Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

  1. Хейстак Вилледж. Глава 1: Новый шериф
  2. Хейстак Вилледж. Глава 2: Делайте ваши ставки
  3. Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

Страница: 8 из 14

спотыкающаяся, обливающаяся потом и облизывающая пересохшие губы Джейн, чьи руки, к слову, были стянуты в локтях за спиной ремнем, услужливо предоставленным едва не удушенным Ноем, и Барри (им оказался второй из ловкачей, тот, что угрожал ей пушкой), едущий позади нее, аки конвоир, коим он, в сущности, и являлся. По положению солнца Джейн прикинула, что было часа три пополудни, а значит, жара спадет еще не скоро. Но что самое главное, если она не подсуетится, вечерней прохлады ей уже не видать.

— «Мистер»? Ха, ну пусть будет «мистер». Да, выглядишь не очень. Лады, подойди сюды, — проскрипел Барри с кошмарным южным акцентом и остановил коня.

Джейн подошла. Сначала нужно было утолить жажду, потом можно начать раздумывать о спасении своей задницы. Так как руками она воспользоваться не могла, оставался один способ, не новый для нее. Барри открыл флягу и, свесившись, поднес горлышко к ее рту. Джейн стала жадно поглощать живительную влагу. Но эта щедрая душа наклонила посудину слишком сильно, и хорошая порция воды пролилась женщине на ночную рубашку. Ткань моментально промокла и облепила тело, и ее грудь теперь была отчетливо видна. Джейн успела заметить, как изменился в лице ее спутник, как немного сбилось его дыхание. Не похоже было, что он сделал это специально. Впрочем, ее это не волновало. Она напилась и освежилась. А просвечивающаяся одежда... Это вполне могло сыграть ей на руку.

В течение всей «прогулки» Джейн старалась играть роль слабой и глупой женщины. Она понимала, что ее поведение в доме шерифа шло немного вразрез с текущим образом, а за приступ неконтролируемого смеха и вовсе хотела дать себе по лицу. Но ей повезло. Барри был, видимо, не обременен умом, и не заметил в резкой перемене характера ничего странного. И уж точно никак не мог видеть оскал, в котором растягивались потрескавшиеся женские губы. «Я не могу пока пользоваться руками. Но ничто не мешает мне морочить голову».

В какой-то момент, посреди великого нигде, Барри остановил скакуна. Джейн обернулась. На нее смотрело дуло ушатанного шестизарядника.

— Приехали, пупсик. Что ж, приятно было пообщаться, но мне уже пора, — и с этими словами он клацнул взводимым курком. И... В принципе, то, что, произошло дальше, было вполне предсказуемо.

Время «Ч» пришло. Джейн упала на колени и зарыдала. Она боялась, что плакать через силу у нее не получится, но теперь хныкала, как младенец. Из-за слез глаза казались еще больше, от их «щенячьего» взгляда скребло на душе. Перед всадником находилось хрупкое несчастное создание, не выдержавшее всех этих ужасов. И в то же время это была фальшивка, замечательно разыгранное представление, рассчитанное надавить на жалость. И, судя по тому, что она еще дышала, старания возымели плоды.

— Не у-убивайте меня, м-мистер! У-у-умоляю! Не убивайте! Я просто слабая и беспомощная женщина! Я ни-никому ничего не сделала! П-пощадите! Я жить хочу! — запричитала Джейн, заикаясь и шморгая носом. Она действительно выглядела жалко.

В глазах Барри отразилось сомнение. Слова женщины определенно задели его за живое. Теперь у него в душе бушевали противоречивые чувства.

— Срань господня! Ну Вы и концерт выдали, дамочка! И что мне теперь с тобой делать? — без какого-либо задора произнес он. Джейн продолжала жалобно смотреть на него. Вздохнув, он продолжил: — Я ведь не могу тебя просто так отпустить. Если Малкольм узнает... Черт, даже не знаю, что он может сделать. Ничего личного...

— А может быть... — начала Джейн, но осеклась. Она все еще играла.

— Может быть, «что»?

— М-может быть... Я... Я сделаю Вам приятно... Ну, знаете... ртом... — Последнее слово она сказала совсем тихо, опустила глаза и напустила на щеки румянец. Она была в восторге от самой себя.

Что же, сказать, что это предложение заинтересовало головореза, — значило не сказать ничего. Бабенка приглянулась ему с самого начала. Сравнивать ее с салунными шлюхами, которыми приходилось обычно довольствоваться, было греху подобно. В целом милое лицо, кажется, было немного побитым, наверняка, какое-нибудь пьяное мужичье в Хейстак Вилледже сорвало на ней злость. Ночнушка еще не успела высохнуть, и сквозь нее прекрасно просматривалась небольшая, но красивая грудь с остриями сосков. А сама коленопреклоненная поза вызывала стеснение в штанах. Поэтому винить его за то, что он проглотил наживку и надумал ослушаться главаря, было сложно.

— Черт... Разве можно отказаться от такого предложения? — после этого он убрал оружие и, спешившись, направился к словно воспрявшей духом Джейн. — Лады, красавица, если постараешься на славу, от моей руки ты не пострадаешь.

— Спасибо, мистер, спасибо! Я буду стараться! — лепетала Джейн, сияя радостными глазами... и с трудом пытаясь не засмеяться. — Эм... Мистер... Я не могу... без рук... Не могли бы Вы... расстегнуть штаны?

Тут до Барри дошло, что бедняжка не может добраться до его дружка, ведь связанных рук никто не отменял. И ведь попросила не развязать ее, а лишь помочь ей... Сначала ему пришла в голову идея заставить ее стянуть с него штаны зубами, но сразу была отброшена. Он не считал себя извергом и не собирался издеваться над «несчастной» женщиной сверх меры. Без лишних слов он приспустил штаны и предоставил ей на обозрение дурно пахнущий член, уже готовый к бою.

Удивленно похлопав ресницами и изобразив смущение, Джейн медленно приблизила лицо и впустила трепещущую плоть в свой укромный ротик. Услышав, как Барри при этом сделал шумный вдох сквозь стиснутые зубы, она не удивилась: во рту у нее было на редкость сухо. «Взять на заметку: пустыня — последнее место, где следует делать отсос», подумала она, одновременно с минетом принуждая железы выделить всю слюну, что только можно. И результат не заставил себя долго ждать: вся длина ствола, по которой Джейн водила губами и язычком, увлажнилась, и мужчина начал издавать тяжелые вздохи удовольствия. Джейн так увлеклась, что сперва даже забыла, что ей нужно думать совсем о другом.

С одной стороны, вероятность того, что Барри сдержит слово и отпустит ее, не так уж и низка. Он понасаживает ее голову на свой кол, спустит ей в рот, развяжет (возможно) и ускачет восвояси, а она (возможно) добредет до Хейстак Вилледжа. Изможденная, в грязной и потной ночной рубашке и ковбойских сапогах, со следами насилия на теле. С ее репутацией в городе, разве можно желать большего? Вот только было два «но». Первое: она не собиралась полагаться на честное слово головореза. И второе, куда более важное: вся их банда, заимев себе в недруги Джейн МакЭвой, подписала себе смертный приговор.

Поэтому, чтобы иметь больше времени для обдумывания плана, женщина намеренно медлила, тормозила процесс. Пока он не кончит, она вне опасности. К счастью, Барри, видимо, никуда не спешил и не подгонял ее. А Джейн сосала и думала, думала и сосала... Думать над проблемой вроде ее и вместе с этим, причмокивая, ублажать ртом немытый член — та еще задачка. С каждым тычком головки в горло она чувствовала, что оргазм мужчины все ближе и ближе, а идей по-прежнему никаких. Все бы так и кончилось, если бы Барри не запрокинул ее голову, заставив смотреть вверх.

Тут все ясно, он хотел, чтобы она смотрела ему в глаза, многим такое нравится. Но ее взгляд скользнул мимо его головы, в бескрайнее синее небо без единого облачка, и приковался к маленькому птичьему силуэту, рассекающему его просторы. Любой другой человек не разобрал бы ничего, кроме того факта, что это птица. Но зрение Джейн, как и прочие чувства, было превосходным. И когда она опознала птицу, ее сердце забилось чаще от волнения. Это был сапсан.

«А вот и выход из сложившейся ситуации», невесело подумала она... и вдруг, выпустив член изо рта, сгорбилась, почти касаясь лбом земли.

— Эй! Ты чего? Чаво остановилась? Эй! Ты слышишь? Я тебя спрашиваю! Что за фокусы? — кричал недовольный Барри. Он был в паре шагов от того, чтобы кончить (он еще не решил, куда), и теперь его позабытый член болтался,...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх