Крюк инцеста (Тётя). Часть 1

  1. Крюк инцеста (Тётя). Часть 1
  2. Крюк инцеста (Тётя). Часть 2

Страница: 5 из 6

отметины.

Я почувствовал вкус этой женщины! Она изгибалась закатив глаза и приоткрыв рот, издавала звуки наслаждения от того, что с ней делают. Свою тётю, я в буквальном смысле чувствовал у себя на хуе, т. к. центр моего восприятия стал горячо смещаться именно туда и там концентрироваться. Хуй приятно покалывал и пульсировал. Тетина пизда, крепко обжимала мой отросток сладострастия не отпуская его. Перед тем как кончить, я снова взял тётю одной рукой за её хрупкую шею, а второй за грудь и нависая над ней, варварски усилил темп. Тётя попыталась закричать, но лишь закашлялась, т. к. я, более чем нужно, случайно пережал ей горло.

Возникло ни с чем не сравнимое ощущение полнейшего разврата. Здесь, в Турции, тётя разрешает мне себя трахать! Она моя! Я продолжал ритмично впихивать свой член в её пизду. Тётя, бросала на меня короткие взгляды, дабы убедиться что я также наслаждаюсь ею, как и она мной.

— Потрахай вот так, — тётя, прервав меня, встала раком на очень широко раздвинутые колени. Половые губы были разомкнуты и сочились.

— Давай, загоняй! Ты меня раздразнил! — требовала она.

Когда я вставлял, тётя резко приподняла зад и мой член был проглочен. Затем, она стала делать размашистые круговые движения задом и я понял, что кончаю — шмыгнув спермы прямо в пизду!

С этого дня, моя тётя Оля, стала для меня секс-наставницей. Она учила меня трахаться, показывала, что и как делать. Весь материал, закреплялся — практически, мне очень нравилась эта «дисциплина». Все, чем я овладел в сексе — я обязан своей тёте: от философии и элементов техники до полноценных ролевых игр. Тётя обучала меня трахаться грубо — жёстко. Она всегда говорила: «Бабу надо ебать!»

Оставшиеся в Турции дни, мы каждый день занимались «уроками» секса. У меня исчезло всякого рода стеснение, да и тётя уже более уверенно проделывала со мной то, что ей хотелось, смело командуя процессом ебли и реализовывая прежде всего — свои фантазии. Живя в одном номере — мы очень сблизились. Этот способ я взял на вооружение в будущем.

Вернувшись, я знал, что мы теперь с ней, будем трахаться постоянно. С выпускного класса и до третьего курса института, моей первой и единственной женщиной — была моя тётя!!

Как-то я на все лето приехал к ней «погостить». Тетина дочка уехала к бабушке по отцу, а я наврал дома, что поехал к другу в Волгоград. Это были самые лучшие три месяца моей жизни! Я словно перенесся на машине времени в эпоху Нерона, при правлении которого, в Древнем Риме были сброшены все запреты на сексуальные утехи. Там, в другом городе, наедине с тётей, мне были доступны любые помыслы разврата. Она была полностью моей, к тому же, тёте очень нравился секс, когда её трахают на грани насилия. Я на тот момент, кроме грубой ебли, другой не знал — она получила то что хотела. Её просто с ума сводило, что её имеет собственный племянник.

Фактически, мы безвылазно прожили эти три месяца, лишь иногда она выходила за продуктами. Тётя не хотела, чтобы соседи видели, что я маячу у неё все это время. Тем летом, Ольга посадила меня на особую диету, которой я пользуюсь до сих пор. Она каждый день мне делала овощные соки, в основе которых был сельдерей, включила в рацион много петрушки, орехи и мед, а также фрукты содержащие железа. На третий месяц я мог совершать до 2000 фрикций за половой акт, что позволяло мне ебать тётю до безумных криков. У неё угловая квартира и мы делали это в дальней, специально подготовленной для этого, комнате. Пришлось вытащить диван в прихожую, а большую кровать разобрать и собрать в нашей комнате секса, там висело много ковров, которые приглушали тетины крики. Ольга заказала толстые непросвечивающиеся шторы, чтобы мы могли не выключать свет. Тётя не любила заниматься сексом без света, она всегда говорила: «Я не для того крашусь и одеваю чулки, чтобы скрыть это все в темноте!»

На огромной кровати, кроме пары подушек ничего не было. Это был не просто трах с кондачка, а полномасштабная подготовленная программа совращения и ебли. Эта комната для меня была словно Храмом греха! Где совершается самое запретное, что только может быть. Совокупление с родственницей, имело чуть ли ни сакральный характер. Как Содом, где происходит недопустимый разврат. В комнате секса — насилуя тётю, я уничтожал не только своё сознание, но и её, замещая его другим — изменённым, извращенным... больным. Такой подготовленный с пристрастием секс — только добавлял отвественности за содеянное!

Иногда мне казалось, что мы занимаемся чем-то беспредельно страшным! Днём, меня просто порализовывал страх, бросало в панику! Но ближе к вечеру, смотря как тётя совершенно спокойно готовится к тому, что её, снова будут ебать; как она красится в новый вызывающий макияж; как обновляет маникюр и педикюр; как тщательно депилирует ноги и пах, всегда садясь таким образом, чтобы мне были видны её прелести; как выпивает очередной стакан воды с противозачаточной таблеткой; спрашивает меня, какие чулки я буду на неё сегодня надевать, какую причёску ей лучше сделать — все это для неё был как-будто некий ритуал! Видя все это — хуй поднимался и делался твёрдым.

После очередной бурной утехи, перед сном, я спросил её:

— То, что мы делаем это ведь очень плохо?

Тётя повернулась и серьёзно посмотрела на меня.

— Плохо. Но я очень хочу секса... с тобой! Меня это заводит! Понимаешь? Это сильнее меня.

— Но ты же моя тётя! — все не унимался я, и хотел услышать более-менее удовлетворяющий меня ответ. Ответ — который даст мне объяснение: почему я так возбуждаюсь и хочу именно её?

— Тебя ведь тоже заводит это, признайся? Даже не то, что я позволяю тебе с собой проделывать, а именно то, что я твоя — тётя! Это... Это как ебаться... с собственным сыном! Вроде как нельзя, но ты соблазняешься! Заводит? Скажи?!

— Да, — сознался я. И она была права. Я много думал, а что если бы, у меня была возможность: выбрать любую другую бабу, которая будет также исполнять все мои желания? Или же оставить все как есть? Я бы — все оставил как есть!

— Ты сам ответил на свой вопрос, — подытожила тётя и удовлетворенно ложась на подушку, продолжила: — Инцест, это очень сильная и загадочная штука, племянничек...

— Скажи, а если бы у тебя был сын, неужели бы ты...

— Да! — твёрдо сказала она. — Не могу этого обьяснить, но... черт подери — да!

Спали мы с Ольгой тоже вместе, но в другой комнате и на кровати поменьше. Удивительное ощущение: засыпать с родной тётей, видеть её голой, и наслаждаться её телом; пиздой, насаживая на хуй. А ведь это сестра моей мамы! И она даёт себя трахать! Удивительно!

Я любил, когда она кричала. Я одевал ей чулки, ставил тётю раком и, намотав её длинные волосы себе на руку, сильно шлепая по бёдрам и бокам, насиловал её до первых громких стонов. Потом переворачивал на спину и навалившись сверху терзал её пизду, одновременно грубо хлопая по упругим грудям, пока тётя не начинала задыхаясь протяжно орать. Когда крик становился оглушающим я, трахая, гнал её на край кровати. Она опускалась на локти на пол, а коленями оставаясь стоять на краю постели, тем самым выпячивая и выгибая зад. Пизда задиралась кверху. Таким образом, мне было ещё удобнее ебать её. Впившись пальцами в ягодицы и разводя их, я наслаждался зрелищем её раскрытой и растраханной пизды. Пизды моей тёти! Это сладкая, мокрая, красная дырка — манила меня больше всего на свете.

Одним днём, Ольга собиралась в магазин. Одела колготки, юбку, туфли и хотела было выйти, но в коридоре я её остановил. Я взял её за плечи и с силой поставил на колени, молча спустил шорты и поднёс к её губам хуй.

— Что это значит?! — строго спросила она и попыталась встать, но не получилось. Я крепко взял её за волосы.

— Соси!

Тётя стала трепыхаться. Чувствуя вседозволенность, я сильнее сжал её копну волос.

— В нашей игре нет запретов! Вот я и подумал, что хочу чтобы ты сосала! Открывай рот!

Тётя злобно на меня посмотрела, но ...  Читать дальше →

Показать комментарии (38)

Последние рассказы автора

наверх