«Нарвал». Глава 7 (отрывок из произведения)

Страница: 5 из 11

дворового кота, приручать таких нужно постепенно, второго шанса такие звери не дают.

А потому я тяну комбез ниже, освобождаю Эрика от его цепкой хватки — пока до бёдер, потому что дальше ткань натыкается на вполне ожидаемую преграду. До неё я ещё доберусь — потом. А пока... Подставив ладонь под встроенный в стенку кабинки дозатор, я выдавливаю в неё струйку мыла, растираю её между ладонями, взбивая в мягкую пену, и только теперь касаюсь плеч парня. Впервые нас не разделяет ничего.

— Всё в порядке? — спрашиваю шёпотом, осторожными движениями намыливая его плечи, готовая остановиться по первому же слову, но о-ой как же мне не хочется останавливаться... Ниже, к груди, по мокрой коже, избегая касаться сосков — не знаю, насколько они у него чувствительны, поэтому оставлю это на потом. Ещё ниже, по животу, чувствуя, как подрагивают мышцы под моими ладонями, к бёдрам, пробираясь пальцами под ткань — разумеется, она непромокаемая, она и воздух не пропускает, но теперь внутрь пробирается вода, впитывается в подкладку, отчего комбез липнет к телу, нужно наконец снять его окончательно. Ещё одно движение — и Эрик наг, как новорожденный. Приоткрыв дверцу, я ногой выпихиваю одежду наружу, выпуская волну пара, и тут же снова отсекаю наш маленький рай на белом облачке от суровой окружающей действительности.

Я перехватываю руки Эрика за запястья, припечатывая к стеклу кабинки, распинаю его, прижимаю собой, всем телом, впиваясь в губы, приподнимаюсь на мысочки, так, что его член проскальзывает между моими бёдрами, касаясь стволом влажных створок моей ракушки, и целую, изощрённо лаская губы губами, проникая в его рот языком в такт движениям моего тела, впечатывая грудь в грудь, трусь по-кошачьи, скользя по мыльной коже, задаваясь только одним вопросом: долго ли он выдержит? Потому что я, кажется, уже теряю контроль.

Эрик Ланге.

Мягкий, горячий язык Риз скользит по моей коже, слегка щекоча её дразнящими прикосновениями — она делает это довольно настойчиво, но без этого раздражающего ожидания похвалы в глазах. Терпеть не могу женщин, которые занимаются сексом так, словно делают одолжение, оказывают какую-то услугу, на которую ты, будучи джентльменом, обязан ответить аналогичной любезностью. Это превращает секс из чего-то грубого, животного, чего-то, позволяющего хотя бы на время отключить отвечающие за аналитику участки мозга, в великосветское расшаркивание. Кажется, мы с Риз смотрим на это в примерно одинаковом ключе, и... ах, чёрт.

Губы лейтенант-коммандера прихватывают мою кожу, которая в этом освещении выглядит бледнее, чем у вурдалака, и оставляют на ней засос, почти сразу расцветающий нежно-лиловым бутоном. эротические истории sexytales Я не могу сдержаться, и с моих губ срывается хриплый рык. Риз раздевает меня — жадно, нетерпеливо, скользя пальцами по ткани моего комбеза, а я разглядываю её мокрые черные кудри, налипшие на лицо. Она фыркает, встряхивает головой, когда пряди лезут ей в глаза, но не останавливается ни на секунду, так что я решаю ей помочь, мягко отводя волосы в сторону. Не стану отрицать, сейчас мне хочется вцепиться в её бедра, рывком развернуть лейтенант-коммандера спиной к себе, вжать всем телом в запотевшую дверь кабинки и хорошенько отодрать — так, чтобы она вполне самостоятельно прижималась к стене ещё неделю, едва меня завидев.

Но пока я жду — мне жуть как интересно, что Риз будет делать, если я временно займу более пассивную роль. Девушки обычно к этому не привыкли, поэтому... Прикосновение намыленных пальцев застаёт меня врасплох, и я озадаченно моргаю, разглядывая руки лейтенант-коммандера. Она... пытается меня помыть? Ну, это определённо очень интимный процесс, не стану отрицать. Её прикосновения прогоняют и без того изрядно ослабевшую боль в ладонях, и у меня наконец-то получается по-человечески расслабиться — так что я позволяю делать ей всё, что только заблагорассудится. Смуглые, изящные пальцы, почему-то наводящие меня на мысли о солнечной Каталонии, порхают по моей груди — и смотрятся на ней невероятно органично.

Я киваю в ответ на её вопрос, позволяя однозначно перенапрягшимся за день и откровенно гудящим сейчас от усталости мышцам отдохнуть под руками Риз. Моё бездействие вносит определённое... приятное разнообразие в обычный сценарий акта соития. Ну, не сказал бы, что наш секс с лейтенант-коммандером хоть раз напоминал нечто обычное, конечно. В конце концов, мы сейчас можем похвастаться тем, что были единственными людьми, кто умудрился потрахаться во время гиперпрыжка.

Хо-о, офицер, у кого-то начинают сдавать нервы? Я широко ухмыляюсь, глядя на то, как мой комбез исчезает где-то во внешнем пространстве, которое сейчас кажется мне эфемерным и, по большому счёту, практически несуществующим. Сейчас самое подходящее время для какой-нибудь остроты, добавить, так сказать, перчинки — но я не успеваю даже рта открыть, как Риз неожиданно мощным рывком прижимает меня к стене кабинки, откровенно накидываясь, целуя тем самым свойственным femme fatale из старых фильмов поцелуем, который не терпит возражений и перед которым не может устоять ни один мужчина. Лейтенант-коммандер влажно отирается о меня, откровенно трется о мой член бедрами, и если бы ее каменно-твердые соски стояли хотя бы чуть-чуть острее — клянусь Сетью, она бы меня порезала. Я считаю до трёх. Ровно через три секунды я перехвачу инициативу, и кому-то определённо не покажется мало. Или покажется, но тогда через пару часиков обязательно повторим.

Раз. Язык Риз жадно стучит по моим клыкам и обвивается вокруг моего неподвижного языка. Она сама предложила сделать всё самой, хе-хе, пусть теперь недоумевает.

Два. Лейтенант-коммандер почти поскуливает от тугого комка внизу живота, явно с трудом удерживаясь от того, чтобы не насадить себя на мой член — с размаху, грубо, не сдерживаясь.

Три. Я рывком хватаю Риз за плечи и с силой вжимаю в противоположную стенку кабинки, впиваясь в её губы жадным поцелуем и беспорядочно их покусывая. Я снимаю каждый свой ограничитель — в прошлый раз нам помешали на самом интересном. Теперь... Теперь такой помехи не будет. Я подхватываю Риз под бёдра и с силой приподнимаю повыше, так, чтобы наши лица были на одном уровне — видимо, попутно задев какой-то переключатель, потому что на нас обрушиваются струи воды.

— Обхвати ногами, — хрипло шепчу в возбуждённо подрагивающие губы, ни на секунду не отпуская и надеясь, что кабинка вообще выдержит то, что мы в ней собираемся устроить.

Тай Риз.

Я знаю, откуда во мне эта жадность до секса. Я просто недоласканный ребёнок, рано потерявший родителей, воспитанный совершенно чужими людьми — до ласки ли было персоналу приюта, на котором лежала ответственность за выводок детей и куда большую группу стариков? Мне и психотерапевт не нужен, чтобы понять, что нашла я эту ласку в единственном доступном источнике, правда, добывать её приходилось понемногу, необходимыми для жизни порциями — как соль. Иначе не позволял характер. Вот и ещё одна причина, почему меня так тянет к Эрику — я чувствую эту потребность и в нём, только почему-то он боится этой ласки едва ли не больше, чем хочет. Вернее, боится её принять. И сейчас — даже не отвечает на поцелуй, видимо, растерявшись от моего напора. Мы оба — бродячие коты, которые привыкли сами решать, как и когда их можно гладить. Чувствую, нам долго придётся привыкать доверять, притираться, обламывая когти, но это не страшно — нам доставляет удовольствие сам процесс.

Если, конечно, у нас будет это «долго».

Ответный поцелуй ошеломляет напором. Это как... пар под давлением, сорвавший клапан, точно! Для полноты ассоциации — белые густые клубы вокруг. И, продолжая ассоциацию, паровой двигатель по имени Эрик подхватывает меня на руки, а поршень требовательно упирается мне в промежность. Чёрт, эти тесные кабинки и низкая гравитация просто созданы для такого! Когда мы наконец-то займёмся сексом в горизонтали, на постели ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх