Риточка. Младшая сестренка

Страница: 1 из 7

Риты я был старше на 5 лет, между нами всегда были странные, двойственные отношения. С одной стороны, все было по классическому сценарию: младшая сопливая вечно ноющая сестра бесила меня, постоянно хватала мои вещи, лезла не в свои дела, и вообще явно считала себя любимицей родителей, от чего была неимоверно нагла, самоуверенна, заносчива и капризна. Но с другой стороны, мне нравилось ее защищать от школьных врагов, даже дрался несколько раз за нее, и если она заболевала, то я заботился о ней, ухаживал и оберегал. Видимо, в глубине души любил эту маленькую вредоносную привереду.

В детстве она была толстенькая и вела себя просто мерзко — истерила, требовала подарков и внимания, вредничала и пакостила мне ежедневно. Я тогда был подростком, и именно в тот период Рита бесила меня особенно сильно, пропасть между нами тогда была велика. Но все изменилось, когда у нее началось половое созревание. Она вдруг разом осела, стала такая тихая, даже замкнутая, нежная и очень впечатлительная. Меня как будто стала побаиваться, прежде чем зайти в мою комнату всегда робко стучала, а если хотела что-то взять, то всегда спрашивала. И я переменил свое к ней отношение, мы стали намного ближе чем раньше, сестра больше не раздражала меня своим существованием. Внешне она тоже начала меняться — детский жирок постепенно растаял, начала формироваться фигурка, наметились груди и округлились бедра. Личико у нее всегда было хорошенькое — этим засранка и брала, но теперь, когда с него сошла детская пухлость она начала казаться привлекательной, ну, как девушка.

Со временем мы с сестрой очень сблизились, она делилась со мной своими бесхитростными «секретами» и постоянно спрашивала советов как у взрослого. Так получилось, что в самые важные моменты ее женского созревания самым близким ей человеком оказался именно я. Помню, однажды вернулся из института домой, слышу — плачет кто-то в ванной. Зашел туда, а Рита сидит на краю ванной, ноги все в крови, зареванная, испуганная. Я-то сразу понял, что у нее месячные пришли, а она похоже испугалась. Я тогда к ней подошел, успокоил, все рассказал про эти дела и дал прокладку — знал, где мать хранит свои. Ей бы конечно спросить у матери о таких вещах, но она у нас какая-то странная, слишком строгая и чопорная, и все такие разговоры всегда пресекала. Вот Рита и оказалась одна в такой момент, без должной информации, подготовки.

С тех пор Рита прониклась ко мне особым доверием, и все свои дела всегда обсуждала со мной. Впервые я заметил, что она созрела когда ей было лет 15. Стала интересоваться мальчиками, почитывала тайком эротику, расспрашивала у меня о девушках, а по ночам я иногда слышал из-за ее двери тихую возню и тяжелое дыхание — видимо, сестренка уже вовсю теребила свою писюльку, спуская гормональное напряжение. Как только я стал догадываться о том, что она уже хочет секса, мое тело сразу же отреагировало на эту новость. Теперь, когда Рита садилась слишком близко ко мне или в моем присутствии щеголяла в белье, я ощущал в штанах тесноту и напряжение. Естественно я не думал о том, чтобы трахнуть родную сестру, просто так парни устроены — если девочка красивая, полуголая, то ты ее захочешь, даже если это твоя сестра. Поэтому особого внимания на свои стояки на Риту я не обращал — это было естественно. Она по-прежнему была моей младшей сестрой, и только.

Но видно все-же что то изменилось между нами, может, я даже сам не осознавал что именно, но с тех пор как Рита повзрослела и обрела именно женскую привлекательность, я начал воспринимать ее все больше сексуально, чем по-родственному. Обнимая ее теперь, случайно прикасаясь к ее телу, сидя с ней рядом я чувствовал приятное тепло, которое ощущал только со своими девушками, но не с сестрой. Мне нравилась ее близость именно физически, я был не против лишний раз ущипнуть или потискать ее, в шутку прижать или повалить на кровать, чувствуя как она бесится и пытается вырваться, тесно касаясь своими юными девственными прелестями моего тела. Все это я делал неосознанно, без умысла, то есть у меня не было планов специально потискать ее, испытать возбуждение, это всякий раз выходило бессознательно и стихийно. Тогда мне казалось, что это нормально — наверное, у многих в такой ситуации возникало мимолетное влечение, не единственный же я на свете, кто хотя бы на секунду захотел секса при тесной близости с сестрой.

Но со временем я осознал, что ревную Риту. Любые ее убогие и неловкие начинания с мальчиками волновали меня, если она шла гулять с кем-то, я злился и нервно посматривал на часы, думая о том, чем они могли бы сейчас заниматься. Я знал, что она еще девственница — часто спрашивал ее об этом. Но в любой момент кто-то из озабоченных парней, с которыми она гуляла, мог продырявить ее своим неумелым членом. Сам я знал, что ничего хорошего ее не ожидает при таком раскладе — у меня было несколько девушек, для которых я был первым. Первый мой раз с целкой был провальным — я все сделал плохо, ей было больно, и очень скоро она меня бросила. Но потом я подошел к этому вопросу серьезнее, готовился, и следующие вроде остались довольны. Во всяком случае, они сказали, что было хорошо и не больно. Я не хотел, чтобы мою сестру лишил девственности какой-нибудь малолетний неумеха, думающий только о том, как бы скорее засунуть свой стручок внутрь женского тела. Поэтому бесился всякий раз, если сестра возвращалась поздно.

Не скажу, что мысли о половой жизни сестры были для меня навязчивыми, я думал только о ней и т. д. У меня самого было достаточно интересов, много друзей, девушки постоянно вокруг вились, было много секса и отношения постоянные тоже имелись. Так что я не был каким-то там извращенцем, повернувшемся на родной сестре. Но все же частенько подумывал о ней, беспокоился за ее целку, чувствовал некую ответственность за нее — она же малышка еще совсем, развести ее и облапошить было делом пустяковым.

Так время шло, Рита все еще была девственницей, похорошела еще больше, стала сексуальной, какой-то томной, и я все чаще ловил себя на грязных мыслишках о ее теле, о том, что она все еще девочка... Не знаю, решился бы я когда-нибудь воплотить их в реальности, наверное, нет. Скорее всего, это прошло бы, у меня были девушки, с которыми мне было хорошо, сестра нашла бы себе парня и перестала бы меня интересовать. Но в какой-то момент она будто сама подтолкнула меня на нечто большее. Не знаю, как и выразить... Я не сразу это заметил, но Рита стала смотреть на меня по-другому. Однажды я обнаружил, что она подсматривает за мной в душе, с интересом разглядывает мое тело — видел в зеркале ее затуманенный взгляд и приоткрытый ротик. Пару раз присаживаясь ко мне на колени она слишком тесно прижималась попкой к моему паху, а когда я как обычно поглаживал ее по спине, слишком уж чувственно выгибалась, как кошка, как женщина в руках мужчины. Прежде сестра не реагировала на меня как на мужчину, я это точно знал. Но теперь все начало меняться. Видимо ее распирала неудовлетворенность, растущее томление не давало покоя, гормоны бушевали, вот она и подластилась ко мне, может даже не специально. Честно говоря, меня обеспокоило это. Одно дело я — мое влечение носило другую природу, по факту мне было не так уж важно, на кого у меня встал — на Риту или на кого-то из моих подружек. А вот Ритины поползновения явно были ориентированы именно на меня. Осознание того, что она хочет меня, будило во мне преступное желание, подстегивало и распаляло мозг ядовитой мыслью — а что если сделать этот шаг? Иногда даже в оправдание собственным грязным желаниям я придумывал себе отмазку — со мной ей будет лучше, чем с другими, я не сделаю ей больно, ни физически, ни морально. Ей будет хорошо, я сделаю ей хорошо... Лишь бы меня никто не опередил и не порвал ей дырочку.

Все это были лишь искусительные мысли, к которым прибавились эротические фантазии, где я соблазнял Ритку, вытворяя с ней все мыслимые и немыслимые кульбиты в постели, ласкаю ее и целую. Иногда я даже фантазировал, как ночью проберусь в ее ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх