просто божественен. Это были прекрасные стринги, полоска которых умело пряталась между крупными ягодицами, мышцы которых аппетитно напряглись, удерживая тело в неудобной позе. Однако радость была не долгой, мама снова потянулась всем телом внутрь кладовки, пытаясь пристроить банку сладкого но, видимо её ждала неудача.

— Да куда же её поставить, — выдохнула мама и вновь разглядывала полку.

Я тоже выдохнул. Зрелище было довольно волнительное, из-за чего кровь в голову ударила моментально. Да и не только в голову. Парус на штанах был виден невооруженным взглядом, но заметить его мать никак не могла из-за ступенек, что к счастью.

— Та-ак, а что у нас там, — мама спросила сама себя и на этот раз прогнулась только в коленях.

Она сделала это слишком быстро. Так же быстро, как лицо ощутило её упругие ягодицы, а нос свежесть нижего белья. Это была непередаваемая мягкость. Даже несмотря на то, что длилось это всё не так долго, я был доволен. Такого подарка судьбы я просто не ожидал и был готов испачкать трусы прямо сейчас, продлись эти мгновения чуть дольше. Кожей лица я отчётливо ощутил мягкость её ножек и бархтистость попы. Я будто-бы погрузился маленькой частью в рай. Как свежая, качественно взбитая подушка. Лишь на секунду.

— Ой, — тонко вскрикнула мама и одёрнулась.

Бёдра начали подниматься, и вместе с этим послышался хруст разрываемой ткани. В следующую секунду мне на лицо упало нечто твёрдое округлое и теплое, можно даже сказать, жаркое. Я уже представил, чем таким жарким мама могла мне сесть на лицо и вновь был в милиметре от оргазма, прежде чем решил открыть глаза. Посмотреть было на что. Оказалось это порвались трусики и теперь от них осталась только рваная ниточка, зажатая между ягодицами. Перед моими глазами красовались ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх