Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

  1. Хейстак Вилледж. Глава 1: Новый шериф
  2. Хейстак Вилледж. Глава 2: Делайте ваши ставки
  3. Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

Страница: 5 из 14

было его лицо с серыми глазами — его выражение вообще не менялось, застыв в маске холодной вежливости. «Не хватает только сраного монокля и часов на цепочке... Ах, нет, вон они!», думала Джейн, невольно напрягаясь под взглядом этого «денди».

— Вы совершаете чудовищную ошибку. Я Генри Вилкокс, шериф Хейстак Вилледжа, — наконец-то выпалил хозяин дома, сделав над собой усилие. Неплохо для начала.

— В самом деле? — Голос ватажка был просто до безобразия бесцветен. Только что брови чуть приподнялись. — Ну, это просто замечательно, а то я уже начал сомневаться, не ошибся ли я домом. Стало быть, теперь и я должен представиться. Мое имя — Малкольм Фурнье. Полагаю, Вы слышали обо мне?

«Хм-м... Я точно не слышала. Что это за хрен с горы?», подумала Джейн и посмотрела на Генри. По его побледневшему лицу ей стало ясно, что он-то про этого интеллигента слышал. Вообще странно, как Джейн при своем прошлом ремесле упустила этого деятеля из виду. Ибо Малкольм Фурнье вместе с младшим братом Ангусом и бандой сделал себе громкое и мрачное имя. Конфедерат до мозга костей, он остался верен идее даже после поражения Юга, в рядах армии которого они с братом воевали еще юнцами. И жертвами его чудовищных и вопиющих преступлений становились ненавистные северные штаты. Про него говорили: «убийственно вежливый и вежливо убийственный». Костюм с иголочки и манерность стали его визитной карточкой — Малкольм вырос в обеспеченной и благородной семье. Жаль, что на его поступки воспитание никак не влияло. В общем, личностью он был выдающейся, и любой законник на Диком Западе имел его в виду. Поэтому-то у Генри Вилкокса сейчас едва не тряслись поджилки, и Джейн его было никак не понять. Но недаром же говорят: счастье в неведении.

— Ч-что вам от меня надо? Деньги? Я отдам все...

— Тсс... Мы не за деньгами пришли. Нам нужны именно Вы, а точнее, имеющаяся у Вас информация. — Шериф нервно сглотнул, глаза выражали непонимание. — Мне известно, что Вы водите дружбу с одним hombre, Хоакином Мендосой, широко известным в узких кругах как Верзила. И я крайне заинтересован во встрече с ним. Поэтому я спрошу по-хорошему всего один раз: где мне его найти?

«Так это не ограбление? Это допрос? Вот так неожиданность. И кого это, интересно, Генри просят сдать?».

— Я... Я не знаю... Он никогда не говорил об этом... — залепетал шериф, пытаясь выглядеть и звучать как можно более убедительно.

Бандиты насмешливо захмыкали и переглянулись, словно услышали что-то, что уже стало доброй традицией. У Малкольма ни один мускул на лице не шевельнулся. «Он мог бы стать отличным игроком в покер».

— Жаль, очень жаль... О, я смотрю, у Вас тут есть вино. — Тут он посмотрел прямо на Джейн, и она напряглась. — Миссис Вилкокс, будьте так добры, налейте мне бокальчик. Я питаю слабость к этому напитку.

Джейн сперва опешила, посмотрела на Генри и по его лицу поняла, что он разделяет ее чувства. Ее назвали «миссис Вилкокс», ее приняли за его жену! Она уже хотела развеять заблуждение бандитов, но задумалась. С одной стороны, дорогой для допрашиваемого человек может стать рычагом давления, что не есть хорошо. Но с другой стороны, участь совершенно посторонней женщины, если бы таковая здесь оказалась, могла выдаться куда более незавидной. Так что, взвесив все «за» и «против», она решила «побыть» женой шерифа. Генри, похоже, придерживался того же мнения.

Радуясь, что встает с колен, Джейн поднялась и пошла к бутылке. Ее движения были медлительными и аккуратными, частично из-за простыни, частично из-за битого стекла, частично потому, что иногда излишне резкие движения не доводят до добра, если имеешь дело с работниками ножа и топора. Она буквально чувствовала на себе липкие раздевающие взгляды. Уверенность, что по пути ее избавят от единственного элемента гардероба, не покидала ее ни на секунду. Но ее и пальцем не тронули, не проронили ни одного вгоняющего в краску комментария. И это ее немного успокоило. Наполнив бокал, Джейн так же осторожно вернулась к Малкольму, чувствуя себя официанткой вроде Рози Грейс. Мужчина принял из ее рук напиток, опять-таки, безо всякого выражения.

— Благодарю Вас, миссис Вилкокс. Садитесь здесь. — Он показал на место слева от него. Джейн опять занервничала, но ей ничего не оставалось делать, кроме как послушаться, и она снова опустилась на колени. — Замечательно. Теперь кладите голову мне на колено. — Это было еще более странно, но женщина опять подчинилась, успев по лицам бандитов заметить, что такие приказы их лидера их ни капли не удивляют. — Ммм... Вкус винограда санджовезе... Полагаю, это «Брунелло ди Монтальчино»? А Вы разбираетесь в винах, шериф.

Следующую пару минут головорез пил напиток со всей неторопливостью, на которую был способен, как это заведено у сраных гурманов и интеллигентов. Но Джейн заботило другое — одновременно с поглощением алкоголя мужчина гладил ее по волосам, довольно таки ласково. Не нужно было обладать особо развитым воображением, чтобы в голову пришла очевидная аналогия. Это было похоже на то, как преданный пес кладет морду на ногу сидящему в кресле хозяину (особо преданный еще и слюну пустит), а тот чухает голову питомцу и другу. Джейн все это четко себе представляла, и ей это, черт возьми, не нравилось. Минули лихие дни юности, когда она могла испытать сексуальное удовольствие от унижения. Но что она могла сделать? По крайней мере, ее не мучают. Ей оставалось лишь терпеть. И ждать.

Когда вино было допито, Малкольм отдал пустой бокал одному из своих людей. Джейн чувствовала: сейчас начнется новый этап их милой беседы. И она не ошиблась — человек в костюме был полон сюрпризов.

— Фрэнк, — позвал он. Подошел один из головорезов. — Дай мне свой револьвер.

Зачем ему чужой револьвер? Ведь у него есть свой. И что он собирается им делать? Приставить к ее голове? В любом случае, приятного мало. А этот говнюк Генри молчит, хотя Джейн, как и бандитам, казалось, что он соврал.

— Миссис Вилкокс, смотрите сюда. Теперь откройте рот. Ну же, не заставляйте меня помочь Вам это сделать. Вот та-ак...

И с этими словами в рот Джейн вошло дуло старого ушатанного револьвера (женщина не помнила, чтобы когда-нибудь пробовала пороховой нагар на вкус). А затем, заставив ее задрожать категорически противопоказанной сейчас мелкой дрожью, трескуче щелкнул курок. Джейн с удивлением и отвращением понимала, что тихонько, плаксиво мычит, сердце норовило пробить грудную клетку, а дыхание было, как у столетней старушки, пытающейся задуть свечи в торте. Это был далеко не первый раз, когда на нее наставляют оружие, но сейчас она по-настоящему боялась. Взгляд округлившихся глаз был прикован к пальцу, лежащему на спуске, — ниточке, что отделяла ее от мгновенной смерти. А тут еще мучитель подлил масла в огонь.

— Ты так и не починил ударно-спусковой механизм, Фрэнк? Как можно быть таким беспечным? Разве тех непроизвольных выстрелов было мало? — Женщина откровенно застонала, но не шевелилась, словно окаменела. — На чем мы там закончили, шериф? Ах, да, на сеньоре Мендосе. Позвольте, я Вам кое-что поясню. Некоторое время назад Хоакин Мендоса согласился помочь мне в спасении моего брата Ангуса. Опущу детали той ситуации, но он послал своего доверенного человека с важной посылкой. Или, по крайней мере, сказал мне, что пошлет. Так или иначе, ни его человека, ни посылки в нужное время в нужном месте не появилось. И теперь мой брат сидит в тюрьме... Не знаю, почему, но мне врезалось в память имя того человека: Мигель Дельгадо.

Произнесенное имя возопило в мозгу Джейн, словно от движения смычка по струнам. Почему оно казалось ей знакомым? Мигель Дельгадо... Мигель («бла бла бла») Дельгадо... («Ничего личного. Просто бизнес»). И она вспомнила. Она — косвенная причина появления здесь этих головорезов. У нее едва не вырвался истерический смешок.

— Так вот, шериф, сеньор Мендоса подвел меня и моего брата. И он должен за это поплатиться. И я, так или иначе, узнаю от Вас, где ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх