Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

  1. Хейстак Вилледж. Глава 1: Новый шериф
  2. Хейстак Вилледж. Глава 2: Делайте ваши ставки
  3. Хейстак Вилледж. Глава 3: Соколиная охота

Страница: 9 из 14

как вздернутый в поле негр. Естественно, он был недоволен. — Ты че, оглохла?! А ну, поднимайся!

С этими словами он за волосы поднял ее голову... и замер. С этой женщиной происходило что-то... странное. Еще несколько секунд назад она старательно вылизывала его хозяйство в обмен на свою жизнь, а теперь... Глаза закатились, оставив мутные белки. По подбородку тянулся ручеек слюны и, срываясь, капал ей на грудь. Из носа, оставляя кровавые шлейфы, медленно стекали две крупные капли. Она была словно в трансе, не реагируя ни на крики, ни на тряску, ни на шлепки по щекам. В итоге он пришел к самому «разумному» решению: сделать то, что ему и говорили.

— Я не знаю, что за хрень с тобой творится, но я могу положить конец твоим страданиям, — сказал он, доставая револьвер и взводя курок.

У него не было ни шанса заметить стремительно приближающуюся тень...

Сапсан издал раздосадованный клекот. Он уже довольно долго парил в небе в поисках добычи, и вот она нашлась. Упитанная луговая собачка, замечательное лакомство. Стоит только дотянуться... Но совсем рядом находились два человеческих существа. Самые медленные, но в то же время самые опасные хищники на планете, с маниакальной увлеченностью уничтожающие друг друга. Вот и сейчас самка поедала самца заживо, а он не препятствовал. Возможно, она впрыснула ему нейротоксин. Этот вид определенно болен, и его ждет скорое вымирание. Но, тем не менее, сапсан, как и его собратья, как и почти все другие звери, предпочитали держаться подальше от двуногих зверей. Так что обед придется поискать где-нибудь в другом месте.

Внезапно яркое свечение привлекло внимание птицы. Это сияла самка. Этот свет был очень ярок, от него буквально болели маленькие темно-карие глаза-бусинки, но по какой-то причине отвести от него взгляд не получалось. Сапсан никогда не видел ничего подобного. Человеческие существа не должны так сиять. Как будто птице было мало потрясений, по телу стала разливаться какая-то вялость, словно ей самой впрыснули нейротоксин. Сперва хищник запаниковал, но эта вялость быстро переросла в приятную истому, не мешающую лететь. Это было в высшей степени странно. Но куда страннее было ментальное состояние сапсана. Его мысли стали путаться, наваливаться одна на другую, вовсе пропадать. И одна новая мысль появилась так неожиданно, словно была подкинута кем-то извне. Ее как будто забивали в голову. Идея переросла в убеждение, убеждение — в намерение. А смысл заключался в следующем: двуногий зверь-самец — невероятно привлекательная добыча.

— Эй! Ты чего-его? Чаво остановилась-илась? Эй? Ты слышишь-ышишь? Я тебя спрашиваю-ашиваю? Что за фокусы-кусы? Ты че, оглохла-охла?! А ну, поднимайся-айся!

Самец начал издавать характерные для его вида звуки. Если поражение нейротоксином и было, то его эффект уже прошел. Но сапсана это не пугало. Он был охотником, а двуногий зверь — добычей, и после того свечения появилось необъяснимое чувство превосходства над их видом. Поэтому, сделав круг над человеческими существами, подобрав лучшую позицию (что странно — обычно он этим не заморачивался), сапсан сложил крылья и...

— А-аа-а-а!!!

Истошный крик боли, наверное, было слышно за километр. Птице потребовалось всего секунда, чтобы стрелой разрезать небо и наброситься на ничего не подозревающего Барри и повалить его на землю. Мощные когтистые лапы глубоко впивались в грудь, отчего ткань рубашки мгновенно окрасилась в багровый цвет. Крыльями хищник бил по глазам жертвы, еще больше дезориентируя, а его загнутый клюв оставлял рваные раны по всему лицу. Мужчина мучительно вопил и пытался сбить птицу, но его попытки были тщетны. Сапсан не отпускал свою добычу.

Джейн же потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя. Процесс, как всегда, был ужасен, ей казалось, что ее выворачивает наизнанку. Но она задвинула боль на задний план. Нельзя было мешкать. Она вскочила на ноги и еле на них удержалась, так ее мутило. С трудом сфокусировав зрение, она увидела перед собой крайне нелицеприятную картину. Хищная птица терзала человека, хотя могла убить в первый же момент. «Все просто. Эта честь предоставляется мне», подумала Джейн. Тут она заметила, что в руке у бандита до сих пор находился револьвер. Он еще не выстрелил, но может сделать это в любой момент. Нужно было действовать немедленно.

И тогда Джейн сорвалась с места. Сапсан сразу же улетел. Его мозги уже прояснились, а небольшая паника — лишь побочный эффект. Рука с шестизарядником стала вздыматься в сторону женщины. Но ловкий удар ноги отбросил оружие за пределы досягаемости. На раздумье, что делать дальше, ушла какая-то доля секунды. Стоя над мужчиной, Джейн высоко вскинула ногу, как танцовщица канкана. Такого ночная рубашка не выдержала и разошлась по шву до самой талии. Если бы у Барри еще оставались глаза, он бы мог напоследок увидеть самую сокровенную часть женского тела. Но его время подошло к концу. Нога Джейн, задранная выше головы, с силой опустилась вниз, и шпора с отрывистым тошнотворным звуком вошла в шею мужчины. Он умер мгновенно.

Больше женщина держаться не могла. Ее начало шатать, и она повалилась на землю. Очередной спазм в желудке заставил ее перевернуться на бок, и тотчас на сухую почву хлынула алая от крови рвота. И... все. Уронив голову на землю, она закрыла глаза. Боль отступала. Скоро ее самочувствие вернется в норму, а может быть, и улучшится.

— Тьфу!... Эта штука когда-нибудь меня точно убьет, — пробормотала она, улыбаясь, хотя смешно ей не было.

«Итак... Я жива. Но что мне теперь делать? Ехать в город и рассказать обо всем? Или сделать все самой? Хотя... «. Она резко села. Обаятельная улыбка маньяка-психопата и сумасшедший блеск в глазах украшали ее лицо. «Разве тут нужно вообще над чем-то думать?».

* * *

— Готово... Ну вот, разве это было так сложно, шериф? — поинтересовался Малкольм, пряча пачку бумаг во внутренний карман пиджака.

— Нет... — буркнул тот в ответ, чувствуя, что должен сказать хоть что-нибудь.

Было нанесено несколько меток на карту, пара листов бумаги была исписана разного рода заметками, ориентирами, советами и прочим. Все это должно было помочь найти Хоакина Мендосу, чего ватажок бандитов так страстно желал. На все это конспектирование ушло всего с десяток минут, так что, технически, в этом действительно не было ничего сложного.

В воздухе чувствовалась атмосфера облегчения. Вторженцы получили то, за чем пришли. Тереза сидела на полу и успокаивающе гладила по голове прильнувшую к ее груди дочку. Она мало понимала, чем заняты ее муж и Малкольм, но для нее главным было то, что все должно скоро закончиться, и их оставят в покое.

— Однако же, шериф, предупреждаю Вас: если информация в этих записях не соответствует истине, держать ответ за это будет Ваша семья, — вкрадчиво пояснял Малкольм, убирая на место стул, который использовался в качестве парты. Затем обернулся и пристально посмотрел в глаза Генри. — Поэтому спрошу один раз: Вы уверены в том, что написали?

— Уверен, — твердо заявил тот.

Ну, не признаваться же ему сразу в том, что все, что он тут настрочил, — фальшивка, от начала и до конца? «Ведь я действительно не знаю, где искать Верзилу, сукин ты сын!». Пришлось придумывать все на ходу, лишь бы Миранде не причинили вреда. И если в будущем он вернется... Но этого не произойдет, нет. Генри упрячет Терезу с дочкой в надежном месте, соберет собственную маленькую армию и...

— Бесконечно рад это слышать. Что ж, приятно было с Вами сотрудничать... шериф. — После этих слов Малкольм пустил пулю прямо в грудь собеседнику.

Мистер Генри Вилкокс, шериф Хейстак Вилледжа, любящий отец, не очень верный муж, но в целом не самый плохой человек, умер. Без картинных сотрясений, безжизненно распластавшись на полу.

Тишина, наступившая после выстрела, казалось, была оглушительней самого выстрела. Сложно сказать, но, кажется, такого поворота событий не ожидали даже бандиты....  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх